03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УССУРИЙСКИЙ ТУПИК

Строганов Юрий
Опубликовано 01:01 18 Мая 2004г.
Дорогу от побережья Татарского пролива к национальному удэгейскому селению Агзу, затерянному в Уссурийской тайге, удалось проложить лишь в самом конце зимы. Едва успели доставить по ней продукты питания и годовой запас топлива для местной дизельной электростанции, как наступили теплые дни, и зимник растаял. Теперь удэгейцы надолго будут оторваны от внешнего мира.

Ситуация с коренными народами Приморья обсуждалась недавно во Владивостоке. Собрались представители аборигенов, общественных экологических организаций, краевые чиновники. Пригласили и руководителей администраций Тернейского, Пожарского, Ольгинского, Красноармейского, Лазовского районов, на территории которых проживают малочисленные народы. Представители орочей, тазов и удэгейцев говорили, что многие населенные пункты - места их традиционного проживания - на грани вымирания. У людей нет работы. Отсутствует медицинское обслуживание. Например, село Стрельниково отрезано от внешнего мира на многие месяцы. Если кто заболеет, выбраться в крупный поселок или город невозможно. У жителей Агзу единственный способ попасть на Большую землю - вертолетом, который прилетает раз в два месяца. По сравнению с ними село Красный Яр в более выгодном положении. Тут даже достраивается новая школа - власть наконец-то выделила деньги. Старое здание, где до сих пор идут уроки, вот-вот обвалится.
Почему аборигены испытывают лишения, если, как считается, государство уделяет им особое внимание и вкладывает сюда немалые средства? Этот вопрос тоже обсуждался во Владивостоке. По мнению президента Ассоциации коренных малочисленных народов (КМН) Севера Приморского края Павла Суляндзиги, одна из причин бедственного положения - в отсутствии собственной краевой программы социально-экономического развития коренных малочисленных народов. "Хотя, - рассказывает он, - подобные программы приняты и реализуются в Хабаровском крае и Сахалинской области, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах, Красноярском крае и Эвенкийском округе. Более того, областная ассоциация малочисленных народов Камчатки и Севера наделена правом законодательной инициативы. Возможности участия аборигенов в процессе законотворчества оговорены и в других субъектах Федерации. Но только не в Приморье".
Здесь национальные поселки выживают как могут. Некоторые общины идут на альянс с богатыми лесопромышленниками, которые давно и с вожделением поглядывают на девственную тайгу - место обитания коренных народов. И если жители дадут добро на проведение лесозаготовительных работ, сулят им всяческие блага. Недавно, например, представители села Самарга Тернейского района и руководство лесопромышленного комплекса "Тернейлес" подписали соглашение о совместной деятельности в лесных массивах бассейна реки Самарга. Глава сельской администрации Игорь Алатарцев надеется на улучшение социальных условий.
Население Самарги - всего 130 человек, из них трудоспособных - меньше половины, остальные - пенсионеры и дети. Жилье вконец обветшало, школе и детсаду не хватает самого необходимого, а ввозимое продовольствие очень дорого для местных жителей. Даже роды женщины принимают сами друг у друга, так как единственный фельдшер сбежал, не выдержав трудностей. В результате люди ощущают себя заброшенными и ненужными ни местной власти, ни краевой, ни федеральной. А приход "Тернейлеса" сулит появление новых рабочих мест, обеспечение дровами и пиломатериалом, возможность учить детей в вузах и т. д. Чего только не обещают промышленники! Помочь, скажем, в реконструкции и содержании автомобильной дороги мыс Золотой (Адими) - Самарга, обустройстве вертолетной площадки. Готовы перевозить жителей, доставлять товары повседневного спроса, продукты питания и горючее. Согласны поддержать инициативы местного сообщества по сбору дикоросов, реализации продукции личных подсобных хозяйств, охоты и рыболовства. В общем, на словах они готовы поднять обнищавшее село, а как будет на деле - покажет время.
Не исключено, что вместо шанса на спасение удэгейцы получат новую головную боль. Ведь в девственные леса придет мощная заготовительная техника, которая начнет валить вековые кедры - основу Уссурийской тайги, ее животного мира. По проложенным дорогам помчатся грохочущие лесовозы, пугая зверей и птиц. Разрушить первозданность легко - как потом жить здесь исконному народу? Не окажется ли, что самаргинцы запустили монстра-разрушителя в свой национальный дом? Многих аборигенов гложут эти сомнения. При том, что большинство пока верит в светлое капиталистическое будущее своего села.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников