24 сентября 2017г.
МОСКВА 
12...14°C
ПРОБКИ
2
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 57.65   € 69.07
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАУГЛИ С ПОМОЙКИ ВЕНЕРА

Качаева Иоланта
Опубликовано 01:01 18 Июня 2003г.
Худенькие плечи, опущенная бритая голова, сжатые кулачки - таким я увидела Сашку в изоляторе липецкого детдома N3. "Он постоянно такой насупившийся и недовольный, - пояснила мне заместитель директора по учебной работе Валентина Чернышева. - Привезли его недавно, и теперь он проходит трехнедельное обследование у врачей. До этого два дня от грязи отмывали. На нем было надето три пары трико, два свитера. Видимо, носил все свои вещи сразу".

Валентина Ивановна оставила нас с мальчиком одних. Сначала разговор не клеился. Но все же постепенно пацаненок вступил со мной в беседу, поднял голову, даже заулыбался. Я собирала с ним вместе мозаику и слушала, каково жить на свалке с мамой-алкоголичкой. В школе мальчик ни разу не был. Читать не умеет. В его рисунках - автоматы, пистолеты и очень много паутины... Но в разговоре выяснилось, что Сашка отнюдь не заторможенный, а весьма даже практичный и обстоятельный - не по годам. Деньги считает не хуже взрослых.
Через некоторое время на столе из мозаики получилась веселая картинка - портреты Крокодила Гены и Чебурашки. А из рассказов мальчишки сложилась жуткая история его совсем недетской жизни. Самые теплые воспоминания у Сашки о том, когда они с мамой Ирой и папой Игорем жили вместе. Ходили по выходным в парк, катались на аттракционах. А еще мальчик купался в речке с другом-соседом Борькой. Отец пил, но все-таки иногда приносил домой деньги и покупал продукты, говорит Сашка. Жизнь круто изменилась, когда начала пить и мать. А пьяная она, по словам ребенка, очень злая, да еще и дерется. Поругавшись с мужем, ушла с Сашкой к родственникам. Но и оттуда их вскоре "попросили". Так они на пару оказались на свалке, у которой в городе свое прозвание - Венера. И у Сашки появился новый папа - Сергей. Он тоже не прочь выпить.
- Мама и папа Сергей только пьют, но не курят и "колеса" не глотают, - поясняет, словно защищая родителей, Сашка. - Вот, например, Леха - тот глотает таблетки, которые находит на свалке. И пьет очень много самогона. Он горький, потому что на дрожжах сделан. Я видел, как Леху однажды "кондратий стегал". Ну, понимаешь, корчило его, трясло. Однажды он бросился на меня с кулаками только потому, что я нашел утюг, который лежал прямо у него под ногами. Он, видимо, сразу его не заметил. Леха пытался отнять у меня утюг, но папа Сергей заступился. А утюг тяжелый, за него рублей сто дали, наверное.
По рассказам Сашки, к бомжам на свалку постоянно приезжали скупщики цветного металла и пивных бутылок. Расплачивались деньгами или самогоном. Сашка однажды нашел, как он говорит, телескоп. И сдал его аж за 158 рублей. Поехал в город, накупил конфет, жвачек, печенья, привез маме.
- На свалке, конечно, воняет, нет детишек - играть не с кем, но зато там столько всего можно найти, - вспоминает он не без удовольствия. - Самый счастливый день у меня был, когда я откопал целый мешок игрушек! В нем лежали куклы, пять машинок-моделек и железная дорога. Правда, все поломанное, но зато сколько! Как-то присмотрел себе неплохой костюмчик, кроссовки. Фотоаппараты попадались, фонарики, даже велосипеды - жаль, правда, что без спиц. А сколько на Венере всякой еды: бывает, привозят кур в больших черных мешках, колбасу, мясо. Как-то раз папа Сергей целый торт нашел. Ух, вкусно было... Я совсем там не мерз: зимой мы жили на чьей-то заброшенной даче неподалеку от Венеры. А летом спали прямо на свалке, завернувшись в одеяла.
Судя по Сашкиным рассказам, на Венере была полная свобода действий. Вставай когда хочешь, спать можно вообще не ложиться. Цветмет его никто искать не заставлял - он сам помогал родителям. Да и просто интересно было раскапывать кучи хлама. О школе Сашка и не думал. Зачем она? Ведь жизнь и так перед глазами - без учебников.
В Липецке Сашка успел прославиться - о нем сообщали местные газеты. Журналисты прозвали его Маугли. Сашка ведь тоже жил в стае, правда, не в волчьей, а бродяжьей. И законы помоечных джунглей он знает назубок. Нельзя вырывать "добычу" из чужих рук, никогда не лезть вперед "королей" свалки к машине, которая только-только подъехала к Венере, не ссориться со скупщиками, но и не продешевить, сдавая товар. Цветмет принимают по 4 рубля за килограмм. А в городе его можно сдать в приемные пункты уже по 14 "рэ". За пустую пивную бутылку на свалке платят 20 копеек, а в центре Липецка - в четыре раза больше. Эту несложную арифметику Сашка выучил вместо таблицы умножения.
Он считает, что лучше жить одному. Очень хочет уехать в Москву - когда вырастет. Маму с собой забирать считает делом бессмысленным: ей и на свалке с Сергеем хорошо. А в столице, рассуждает Сашка, здорово - много магазинов, где можно купить любую вещь. Деньги-то он, говорит, найдет, это как раз для него не проблема... На Венеру больше не хочет. "Да ты сама съезди, посмотри на эту свалку и все поймешь", - сказал мне на прощание мальчик.
...Дорога до Венеры оказалась неблизкой. Одной туда мне ездить вообще не советовали - опасно. А вот с проводником - начальником полигона "Венера" (так и официально называется помойка) Святославом Литвиным, бывшим офицером авиации, вполне надежно. Заботливый хозяин свалки предложил одеться потеплее и поскромнее - выдал драненькое зимнее женское пальтецо, а его помощница одолжила вязаную шапочку. И я стала похожей на обитательницу Венеры.
- Свалке уже больше 30 лет, - рассказывал мне Святослав, шагая среди куч мусора. Я еле поспевала за ним, стараясь обходить отходы и поменьше вдыхать жуткое зловоние. - Мусор здесь лежит на глубине 65 метров. Поэтому как только где-то возгорание - сразу тушим. Иначе огонь уйдет глубоко под землю - никакой водой не зальешь. Дозиметр в некоторых точках зашкаливает - видно раньше сюда привозили какие-то радиоактивные отходы. А бомжи здесь разные. Некоторые постоянно живут на свалке - их человек 30, а есть такие, которые ходят сюда каждый день - как на работу. В субботу и воскресенье у всех обитателей Венеры - выходные. Недавно опять какие-то пацаны появились. Лет по 13, не больше. Придется милицию подключать, чтобы забрать их с этой мусорной кучи - увезти в детдом.
Тем временем на свалку одна за одной приезжали большие машины. Как только они начинали высыпать мусор, толпа бомжей и собак обступала новую кучу, соблюдая неведомую мне местную иерархию. Тяпками разгребали выброшенные вещи, что-то выискивая. В одно ведро клали металл, в другое - бутылки, в третье - тряпки и макулатуру. Все это, как мне пояснил Литвин, сдают скупщикам. Одеты бомжи несуразно, явно в то, что нашли здесь же. Грязные лица, на руках разные варежки и перчатки.
- Вы зачем фотографируете? - на меня наступало инопланетное существо непонятного пола с грубым голосом. Станислав Яковлевич шепнул мне, что это и есть Ирина - мать Сашки. И что ей чуть больше 30 лет. Засаленная кожаная куртка, треники, кроссовки не по размеру. На бритой голове на бок съехала черная шапка. Зубов почти нет, пьяные глаза и устойчивый запах перегара. - ...Да, я собираюсь поехать к сыну в детдом. Но ведь мне нужно для этого помыться, постирать вещи. А воду налить некуда - бочка дырявая... Но я уже игрушки собрала, на следующей неделе обязательно поеду.
- Ира не такая уж бесчувственная мать, - сказала мне услышавшая разговор бомжиха Светлана. - Она всегда Сашке самые лучшие куски оставляла. Помню, как-то нашла круг сыра, так сразу же отломила ломоть из середины - где помягче - Сашке. Йогурты, помню, ему отдала, даже сама не попробовала. Одежонку подыскивала. Берегла, в общем, пацана. Он паренек смышленый. Сначала скромный был. А как пожил здесь, так и матюгами научился ругаться, да и наглость появилась. Может, ему в детдоме и лучше будет. А Ирке идти некуда. Вы уж ее не ругайте...
Таких родителей, которых "не надо ругать", в Липецке, как, впрочем, и во всей России, немало. В детском доме, где сейчас живет Сашка, - 57 детей со сломанными судьбами. Папам и мамам эти девчонки и мальчишки не нужны. А вот дети, наоборот, мечтают о семье. В сочинении "Мой родной дом" все воспитанники рассказывали исключительно о детдоме, ведь другого жилища у них нет. "Здесь я живу уже пятый год, - пишет 13-летний Игорь. - Моя мама в тюрьме, папа умер в мае месяце. На выходные дни меня забирает бабушка. Мне здесь очень нравится, скоро я пойду учиться в училище". А вот сочинение пятиклассницы Оли: "Наши воспитатели очень добрые люди. Нам здесь очень интересно. Но домой всегда хочется". "У меня есть папа. Мы с ним ездим в лес, на рыбалку. Я и отец жили в хорошей палатке с костром, чайником, спали на свежем сене и удили рыбу. В лесу очень хорошо. Поют птицы, мы поймали очень много рыбы. Очень хочется жить вместе с родителями", - делится своей грустью третьеклассник Димка.
Ребят, прибывших в детдом, отмывают, обогревают. Многие малыши не могут спать на белых простынях - не привыкли, не знают, что такое холодильник, не умеют пользоваться водопроводным краном и унитазом. Этому их здесь учат. Но что нужно сделать, чтобы оттаяли маленькие детские сердца, заледеневшие от обид, предательства, лжи и побоев?
...Со свалки в город меня подвез водитель большого грузовика. Сидя в "КамАЗе", я вспомнила, что Сашка хочет работать на мусоровозке. Но отнюдь не из романтических чувств. Мальчишка уверен, что водитель может добыть намного больше цветмета, чем жители свалки. Ведь он грузит мусор один, и никто не помешает ему спокойно доставать из хлама старые утюги, сломанные велосипеды или старые кастрюли. Сашка рассуждал об этом, мечтательно улыбаясь.


Loading...



Фильм «Матильда» получил прокатное удостоверение. Ну как, смотреть пойдете?