14 декабря 2017г.
МОСКВА 
0...2°C
ПРОБКИ
9
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 58.71   € 69.40
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АКАДЕМИК РАМН СЕРГЕЙ МИРОНОВ: ЗДОРОВЬЕ И ВЛАСТЬ - ВЕЩИ СОВМЕСТИМЫЕ

Сухая Светлана
Опубликовано 01:01 18 Мая 2000г.
- До сих пор наш центр преследует живучий стереотип о том, будто "Кремлевка" создавалась специально для обслуживания членов советского политбюро, будто и сегодня мы заняты только здоровьем руководства страны. И почти никто не знает прошлое и настоящее кремлевской медицины. Обиду академика РАМН профессора Сергея Миронова, генерального директора Медицинского центра Управления делами президента, вполне можно понять. Действительно, про знаменитое бывшее 4-е управление Минздрава мы знаем, пожалуй, лишь то, что это наше самое "элитное" и самое "закрытое" медицинское учреждение. Меж тем история кремлевской медицины - это четыре века, это множество славных имен российских врачевателей.

Зарождение придворной медицины относится к временам Киевской Руси - уже в документах Х-ХI веков можно встретить упоминания о русских и иноземных лекарях, которые служили у князей. Началом самостоятельной придворной медицинской службы с полным основанием считается 1600 год. Именно тогда Борис Годунов пригласил на службу к царскому двору сразу шестерых иноземных врачей для "обережения здоровья государя". Руководить ими царь доверил двоюродному брату - Семену Годунову. В ХVIII веке, при Петре I, придворные врачи стали именоваться лейб-медиками (от немецкого "Leib" - тело). Среди них было много замечательных русских докторов, в том числе один из основателей российской клинической медицины Сергей Боткин. Его сыну Евгению Боткину суждено было стать последним лейб-медиком последнего русского царя Николая II.
В марте 1918 года правительство Советской Республики переезжает из Питера в Москву, в Кремль. Первые полгода единственным медицинским "учреждением" в Кремле был зубоврачебный кабинет на два кресла. И только в октябре здесь организуют амбулаторию и первую Кремлевскую больницу на десять коек. Постепенно медицинская служба правительства развивается - возникает Санитарное управление Кремля, отдельная поликлиника, дома отдыха. В тридцатые годы в кремлевских медицинских учреждениях все более активно начинают заниматься серьезной наукой.
В 1953 году Лечсанупр был реорганизован в Четвертое управление Минздрава СССР. Сегодня это - Медицинский центр Управления делами президента РФ. За последние десятилетия управление превратилось в уникальный медицинский комплекс, объединивший больницы, поликлиники, санатории, множество научно-исследовательских групп и лабораторий. В сущности, здесь всегда концентрировались лучшие научные силы отечественной медицины: сегодня это 20 академиков РАМН и более 500 докторов и кандидатов медицинских наук.
Главная задача центра - обеспечить медицинское обслуживание государственных федеральных служащих. Но здесь есть и совсем другие пациенты, например, более 14 тысяч ветеранов войны и труда, многие участники ликвидации чернобыльской аварии, научная и творческая элита страны. Поскольку даже здесь бюджетных средств не хватает, центру разрешено ограниченно оказывать платные услуги.
- Чиновники стыдливо называют платную медицинскую помощь внебюджетной деятельностью, -комментирует Сергей Павлович Миронов. - Но я не вижу тут причин особо стыдиться - мы же не сдаем площади в аренду под винные ларьки.
- Обычный российский гражданин незыблемо убежден, что вы существуете на каком-то райском островке, посреди немыслимой роскоши. И, конечно же, все врачи и пациенты - только "блатные".
- Да, миф о "паркетных полах и анкетных врачах" на редкость живуч. Но реальность такова, что уровень нашего финансирования вполне сравним с уровнем любого приличного учреждения в нашем здравоохранении. Никаких "золотых дождей" давно нет и не предвидится. Тем не менее, к примеру, в стоматологии через год-два нам удастся выйти на европейский уровень, но по "нашим" ценам.
Мы призваны обеспечить лечение государственных служащих, которые вряд ли могут пломбировать в коммерческом центре один зуб по цене, равной их месячной зарплате. И вряд ли стоит толкать чиновника на поиски сомнительных "спонсоров". Но и коммерческие пациенты "с улицы" идут к нам очень охотно.
- Не иначе, на вас работает имидж: "лучше всего лечиться там, где президента лечат".
- Да, но само понятие "лучше всего" определяется все же не близостью к именитым пациентам, а результатами лечения.
- Конечно, у вас есть прекрасные возможности для научной и лечебной работы, наверняка накоплен огромный опыт. Делитесь ли вы своими обретениями с "остальной" медициной?
- Знаете, мы все же находимся не на Мальте, а в Кунцеве. И лечим граждан России. Конечно, мы часть отечественного здравоохранения. Вот сейчас мы отмечаем 400-летие кремлевской медицины. И гордимся тем, что вся российская медицина начиналась именно с придворных врачевателей. Так уж сложилось. Многие подходы к организации лечения, целые направления медицинской науки - родом из "Кремлевки". Ну, например, именно здесь впервые начали практиковаться консилиумы, когда тактику лечения больного вместе определяют несколько специалистов разного профиля.
Почему-то принято считать, что наш центр - некая "вещь в себе". Но ведь мы не храним секреты за Кремлевской стеной, а предлагаем всем свой опыт, свои наработки. Самый яркий пример - лазерная медицина. Это направление зародилось здесь.
- В одном из выступлений вы говорили, что стиль работы Медицинского центра - не допускать катастрофы, делать особый упор на профилактику. Расскажите об этом чуть подробнее.
- Здесь выстроена целая система работы, в которой много элементов. Важнейшая ее часть - диспансеризация. Кроме того, появился институт семейного врача. Кстати, сейчас чуть ли не вся страна обсуждает преимущества работы по принципу семейного врача - а зародилась эта идея у нас.
В целом успехи медицинского учреждения все же зависят не только от финансирования, но и от всей системы организации работы. Я редко даю интервью, но каждый раз упорно отстаиваю одну мысль: если наш центр вполне законно можно считать определенным эталоном, то этот эталон надо настойчиво внедрять в общее здравоохранение. А не наоборот - снижать планку кремлевской медицины, чтобы остальным было "не обидно".
- Сергей Павлович, о том, что вы - хранитель здоровья президентов, знают все. Меньше известна ваша профессиональная деятельность известного травматолога-ортопеда, хотя вы по-прежнему остаетесь директором знаменитого на всю страну ЦИТО (Центрального института травматологии и ортопедии). Остается ли время на любимое врачебное дело?
- Два дня в неделю я бываю в ЦИТО, занимаюсь и оргвопросами, и консультациями, и операциями. К сожалению, много оперировать сейчас не могу, хотя до прихода в центр всю свою сознательную жизнь (около 25 лет) стоял у операционного стола.
- Сейчас почти во все медицинские специальности решительно вторгается генетика. Наверное, травматология - не исключение?
- В целом травматология и ортопедия - одно из направлений, где российская медицина вполне конкурентоспособна по отношению к западной. Что же касается новейших направлений науки, конечно, они будут все активнее разрабатываться и в травматологии. Например, уже сегодня мы вместе с институтом морфологии работаем над возможностью выращивания морфо-генетического трансплантата связок коленного сустава. Никто в мире этого пока не делает. А ведь повреждения колена - одна из самых частых и тяжелых травм, особенно - при занятиях спортом. Пока эта работа находится в стадии эксперимента, но думаю, что у нее большие перспективы. Суть - вырастить определенную ткань сухожилий для замены поврежденного участка.
- Кроме опыта травматолога, вы уже накопили огромный опыт лечения высокопоставленных чиновников. Как вам кажется, можно ли говорить о своеобразной "профессиональной заболеваемости" людей, работающих в высших эшелонах власти?
- Конечно, своя "профпатология" у чиновников такого уровня есть, причем в последнее время она существенно изменилась. Вы наверняка заметили, что в значительной мере омолодился состав чиновников. Прежде мы занимались всеми проблемами геронтологии - науки о недугах преклонных лет.
- Известно, что в советские времена некоторые наши крупные медицинские центры получали мощную поддержку в силу личного благоволения кого-то из членов политбюро.
- Наверное, в ту пору роль личного участия была больше, я этого, к счастью или несчастью, не застал. И сейчас ни на какие дополнительные дотации мы не рассчитываем. И я очень рад - и по-человечески, и профессионально, что наш новый президент - здоровый и очень энергичный человек. Хотя у любого организма есть свои резервы и пределы нагрузок. И все равно главе государства необходимо тщательное медицинское наблюдение, обязательно - регулярная диспансеризация, меры профилактики.
- Думаю, что Владимир Владимирович Путин должен быть разумным, достаточно "послушным" пациентом - просто в силу того, что он вообще не кажется склонным к "капризам".
- О "послушности" я судить бы не взялся. Но график рабочего дня президента предельно плотный. Мы пытаемся его корректировать, как-то снижать уровень нагрузок, но это почти невозможно.
- Вернемся к проблемам остальных ваших пациентов. Они стали моложе, значит ли это, что, к примеру, теперь будет меньше работы у ваших кардиологов?
- Не думаю. Просто и кардиология тоже "помолодела". Сердечные заболевания сегодня требуют вмешательства в более раннем возрасте и в других формах. Пассивным ожиданием и прописыванием капель мы не обойдемся.
- Какие еще проблемы со здоровьем наиболее характерны для человека, работающего на руководящем посту? Очевидно, что деятельность эта связана с большими нервными нагрузками, стрессами.
- Знаете, я полагаю, что люди, дошедшие до высоких постов, изначально отличаются повышенной "стрессоустойчивостью", умеют справляться с этими ситуациями. Иначе они просто не стали бы руководителями. Но, конечно, проблемы чрезмерных психоэмоциональных нагрузок, расстройств сна - крайне актуальны для нас. Мы занимаемся этим и на уровне науки, и на уровне лечебной практики. И совсем не случайно именно мы были в числе пионеров в России по созданию сомнологической службы, которая специально занимается нарушениями сна.
- Сергей Павлович, вполне понятно, что бремя власти и ответственности - это в любом случае достаточно серьезный фактор риска. Как вам кажется, можно ли сохранить здоровье, пребывая во власти многие годы?
- Во-первых, я просто по долгу службы обязан быть оптимистом по отношению к своим пациентам. Но и по опыту работы я вижу, что большинство людей может успешно справляться с такими нагрузками. Конечно, лучше делать это с учетом медицинских рекомендаций. Ну а в целом я уверен: здоровье и власть - вещи вполне совместимые. Конечно, при условии, что человек осознанно следует правилам разумного, рационального образа жизни. Знаете, я вообще люблю трудоголиков. Работа тоже лечит.
P.S.
Редакция сердечно поздравляет весь коллектив Медицинского центра с 400-летием медицины Кремля.


Loading...



Виталий Мутко согласился уйти в отставку «пользы дела для». Ваше мнение по этому поводу.
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.