01 октября 2016г.
МОСКВА 
15...17°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.40   € 70.93
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МИХАИЛ КАСЬЯНОВ: НЕПЛОХО БЫ ПОЛУЧИТЬ МИЛЛИАРД

Сиснёв Виссарион
Опубликовано 01:01 18 Апреля 2000г.
На этот раз сессия Международного валютного фонда и Всемирного банка совпала по времени со встречей министров финансов и руководителей центральных банков "большой семерки" наиболее развитых стран, которая тоже состоялась в Вашингтоне. И это не единственное отличие от прошлых лет. Вашингтонская весна очень напоминала осень прошлого года в Сиэтле, когда там собралась конференция Всемирной торговой организации. Тогда ее работа фактически была сорвана хорошо подготовленным и нередко принимавшим агрессивные формы протестом самых различных организаций против "глобализации экономики" и "ограбления слаборазвитых стран".

Серия таких протестов, правда, носивших пока более мирный характер, уже неделю продолжалась и в столице. Никто точно не знает, каким образом родилось это движение, в которое входят и "зеленые", и анархисты, и хиппи, и люди, называющие себя революционерами, и официальные профсоюзные организации. Спектр лозунгов - от "Аннулировать долги третьего мира!" и "Ликвидировать МВФ и Всемирный банк - орудие международного империализма!" до "Сохраним природу для будущих поколений!" и "Нет - статусу наибольшего благоприятствования для Китая!". Вес тому, что происходило вокруг здания МВФ, ВБ и Блейр-хаус, старинного особняка напротив Белого дома, где заседали министры, придало участие высших руководителей американского профцентра АФТ - КПП.
Столичная полиция и другие силовые ведомства заранее подготовились к любому сценарию развития событий. Было закуплено на миллион долларов специального снаряжения для "контроля толпы". А к воскресенью около семисот демонстрантов оказались под арестом.
На заседание "семерки" прибыл первый заместитель председателя правительства РФ, министр финансов Михаил Касьянов. В ее работе он и председатель Банка России Виктор Геращенко участвовали всего около часа, после чего встреча опять стала "семеркой". Судя по всему, главной целью двухдневного визита первого вице-премьера было установление личных связей как с руководством международных финансовых организаций, так и - особенно - с деловой элитой Америки, которую он назвал "одним из естественных партнеров России".
На встрече с российскими журналистами Касьянова спросили, может ли он подтвердить, что его прочат в премьер-министры. Он ответил уклончиво, но понимающие люди обратили внимание на такой факт: первый вице-премьер прибыл спецсамолетом на закрытый военный аэродром "Эндрюс", чего до сих пор удостаивались только премьер-министры и министры иностранных дел.
Михаил Касьянов встречался с руководителями ведущих частных банков США, а также ряда корпораций, вел беседы в Американо-российском деловом совете, МВФ и Экспортно-импортном банке США, с помощником вице-президента по национальной безопасности Леоном Фертом (Клинтон и Гор находились вне Вашингтона), с министром финансов Лэрри Саммерсом и заместителем госсекретаря, бывшим послом в России Томасом Пикерингом. По итогам этих встреч первый вице-премьер констатировал "рост готовности к сотрудничеству с Россией" и появление надежды на "увеличение притока инвестиций как в реальный, так и в банковский сектор российской экономики". Что касается "чеченской темы", то она, по словам Касьянова, поднималась, но "не как блокирующая", ее не выдвигали в качестве помехи для оказания России экономической помощи.
Говоря об участии российской делегации в весенней сессии МВФ и ВБ, он сказал, что "идет процесс консультаций с фондом по выработке такой программы будущего правительства, которая пользовалась бы поддержкой МВФ". А после субботнего выступления перед "семеркой" в Блейр-хаус Касьянов сказал, что не исключает возобновления кредитования России мировыми финансовыми организациями во второй половине текущего года. Этот оптимизм вслед уже улетевшему на родину гостю разделил на пресс-конференции министр финансов США Саммерс, заявивший, что при наличии хорошей экономической программы Россия может рассчитывать на "очень продуктивный диалог с МВФ, ВБ и Парижским клубом кредиторов. Та же нота звучит в итоговом коммюнике "семерки".
Корреспондент "Труда" попросил первого вице-премьера пояснить, в чем состоит принципиальная разница между ожидаемыми кредитами и теми, что выделялись прежде. Михаил КАСЬЯНОВ ответил:
- Наша программа будет выработана во второй половине года, и мы, естественно, хотели бы, чтобы она нашла поддержку в международных организациях, в том числе и финансовую. Если понимание будет найдено, то, по моему мнению, неплохо было бы получить до конца года, скажем, миллиард долларов. Хотя мы можем обойтись и без него. Но этим миллиардом Россия заменила бы бюджетные источники погашения своих долгов, и средства бюджета пошли бы на решение других задач внутри России. Нам необходимо не забывать о долгах, накопленных в предыдущие годы, когда бюджеты не исполнялись полностью. Перед населением впрямую мы долгов уже не имеем, а перед промышленностью они есть - за выполненные государственные заказы. Погашение этих долгов - еще один импульс для закрепления позитивной тенденции, появившейся в прошлом году в экономике. Нельзя ставить так вопрос: "На что пойдет миллиардный кредит?" Он должен пойти не на что-то, а на комплексные программы, на создание условий для сбалансированности бюджета и укрепления инвестиционной составной банковского сектора, его способности кредитовать промышленность. Совокупность всего этого работает на увеличение промышленного производства, на создание дополнительного национального продукта и в конечном счете на способность государства повышать зарплату и пенсии.
- Правильно ли будет сказать, что Россия будет ориентироваться не на дальнейшее наращивание международных долгов, а в основном опираться на собственные ресурсы?
- Западные кредиты для частичного погашения нашего долга нужны. Но я за сбалансированную политику в этой сфере - с тем, чтобы она не приводила к дальнейшему наращиванию нашего внешнего долга. Если кредиты есть, мы можем бюджетные средства направлять на те цели, которых я коснулся. Если их нет - мы значительную часть доходов должны тратить на обслуживание долгов. Это означает, что население будет гораздо дольше нести тяготы кризиса, который настиг Россию в 1998 году. Мы стараемся сформулировать политику таким образом, чтобы период восстановления жизненного уровня 1997 года был как можно короче - не за десять лет, как это предполагает макроэкономический сценарий, а, может быть, даже за три года.
Успехи прошлого года дают возможность ободряюще говорить на эту тему. Еще год назад я бы не дал бы такого ответа, сказал бы - нужно не менее шести лет на восстановление. Реальная покупательная способность населения благодаря индексации зарплаты и пенсий только за прошлый год поднялась примерно на 20 процентов. Существенным образом увеличился розничный товарооборот. А это один из источников экономического роста.


Loading...

Госдеп пригрозил России терактами из-за позиции по Сирии.