09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МИРНЫЙ РАЙОН

Карпов Вадим
Опубликовано 01:01 18 Марта 2000г.
Наурский район Чечни освобожден в числе первых. Он считается мирным, спокойным. Да и разрушений особых здесь нет. Под снаряды попало сто домов. С Грозным никак не сравнить. Но даже сюда путешествие из соседней Северной Осетии от Моздока похоже на поездку в некую изрядно обезлюдевшую зону. И невольно чувствуешь себя в роли сталкера.

Чем ближе административная граница, тем пустыннее дорога. И никаких пешеходов. По сторонам - только поля, утопающие в привычном утреннем тумане. Все тише разговоры в автобусе. Даже как-то не по себе становится. И наконец дорожный указатель - белым по синему фону: "ЧЕЧЕНСКАЯ РЕСПУБЛИКА". Встречают нас вооруженные и настороженные омоновцы. На вопросы отвечает только старший - остальные угрюмо отмалчиваются. Любая съемка запрещена. Кругом окопы, огневые точки, закопанный в землю бронетранспортер... Двухэтажный кирпичный таможенный пункт времен Масхадова превращен в крепость. Мешки с песком в окнах, колючая проволока. Действовать здесь надо просто и четко: "Водитель, останови машину, выключи двигатель, предъяви документы".
Надо полагать, в войну здесь не играют. В темное время по дороге поедет разве что сумасшедший. Могут обстрелять как боевики, так и федералы. И те и другие вряд ли предупредят о своих намерениях. И потому водитель предусмотрительно договаривается на посту. Если задержится, то на обратной дороге при подъезде к блокпосту помигает несколько раз светом в салоне.
К столице района, станице Наурской, тоже просто не подобраться. Очередной блокпост. Чтобы лишние машины не проскочили, бойцы ОМОНа положили на дорогу бороны. Простенько, но надежно.
Сама станица, по крайней мере внешне, живет вполне мирно. Работает администрация. В числе первых трех лиц, кто принимает граждан, указаны: комендант Виктор Кузнецов, глава администрации Сергей Пономаренко и начальник управления сельского хозяйства Эюбов Седид. Работают коммерческие киоски с неистребимым запасом сникерсов, разноцветных напитков и прочей ерунды. Магазины открылись. И упразднен за ненадобностью музей боевой славы боевиков. Сами они - человек 600 - ушли из Наурской без боя. В школе вовсю идут занятия. Народу на улицах много, разбитых домов не видно. Дороги прибранные. И пенсии уже платят. О чем мне не без гордости сообщила Анна Владимировна Синельникова: "Три пенсии уже выдали. По 420 мне и столько же мужу. А когда война кончилась, то сразу свет дали и газ".
Правда, с 18 часов начинает действовать комендантский час, который длится в отличие от Грозного не до 8, а до 6 утра. И потому еще не работает кинотеатр с ностальгическим названием "50 лет Октября".
Проблемы больше мирные, похожие на те, что есть, наверное, в любом российском сельскохозяйственном районе с поправкой, разумеется, на минувшую войну. На центральной площади в ожидании приема у главы района топчется чеченец Зия. Да не простой, а фермер. Один из 360, что входят в ассоциацию местных фермерских хозяйств, имеющих в своем распоряжении 8 тысяч гектаров. Осенью на своих землях он успел собрать только помидоры, потому как 6 сентября начались боевые действия. Пропали кукуруза, тыква, подсолнечник... К властям он пришел, чтобы подписали акт о гибели урожая: "А вдруг возместят? И вообще, если государство не поможет, фермеры пропадут, - сетует он. - Горючего нет. В прошлом году Руслан мне пахал - 100 рублей за гектар брал. И сейчас он согласен. Только, говорит, дай сначала солярку. Где ее взять? Живем мы пока на пенсию матери и жены. Она у меня учительница. Преподает математику в старших классах - стали зарплату платить. А мне к земле надо..."
И если боевики не будут тревожить, если Руслан трактор заведет, то жизнь, по мнению моего собеседника, вполне нормальная.
Работает ныне и библиотека - она в двух шагах от администрации. На виду. Учреждение вполне мирное. Но даже сюда за мной идет один из сопровождающих журналистов боец охраны, не давая забыть, что находимся мы все-таки в особой зоне. Поговаривают, что боевики в свое время сделали Наурскую спальным районом - приезжали сюда отдыхать от боевых действий. И склады с оружием военные то и дело находят.
- Два месяца мы не работали, - сообщает библиотекарь Марина Лабазанова.- До сих пор читальный зал не действует. Выдаем книги только на дом.
- А что сейчас предпочитают люди? На какую литературу спрос?
- На специальную. Многие берут пособия по строительству, по ведению фермерского хозяйства. Сегодня, например, приходил Рамзан Кушаев - он директор плодопитомника...
- Питомник сохранился?
- Да, деревья остались - алыча, вишня, только контору сожгли. Так вот Рамзан заказал "сельскохозяйственные" книги. Директор нашего рыбхоза Ася Янарова попросила пособие по рыбоводству. Художественная литература прежним вниманием не пользуется. Сейчас не до вымышленных страстей. Свою жизнь надо как-то обустраивать. Дети же просят сказки и совсем не берут книги о войне. Она всех достала.
- Спокойно вам живется?
- Не сказала бы. И самолеты летают, и боевики рядом. И комендантский час. А льгот нам по зарплате - никаких. 825 получаешь в месяц - это что, много?
Пора идти. Глава района Сергей Пономаренко проводит первую послевоенную пресс-конференцию. Коротко обрисовывает картинку жизни Наурского района, в котором ныне проживает около 50 тысяч человек.
- В основном 85 процентов у нас - чеченцы. И все хотят мирной жизни. Устали от человека с ружьем. Менталитет чеченца не просто работать, а зарабатывать. С этим пока трудно. Техники мало. Но вспахано уже больше 15 тысяч гектаров... Первое, что мы сделали, - восстановили систему образования и здравоохранения. Больницы работают, школы. Учатся 14 тысяч детей. Учителям уже трудно найти работу - все вакансии заняты. Работает первая программа телевидения. Почтовая связь еще не налажена. Газеты можно купить лишь в Ставропольском крае. Но можно позвонить. Есть в станице междугородка.
...Беженцы - у нас 5 тысяч жителей Грозного и Ведено - не получают пенсию. Естественно, они влияют на настроение местного населения... Задержано 63 боевика, жителей района. И есть еще списки на 460 человек, кто принимал участие в боевых действиях...
Война сказалась на здоровье, что заметно по пациентам местной больницы. Грипп обошел район стороной, зато очень много нервных, сердечных заболеваний. "Особенно стресс сказался на женщинах, - рассказывает главный хирург больницы К.Магомедов.- Их у нас много. И почти совсем нет детей. Они просто не понимали, что происходило".
Все дети сейчас возле школы. Выскочили во время перемены на улицу, благо хорошая погода, и вовсю резвятся. В Наурской школе занимаются 860 ребят, в основном чеченских. Русских очень мало - 64 ученика.
- Но дети берегут друг друга, - рассказывает учительница химии и биологии Вера Захарченко.-Одни сочувствуют федералам, другие - боевикам. Но эти вопросы, общаясь друг с другом, не поднимают. Играют во что угодно, но только не в войну. И мы стараемся такие вещи смягчать. Говорим об общечеловеческих ценностях, уважении, товариществе, не касаясь темы боев. И дети не враждуют по национальному признаку. И чеченцы, и русские вместе играют, вместе проводят время.
- А как бои, разруха отразились на успеваемости?
- Учиться, наоборот, лучше стали. Особенно в выпускных классах. Артур Духаев, Ибескова Малика идут на золотую медаль. Артур хочет в технический вуз. Химия и физика - его любимые предметы. Малика решила поступать в медицинскую академию в Ставрополе.
- Как отразилась война на психике детей?
- Депрессии возникали, заторможенность появилась... Сейчас повеселее стали. Но все равно улыбаются мало, редко шутят. И очень истощенные, гемоглобин у всех низкий. Понемножку жизнь налаживается. Только-только в школе затопили. Обули мы детишек. Привезли тетради в школу - по 10 на каждого, ручки, хорошие географические атласы. И учителя вернулись - Захарченко Борис, Аленчева Валентина... Даже рисование и черчение мы теперь можем преподавать... И зарплату платят. Не очень много, конечно, но все-таки. У меня - высшая категория, работаю на полторы ставки - получаю 1200 рублей. Раньше, при Масхадове, вообще зарплату не давали. Родители учителям собирали - по 20-40 рублей. Получала тогда втрое меньше.
- А кем хотят стать дети после окончания школы?
- Многие - медиками. И еще - экономистами.
Только у исполняющего обязанности коменданта района Олега Гусева совсем недетские проблемы. Вчера в сарае заброшенного дома нашли два ручных пулемета, 400 патронов. Надо быть начеку...
Но жизнь все-таки начинает, кажется,брать свое, тянется к миру. В станице Мекенская, через которую мы возвращались обратно, на автобусной остановке появилось объявление: "С понедельника открывается автобусное сообщение до Моздока. Время отправления - 8.40. Стоимость проезда - 50 рублей".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников