29 сентября 2016г.
МОСКВА 
14...16°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.16   € 70.88
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕЙСТВУЙТЕ НАСТОЙЧИВО!

Рак Любовь
Опубликовано 01:01 18 Апреля 2000г.
Все началось с заседания ассоциации "Сибирское соглашение", которое в присутствии и.о. президента страны проходило в Иркутске. Слово для выступления взял генеральный директор Красноярского завода комбайнов Юрий КОРОПАЧИНСКИЙ. О проблемах отрасли он говорил жестко и эмоционально. В итоге заставил зал аплодировать и обратил на себя внимание высокого начальства.

В тот же день Владимир Путин и Юрий Коропачинский встретились еще раз, что называется, тет-а-тет, и директор получил нежданное задание - до 1 марта подготовить альтернативный проект постановления, касающийся развития сельхозмашиностроения в России. Для классических чиновников ситуация - из ряда вон, почти скандальная.
- Мое выступление было чистым экспромтом, - рассказывает Юрий Игоревич. - Но я почти два месяца работал в составе комиссии, которая трудилась над постановлением правительства по сельскохозяйственному машиностроению. Мы вместе с директорами ведущих заводов, с министерствами экономики, сельского хозяйства потратили два месяца, а в результате постановление не было подписано вообще. То, что работа над важной государственной проблемой была полностью игнорирована, лично у меня вызвало острую досаду. И в Иркутске я высказал все, что по этому поводу думал.
Коропачинский говорил о том, что в стране от тракторно-комбайнового парка осталась лишь половина - следовательно, земли мы можем обработать в два раза меньше, чем следует. Положение катастрофическое, потому что посевные площади - это хлеб, а хлеб - основа питания у нас. Скажем, без зерна не может быть животноводства. Значит, не будет говядины и свинины, не будет куриного мяса, не будет молока. Ни много, ни мало - речь идет о продовольственной безопасности страны.
В прошлом году вышли из строя 30 тысяч комбайнов, а новых выпущено - 1800 штук (1100 из них - Красноярским заводом, 700 - Ростовским). Всего же, чтобы довести отрасль до нормального рабочего состояния, требуется 230 тысяч машин. Если покупать их за рубежом, надо сразу заплатить 40 миллиардов долларов. А затем по 4 миллиарда - ежегодно. Таких денег нет и никогда не будет. Российские комбайны дешевле, но даже если сегодня обеспечить деньгами под завязку, они не смогут прыгнуть выше крыши и увеличить объемы производства в 50 раз.
Существующая политика в АПК даже теоретически изменить ситуацию не в состоянии. Тем временем готовая концепция развития тракторного и сельхозмашиностроения России, над которой три года работали самые серьезные силы, не принята - она просто лежит, пылится за ненадобностью... Тяжелая машина под названием "государство" спотыкается на каждом шагу, вязнет в собственной неразберихе.
- В том же Краснодаре на совещании по вопросам АПК, - говорит Юрий Коропачинский, - проект постановления создавался с колес. Решили: давайте, раз на носу выборы, понапихаем туда все, что накопилось, создадим этакого пятигорбого верблюда, авось что-нибудь и выгорит. Наворотили вещей, которые противоречат если не Конституции, то Налоговому кодексу, Закону о бюджете. Понятно, что в таком виде этот проект никогда подписан не будет.
Владимир Путин мне сказал: подготовь свой проект. И я такой документ подготовил. Причем не на основании собственных измышлений, а на основе той работы, которая уже была сделана. Сомнения на счет того, что дальше порога какого-то директора из Красноярска в Кремле не пустят, меня посетили сразу, но исполняющий обязанности президента меня разубедил. Дал фамилию и телефон начальника секретариата и посоветовал быть настойчивым. Встретившись с этим человеком, я от него услышал: "Давайте начнем с того, что с Путиным вы не встречались и никакого поручения он вам не давал". Извините, но я еще в своем уме...
Вообще-то Коропачинский подготовил сразу два вида документов, одни - по отрасли, вторые - по Красноярскому заводу комбайнов. Последние были отписаны правительству и почти со стопроцентой вероятностью будут похоронены. Пройдя по традиционной цепочке: из президентской канцелярии - к министру сельского хозяйства, от него - в соответствующий департамент, они, скорее всего, вернутся по почте в Красноярск. Вместе с короткой запиской исполнителя, рассказывающей о невозможности выполнения поставленных задач. Хотя проблемы не заводские, а государственные.
К примеру, сложности, возникшие в связи с введением эмбарго в отношении Ирака. В свое время правительство выделило кредит для поддержки российского экспорта в эту страну, а Красноярский завод поставил туда комбайны, не получив в связи с прекращением экономических отношений за них ничего. Зато теперь Минфин считает заводу проценты с кредита, более того, курсовой рост вылютной выручки за комбайны (которую никто не получал) по всем нормативным документам считается прибылью, и предприятие обязано платить на нее налоги. Чтобы "развязать" ситуацию, необходимо, чтобы президент страны вышел с законодательной инициативой, а Госдума приняла закон.
- С проектом постановления по отрасли, - рассказывает Юрий Игоревич, - еще смешней получилось. Он лежит в столе одного из начальников департамента экономики, которого я ни разу в жизни не видел. Устный комментарий, полученный мною по телефону от его помощника, сводится к следующему: ну и что, что Путин дал вам поручение? Мы будем действовать по-другому. Получается, аппарат решает, что ему надо, а что не надо делать? При этом документу даже не присвоен входящий номер. Почему? Тут я могу только предполагать. Конечно, проект можно было бы послать по той же цепочке, что и заводские документы. Но! Путин ведь поручение давал - а вдруг он спросит о нем? Тогда через 5 минут чиновники отрапортуют: все готово!
Коропачинский продолжает действовать настырно, в частности, пытается передать письмо Владимиру Путину через губернатора Красноярского края Александра Лебедя. Хотя ни лично директору, ни его заводу этот злосчастный проект постановления по большому счету не нужен. Завод работает с прибылью, увеличивает объемы производства (в прошлом году - в 4 раза), повышает зарплату своим рабочим, исправно платит налоги. Красноярские комбайны, относительно дешевые и качественные, рассчитанные на зону рискованного земледелия, пользуются стойким спросом. В нынешнем году завод выпустит порядка трех тысяч машин, почти в три раза больше, чем в прошлом, и опять улучшит свои дела...
Но для страны-то это - капля в море, стране требуются 230 тысяч комбайнов, причем срочно.
- Понимаете, - говорит Коропачинский, - вся эта история - это не мой конфликт с чиновниками, это конфликт структурный. Есть проблема, есть органы государственного управления, которые не способны ее решить, и есть глава государства, который хотел бы попытаться это сделать. А я только выполняю поручение и, как он советовал, действую настойчиво.


Loading...

Госдеп пригрозил России терактами из-за позиции по Сирии.