03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"НЕГРОМКОЕ" УБИЙСТВО

Турченко Сергей
Статья «"НЕГРОМКОЕ" УБИЙСТВО»
из номера 089 за 18 Мая 2000г.
Опубликовано 01:01 18 Мая 2000г.
"Почти полгода назад какие-то подонки садистски убили нашу доченьку, - написали в редакцию Александр и Татьяна Вагины из станицы Петровской Краснодарского края. - Стоит ли говорить, какое это нестерпимое для нас горе. Оно усугубляется равнодушием, а иногда и просто издевательским отношением представителей правоохранительных органов, которые по-настоящему не ведут расследование, а, похоже, лишь имитируют его. Не издевательски ли выглядит хотя бы то, что старший следователь прокуратуры Нина Михайловна Синицина всякий раз, когда мы приезжаем к ней с вопросом о результатах следствия, начинает расспрашивать, в чем была одета дочь в момент убийства, забывая, что эти элементарные показания давно уже записаны в материалах дела? При этом она с первого дня подчеркивала, что подобные преступления не раскрываются, и нам с этим надо смириться, оставить в покое прокуратуру. Вот на таком уровне ведется следствие, будто не человека убили, а собачонку какую-то! Но ведь дело не только в нашей дочери. Маньяки-преступники, если их не остановить, будут убивать дальше. Разве можно столь терпимо относиться к подобным преступлениям? Обращаемся в "Труд" за помощью, потому что многие другие газеты поднимают шум только по поводу так называемых "громких" убийств, а вы защищаете и простых людей. В 1995 году в нашей станице был убит милиционер Евгений Гонтарь. Его начальники объявили парня самого виновным в собственной гибели, чтобы не платить родителям никаких компенсаций. За честь Гонтаря вступился "Труд", опубликовав 31.08.99 года статью "Смерть сержанта". После этого перед родителями извинились. Выплатили им все, что полагается, а истинных преступников нашли и осудили. Помогите и в этот раз - пришлите корреспондента!"

И вот мы встретились с убитыми горем супругами в их осиротевшей хате, и вперемешку с горькими слезами потекли воспоминания.
Пять лет назад Наташа Вагина с отличием окончила школу и поступила на филологический факультет Кубанского государственного университета. Как рассказывают сокурсники, училась настойчиво, до полуночи просиживая над книгами. А в выходные дни, вместо дискотек и баров, где пропадали многие ее сверстники, ходила в церковь, ухаживала за юношей - инвалидом детства. Словом, была как не от мира сего...
Учиться ныне трудно не только детям, нелегко приходится и их родителям, поскольку получение знаний требует немалых финансовых затрат. А откуда у Вагиных деньги? Мать Наташи - Татьяна фельдшером в станичной больнице работает - зарплата такая, что, считай, ухаживает за больными в порядке благотворительности. Александр, хотя и мастер на все руки, постоянной оплачиваемой работы давно найти не может - бывшие колхозы и совхозы обнищали и захирели, денег там не видели с 1991 года. Поэтому единственный прибыток у Александра, как, впрочем, и у большинства станичников, - с подворья. Держит свиней, уток, кур, выращивает огурцы, помидоры, баклажаны, перец, картофель - и все на рынок, в Краснодар. После того, как городская мафия обдерет выручку, кое-что все же остается в тощем кошельке. Вот на эти с кровавым потом добытые рублишки и учили дочку.
Наташа понимала, чего стоит родителям ее образование. Поэтому старалась использовать любую возможность для того, чтобы побывать дома, помочь по хозяйству. Из Краснодара в Петровскую ездила, как правило, на попутках - так дешевле.
19 ноября 1999 года в 12 часов дня она вышла на трассу Краснодар-Темрюк, чтобы "проголосовать" до Петровской, и больше ее живой никто из знакомых и родных не видел. Отец, обеспокоенный тем, что дочь не приехала, как обещала, на выходные домой, отправился в Краснодар, но не нашел ее и здесь. Он тут же обратился в милицию с заявлением. Как часто бывает, началась волокита, выяснение, где возбуждать дело: в том районе, где пропавшая прописана, или там, где ее в последний раз видели? Самое ужасное заключается в том, что, как позже выяснилось, в те дни, когда "опера" волокитили, Наташа еще была жива. И если бы своевременно занялись ее поиском, то, вполне вероятно, девочку можно было спасти, вырвать из рук человекообразных зверей.
Нашли ее только 28 ноября, уже растерзанной и мертвой, недалеко от станицы Федоровской, на дне высохшего канала рисовой системы. С Александром и Таней мы разыскали охотника, который первым наткнулся на Наташу. Павел Дидик рассказал, как было дело:
- В час дня 28 ноября мы с двумя приятелями возвращались с охоты. Вдруг собака бросилась в канал. Я подумал, что она обнаружила дичь, и побежал за ней. Но от увиденного остолбенел: на дне канала лежал обгоревший труп девушки. Местами он был обглодан крысами... Одного из охотников мы оставили на месте жуткой находки, а с другим пошли за милицией. Она подъехала в три часа дня. Труп погрузили в машину и отвезли в морг райцентра Абинск.
Павел Дидик рассказал и о том, что на грунтовой дороге, проходящей вдоль канала, были отчетливо видны следы легковой машины. Там, где она останавливалась, валялось множество окурков, различался след от стаскиваемого в канал тела. А рядом с трупом лежала зажигалка, которую, вероятно, бросили, чтобы его поджечь, облив предварительно бензином.
Позже, знакомясь в прокуратуре с данными экспертизы, мы не нашли ни малейшего упоминания об этих важнейших вещдоках. И вообще, даже при той секретности, которой, как, впрочем, и должно быть, окутано следствие, нетрудно заметить, что оно страдает не только непрофессионализмом, но и элементарной недобросовестностью.
Как уже упоминалось, убитую Наташу охотники нашли в 13 часов 28 ноября. Однако это было воскресенье, и прокурорские работники не стали себя утруждать выездом к месту происшествия. Приехали в понедельник. Видимо, чтобы скрыть свое непрофессиональное поведение, в постановлении записали: "29 ноября 1999 г. около 06 часов, в дренажном канале рисового чека... был обнаружен обгоревший труп Вагиной Н.А. с признаками насильственной смерти". Прокурорские работники "припрятали" почти сутки. И это не просто безобидный обман начальства. В заблуждение были введены эксперты, так как "лишние" сутки дали бы совершенно иную картину воздействия грызунов на труп.
В документе, подписанном судмедэкспертом С.П. Поповым, находим еще одну необъяснимую странность поведения следствия: "В тот же день (29.XI.99 г. - С.Т.) следователем прокуратуры Абинского района была назначена судебно-медицинская экспертиза трупа Вагиной Н.А. Однако перед экспертом не был поставлен вопрос о давности наступления смерти". Пожалуй, редкий школьник не знает, что это один из ключевых вопросов расследования любого убийства. Неужели старший следователь прокуратуры Синицина этого не понимает?
К тому моменту, когда мы приехали с Вагиными в Абинск, райпрокурор назначил вести дело следователя третьего класса Глеба Похлавуни, специалиста молодого, энергичного и хорошо подготовленного профессионально. Во всяком случае, именно ему в последнее время поручают наиболее сложные дела. Но и Похлавуни в данном расследовании не преуспел: один раз съездил в Краснодар, другой раз в Федоровскую ("бензина на большее не хватает") и трижды встречался с Вагиными по их же просьбе.
- Скоро вообще времени на это дело почти не будет, - мрачно сообщил мне Похлавуни. - У нас тут совершено групповое убийство дагестанцев. Предполагается кровная месть. Так меня в Дагестан отправляют в длительную командировку заниматься этим делом. Впрочем, по Вагиной у меня уже и версий нет. Подозревал двоих, но у них алиби оказалось. Дальше пока тупик. Хотя мы не теряем надежду. Будем по этому преступлению допрашивать всех, кто проходит через прокуратуру по другим делам, особенно арестованных из Федоровской. Может, хотя бы случайно нападем на след...
Вагиным же следователь всерьез рекомендовал обратиться к "ясновидящим" или гадалкам - может, они помогут. Совет, конечно, ценный. Но вопрос в том, кто арестует подозреваемого, на которого, предположим, укажет гадалка? Слава Богу, альтернативных силовых структур у нас пока нет. Поэтому мы с Александром и Татьяной пошли все же другим путем и отправились в Федоровскую.
Из бесед с жителями вскоре стало ясно, что здесь давно проведено негласное и неофициальное станичное расследование. Есть подозреваемые, обнаружено предполагаемое место преступления (пустующее здание бывшей насосной станции), где девушку истязали и убивали. Имеются и некоторые вещдоки. Но люди не доверяют местным правоохранительным органам: то, как ведется следствие, объясняют не ошибками, а сговором, поэтому молчат в ответ на вопросы прокурорских работников. Многие боятся за своих дочерей. Тем более что недавно в соседнем районе обнаружен в рисовом чеке обожженный труп девушки. Похоже, изуверы продолжают действовать.
- Что же предпринять? - спросили меня на прощание Вагины. - Может, продать дом и нанять частного детектива?
Наверное, пока не стоит. Убежден, нет никакого сговора. По-моему, и прокурорские работники, как все мы, в последние годы потеряли остроту восприятия этого вала свалившихся на них жестоких дел, связанных с насилиями, убийствами, пасуют перед этим напором... Может быть, прочитав эти строки, краевая прокуратура возьмет под контроль расследование этого "негромкого", но страшного убийства и поможет абинским прокурорам "разговорить" станичников из Федоровской? Нельзя допустить, чтобы наши девчонки гибли и впредь, а подонки были уверены в безнаказанности.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников