10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТРОГОЕ СОДЕРЖАНИЕ

- Случай членовредительства имел место в отряде N 15, - рассказывает начальник Красноярской колонии N 27 Сергей Дойко. - Там осужденные содержатся на строгих условиях. Раны у шестерых пострадавших незначительные. Таким способом они хотели добиться смягчения режима содержания.

Диагноз, поставленный по горячим следам, у всех пациентов звучит совершенно одинаково: "Аутоагрессия. Инородное тело (гвоздь) в мягких тканях грудной клетки. Резаная рана передней брюшной стенки". Другими словами, сокамерники Евгений Лисицын, Данияр Туланбаев, Алексей Назаров, Артур Ромахин, Паата Кардава и Павел Колесников загнали себе по гвоздю между ребрами и при помощи металлических частей от зажигалок надрезали кожу на животе. Подобными вещами чаще всего "балуются" обитатели колоний для несовершеннолетних. В уголовной подростковой среде членовредительство почитают почти за подвиг. Кроме того, всегда приятно насолить воспитателям и хоть немного отдохнуть в больничке.
Все эти "смельчаки"-членовредители говорить со мной отказались. Они - злостные нарушители порядка отбывания наказания. Именно поэтому попали в отряд строгих условий содержания. В колонии, согласно существующим законам, осужденные содержатся по-разному. Есть общий режим - для "середнячков". Есть улучшенные условия - для тех, кто делает все, чтобы освободиться условно-досрочно и начать другую жизнь. Быт здесь устроен почти по-домашнему. Есть своя столовая со скатертями на столах, душевая и даже сауна.
Строгие условия - совсем другое дело. Никаких дверей в камеры - сплошные решетки. Видеокамеры фиксируют каждый шаг в любое время суток. Подъем - в 5, отбой - в 21 час. Обязательная зарядка, затем - работа. Перекур - один раз в два часа, по 15 минут, в строго определенном месте. Жесткий график и неусыпный контроль, конечно, никому не нравятся. С другой стороны, в отряде строгих условий собрались далеко не ангелы, большинство отбывают не первый срок. Павел Колесников и Алексей Назаров прибыли в Сибирь из Москвы. Первый осужден за похищение людей, второй - за разбойное нападение.
- Я разговаривал с этими осужденными, - говорит начальник ГУИН по Красноярскому краю генерал Владимир Шаешников. - Один из них сказал: "Вы загнали нас в тупик". Да, когда идет постоянное видеонаблюдение, да еще сопровождается оно громкой связью: "Встаньте, вам не положено лежать", - это людей напрягает. Но ведь не всех, а только тех, кто систематически нарушает порядок. Будут вести себя нормально - не будет и таких проблем. Когда бывший заключенный вдруг заявляет по местному телевидению, что в колонии бьют людей, я с ним соглашаюсь. Да, мы применяем спецсредства, но делаем это по закону. Недавно осужденный сорвал с сотрудника погон - и получил 4 удара дубинкой по ягодицам, на него надели наручники. Когда такие случаи происходят, мы обязательно составляем акт, уведомляем об этом прокуратуру и уполномоченного по правам человека. Кстати, в ИК-27 сразу после ЧП было сделано то же самое.
Понятно, что все осужденные разные. Кто-то попал в колонию случайно: из-за житейских трудностей, по безволию, в силу каких-то нелепых обстоятельств. Однако среди них всегда есть часть людей, для которых череда преступлений, в том числе самых тяжких, и регулярные отсидки - привычное существование. И отбывая наказание, они не желают существовать по общим законам, предпочитая вводить собственные "правила игры", втягивать в это других, влиять на окружающих. Именно для такой категории и введены строгие условия содержания.
- Хочу прямо сказать, - подчеркнул Владимир Шаешников, - что у нарушителей не будет возможности устроить свою жизнь в колонии так, как им хочется. Здесь есть начальник, и никаких смотрящих, никаких "авторитетов" тут не будет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников