Бордюры помешали пожарным подъехать к Нотр-Дам

К счастью, великолепные витражи на южном фасаде уцелели. Фото автора

Пожарные машины не могли подъехать близко к стенам собора по вполне прозаической причине


Прошло несколько дней после пожара в центре Парижа, но эта тема по-прежнему остается самой обсуждаемой в СМИ всего мира и на просторах интернета. Конечно, случившееся в самом известном христианском храме Франции, да и, пожалуй, всего мира, стало трагедией не только для христиан, но и для культурных людей всего мира (включая атеистов) – что бы там ни говорили по этому поводу отдельные, мягко говоря, оригиналы.

Как воспринимают произошедшее сами парижане – «Труду» рассказал Иван Донченко, французский экскурсовод, бывший преподаватель курса «Истории цивилизации» в Сорбонне и других ведущих вузах:

- Последний раз я две недели назад водил на экскурсию в Нотр-Дам группу студентов МГУ. Именно после их телефонного звонка я сейчас и узнал о пожаре.

Эксперт «Труда» Иван Донченко. Фото с его страницы в Facebook

Величайший памятник культуры и истории Нотр-Дам выполнял так много функций, что даже долго их перечислять. Например, на одном из лучших мире органов регулярно проводились музыкальные выступления, для этогокаждую неделю приезжали известнейшие в мире исполнители, например, россиянин Гарри Гродберг.

Конечно, Нотр-Дам имел по статусу большое значение также как место молитв и паломничества для христиан всего мира. По два раза в день проводились службы, во время которых туристов на входе предупреждали и просили не проходить далеко внутрь, чтобы не беспокоить молящихся. Это был кафедральный собор католической церкви, их вообще во Франции немного, а в Париже всего два, в которых на государственном уровне проводили различные торжественные мероприятия – Нотр-Дам и Дворец Инвалидов.

Прокурор республики заявил, что следов поджога не обнаружили. Но при этом и руководитель строительных работ утверждает, что подведомственных ему рабочих в момент возгорания тоже на объекте не было, так что исключается и случайное возгорание во время работы. Тем не менее, эта версия усиленно поддерживается официальными лицами Франции. Хотя год назад возле Нотр-Дам уже ловили несколько арабов, которые привезли несколько газовых баллонов и даже успели доставить их к стенам собора. А две недели назад подожгли церковь Святого Сульпиция (l'égliseSaint-Sulpice), известную всему миру по фильму «Код Да Винчи», но успели быстро потушить и поймать злоумышленников. Так что версия поджога весьма вероятна, и её не скрывают не только простые обыватели, но и медийные лица.

Один обозреватель так и заявил: «Мы находимся в оккупации у мусульман». В интернете разместили много фотографий, на которых мусульмане Парижа дружно радуются случившемуся. Но лично я на улице и в общественном транспорте ничего подобного не замечал – лица у всех мигрантов более мрачные и настороженные, чем обычно.

Государственные чиновники пока мало чего конкретного говорят, а всё больше оправдываются. Спрашивают у них: «Почему не использовали при тушении не только воду, но и сильные химические пенные средства?» Они отвечают: «А мы боялись ими повредить картины». Тем не менее, все картины внутри собора сгорели.

Терновый венец, гвоздь и деревянные части креста, на котором был распят Иисус, удалось спасти. Но эти реликвии располагались в пристройке, до которой огонь не дошел. Но большие картины великих художников, висевшие по периметру помещений собора, сгорели все. По всей видимости, сгорели и три православные иконы – одну подарил Парижу Алексий II, вторую – украинское правительство, третью – премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. К счастью, остались целыми великолепные стеклянные витражи – они располагались с южной и северной стороны собора, то есть, далеко от эпицентра огня. В каком состоянии ценнейший алтарь и барельефы – пока не сообщают, но часть великолепной лепки по периметру пропала, так как стены собора в некоторых местах разрушены. Сообщают, что большая часть органа сохранилась. Полностью уничтожена крыша – чудо строительной техники для своего времени.

Этот шпиль мы больше не увидим. А новый уже не будет историческим объектом

Большинство коренных французов морально подавлены, если не сказать больше. Многие воспринимают случившееся как мрачное предзнаменование. Дело в том, что на упавшем шпиле находился флюгер с запаянными в нем мощами Святого Дионисия и Святой Жевеньевы – хранителей и покровителей города. Революционеры 230 лет назад утопили в Сене гроб святой Жевеньевы, но до этих мощей не добрались. Теперь пока неизвестно их состояние. Момент падения шпиля для многочисленных наблюдающих на другом берегу Сены стал кульминацией трагедии.

Усугубляет горе верующих тот факт, что произошло несчастье в Великий понедельник Страстной недели. Обычно в течение этой недели ежедневно на поклонение выносили терновый венец Христа. И обычно в течение этой недели один день отдавался для православной службы. Так что для православных людей Парижа пожар стал не меньшей трагедией, чем для католиков. А вообще во Франции, вопреки заявлениям многих публицистов, меньше верующих не стало, по крайней мере за последние 30 лет я этого не заметил. В наши дни посещают церковь и самозабвенно молятся много молодых людей, в том числе и студентов престижных вузов.

Нотр-Дам считали святым местом жители разных уголков планеты. На снимке - молодожёны из Малазии

Сейчас французы выражают негодование: почему не могли спасти этот шпиль, подцепив его вертолетом. Но надо знать французских летчиков: они (в отличие от русских коллег) не будут рисковать своими жизнями, и никто не вправе их заставить. А пожарные машины не могли подъехать близко к стенам собора по вполне прозаической причине. Раньше всё пространство перед Нотр-Дам представляло собой плоскую мостовую. Но потом команды каждого нового мэра стали заниматься своим любимым делом – устанавливать бордюры и ступеньки. Зачем они нужны? Ответ один: на них можно «освоить» немалые бюджетные деньги под вывеской облагораживания городского ландшафта.

Три самые посещаемые туристические объекта Франции – Нотр-Дам, Эйфелева башня и Сен-Мишель. Но не думаю, что случившаяся трагедия как-то уменьшит поток пассажиров. Во время пожара и после него туристов и местных вокруг острова Ситэстало намного больше. Кто-то идет сюда, чтобы молиться и сопереживать, а многие и из любопытства. Несомненно, будут и такие туристы, которых привлечет сюда именно история с этим пожаром. Но Париж и помимо Нотр-Дам изобилует интереснейшими культурными объектами, с которыми связано много легендарных событий их разных эпох. Кстати, реальная история взаимоотношений прототипов Квазимодо и Эсмеральны, описанная Виктором Гюго в знаменитом романе, на самом деле происходила при церкви Сент-Эсташ(Святого Евстафия). Виктор Гюго хотел привлечь еще больше внимания народа и правительства к бедственному положению собора Нотр-Дам после Французской революции, во время которой его использовали не по назначению, мягко говоря. И потому даже перенес события своего романа в другой собор. Рядом с Нотр-Дам долгое время жил Данте, и именно сцены Страшного Суда, изображенные в барельефах над главным входом в Нотр-Дам вдохновили великого итальянца на создание его бессмертных строк.

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?