06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕЗАМЕНИМЫЕ У НАС ЕСТЬ

В конце предыдущего сезона мы писали о драматичной ситуации в столичных театрах, связанной с проблемой стареющих худруков, не подготовивших себе смену. Наивно было бы предполагать, что за это время что-то изменилось, а тут cлучилось то, о чем мы и предупреждали: из жизни стали уходить великие мастера, и в театрах начался переполох.

Смерть Михаила Ульянова, а через месяц и Кирилла Лаврова потрясла всех, но жизнь не остановилась, Вахтанговскому театру и БДТ надо идти дальше. Но с кем? Поводырей-то нет. В эти дни идет бесконечный процесс переговоров с потенциальными лидерами. Михаил Швыдкой уже звонил Роберту Стуруа в Тбилиси и предложил возглавить осиротевший вахтанговский коллектив, в котором тот поставил немало интересных спектаклей. Режиссер обещал подумать, понимая, какой груз ответственности взвалит на себя в случае согласия. К тому же у него есть свой театр в Тбилиси, который он пока не думает покидать. Но даже если Стуруа согласится жить на два театральных дома, то с проблемой передвижения у него тоже возникнет масса трудностей, поскольку из-за него блокаду на авиалиниях Москва - Тбилиси не снимут...
Есть и другой вариант - вахтанговский режиссер Владимир Иванов, достаточно крепкий постановщик, воспитавший немало интересных артистов, но он недостаточно крупная фигура для такого прославленного коллектива. К тому же не надо забывать: худрук должен пользоваться уважением в верхних эшелонах власти, поскольку государственные гранты даются под известную личность. В последнем интервью Михаил Ульянов говорил мне: "Я бы уже давно ушел из театра, сил не хватает, но меня постоянно упрашивают коллеги: ну побудьте еще один сезон, ведь кроме вас больше некому "открывать ногой двери" в высокие кабинеты".
Когда в Министерстве культуры осенью этого года стало известно, что Кирилл Лавров смертельно болен, и одновременно со всей остротой встал вопрос о необходимости капитального ремонта старинного здания БДТ, обветшавшего донельзя, то с выделением на это средств решили погодить, ограничившись частичными вложениями. Почему? Да потому, что неизвестно, кто придет на смену Лаврову, - может быть, такой, с кем и считаться не стоит, и тогда вопрос о ремонте, связанном с большими тратами, чиновники смогут замять...
Людям, далеким от российских театральных реалий, трудно понять, какое отношение имеет худрук к вопросам содержания и ремонта здания, ведь этим должен заниматься директор. А вы спросите об этом у Олега Павловича Табакова, который много лет бьется, чтобы его подвальной "Табакерке" было выстроено новое здание. Спросите у Петра Наумовича Фоменко, который в каждом интервью говорит, что устал выпускать спектакли в крохотном пространстве переоборудованного кинотеатра, и поэтому театр платит бешеные деньги за аренду площадок для показа постановок в центре Москвы.
К тому же не надо забывать: сегодня здания театров - это их главное материальное достояние, и если когда-нибудь их "прихватизируют", то вместе с тем придет конец русскому театру-дому. Не будь такого Дома у БДТ, где до сих пор сохранен кабинет Георгия Товстоногова, а у его портрета всегда стоят свежие цветы, вряд ли бы здесь задержались, допустим, Олег Басилашвили или Андрей Толубеев, имеющие массу предложений на стороне.
Семнадцать лет проработал вместе с Кириллом Лавровым приехавший из Грузии Темур Чхеидзе, ставший в 2004 году главным режиссером театра. "Старики" БДТ уговаривают его принять должность худрука. Чхеидзе знает, что внутри театра у него проблем не будет, а вот с властями... Да и не может не настораживать тот факт, что мэр Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко не была на похоронах Кирилла Лаврова, проводить которого в последний путь пришло более 8 тысяч человек...
Не менее сложная картина складывается и с театром Ленсовета после скоропостижной смерти Владислава Пази, который после ухода Игоря Владимирова вернул былую славу этому коллективу. О таланте Пази свидетельствует хотя бы недавний блистательный спектакль "Оскар. Розовая дама" с участием Алисы Фрейндлих. Не говорю уж о воспитанных им замечательных артистах - таких, как Константин Хабенский, Михаил Пореченков, Михаил Трухин... Коллектив, оставшийся без лидера, пытается сохранить творческую атмосферу, но это очень шаткое равновесие, потому что не дело артистов определять политику театра, его судьбу.
В лучшем случае они могут протестовать, бастовать, писать гневные письма, как это сейчас происходит в многострадальном Московском театре на Малой Бронной. Пришедший сюда в начале сезона Леонид Трушкин не учел главного: для многих артистов это родной дом, в котором они провели всю жизнь, поэтому когда новоявленный худрук в "Русском джокере" занял посторонних артистов, а своим предложил отдохнуть, то начался форменный бунт. Сейчас спектакль не идет, так как Глеб Подгородинский из Малого театра, видимо, почувствовав неладное, сошел с дистанции, а кого вводить вместо него Трушкин пока не знает. Зато он твердо решил ставить новый спектакль с Геннадием Хазановым, и теперь знаменитый артист ходит по театру как хозяин. Несомненно, любимец публики способен привлечь зрителей, только вот успеет ли Трушкин завершить эту постановку? В Комитете по культуре уже сильно сомневаются: стоит ли при такой взрывоопасной обстановке продлевать с ним контракт?
Впрочем, может, существующее положение вещей и узаконится. Худруки-то на дороге не валяются. В том же комитете наверняка знают, чем обернулось два года назад непродуманное назначение на аналогичную должность в Театре имени Станиславского Татьяны Ахрамковой: женщина-режиссер, оказалось, прикладывается к бутылке. Причем в своем рабочем кабинете, на глазах у изумленных артистов. Не хочу сказать, что остальные руководители театров - ангелы с крылышками. Не были таковыми ни Георгий Товстоногов, ни Олег Ефремов, ни Андрей Гончаров, но при всех своих недостатках они в первую очередь думали о чести своего коллектива, его профессиональном достоинстве и творческом росте.
Понятно, что за последнее время многое изменилось в театрах, но главное осталось неизменным. Актеры в своей массе не хотят расставаться с театрами-домами и теми худруками, которые озабочены их творческой судьбой и могут научить чему-то новому. Яркие тому примеры - Ленком и "Современник", где уже много лет царит творческая атмосфера, но ведь Марку Захарову и Галине Волчек тоже за семьдесят... Так что вопрос художественного лидерства в театрах по-прежнему остается актуальным. И здесь надо серьезно задуматься: худрук - это пожизненная должность или его можно избирать на какой-то срок? Мне кажется, не надо бояться экспериментировать в этом плане - устраивать конкурсы, приглашать перспективных режиссеров из провинции, использовать зарубежный опыт. Иначе вместе с уходящими мастерами мы похороним и основу нашей национальной традиции - русский репертуарный театр.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников