10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЯНКИ ПРИ ДВОРЕ БАГДАДСКОГО ХАЛИФА

Степанов Андрей
Опубликовано 01:01 18 Июня 2003г.
После военной победы, которая так быстро была достигнута в основном благодаря подкупу иракской военно-политической верхушки, включая, видимо, самого Саддама Хусейна, американцы столкнулись с проблемой управления Ираком и налаживания там жизни согласно своим собственным представлениям.

Задача послевоенного наведения порядка оказалась, по признанию официальных лиц в Вашингтоне, "гораздо более тяжелой и сложной". Действительность сразу внесла существенные коррективы в первоначальные оценки. Оккупационная власть первым делом распустила все старые госструктуры: армию, республиканскую гвардию, службу безопасности, полицию, министерства, а партию БААС запретила. В условиях воцарившейся анархии и тотального мародерства она ультимативно потребовала сдать все имеющееся у населения оружие, а, по оценкам, его насчитывается несколько миллионов стволов.
Однако американцы преуспели в этом, прямо скажем, мало, как и в создании переходного иракского правительства. Привезенные в обозе деятели зарубежной оппозиции типа Ахмеда Чаляби для такой роли явно не подошли. Внутрииракская же оппозиция режиму Саддама в лице курдов под руководством лидера Демократической партии Курдистана Мустафы Барзани и шиитской общины, составляющей более половины населения, возглавляемой председателем Высшего совета исламской революции Ирака Бакром аль-Хакимом, на поддержку которой серьезно надеялись американцы, весьма неоднозначно подходит к сложившейся ситуации. Курды, безоговорочно сделавшие ставку на помощь США, требуют создания федеративного демократического светского государства. Приоритет же шиитов - формирование исламского теократического режима, опирающегося на шариат, что-то наподобие современного Ирана.
Характерно, что и курды, и шииты вместе выступают против планов американского гражданского администратора Пола Бремера назначить временный политический совет из 25 - 30 человек, который управлял бы страной. Барзани и Аль-Хаким убеждены, что руководство Ирака должно быть избрано на общенациональном конгрессе. В ходе консультаций вырисовываются контуры будущей конституции: три основных поста в республике - президента, премьер-министра и председателя парламента - будут распределены между шиитами, курдами и суннитами. Однако из-за опасений, что шииты как большинство будут иметь решающее слово во внутренней политике со всеми вытекающими последствиями, Вашингтон, похоже, вообще отказался от попыток сколотить переходное правительство в ближайшем будущем. Американцы намерены на год-два сохранить оккупационную администрацию, постепенно подкрепляя ее создаваемой сетью местных консультативных советов, которые брали бы на себя решение повседневных вопросов.
По поступающим из Ирака сведениям, американская администрация предпочитает сглаживать местные противоречия и добиваться согласия тем же способом, которым удалось выиграть войну - подкупом политических и религиозных руководителей, включая шейхов иракских племен. Страна буквально наводнена долларовой массой, удивительно, но курс иракского динара с портретом Саддама упорно ползет вверх.
Между тем в провинции, прежде всего в суннитских центральных районах - главном оплоте прежней власти, - разрастается вооруженное сопротивление. Практически не проходит и дня без американских потерь. Оккупационная власть вынуждена прибегать к репрессиям, зачисткам и массовой конфискации оружия, что, в свою очередь, лишь усиливает недовольство населения и расширяет масштабы вооруженной борьбы. В немногих функционирующих СМИ вводится жесткая цензура. В Багдаде, несмотря на некоторую нормализацию - спад волны мародерства, частичное восстановление электро- и водоснабжения, выплату зарплаты (в долларах) госслужащим, рабочим и пенсионерам, учащаются массовые демонстрации протеста против оккупации, которые большей частью приобретают ярко выраженную радикальную религиозную окраску.
В шиитских районах к американцам относятся весьма настороженно. С одной стороны, воздают им должное за свержение угнетавшего их ненавистного Саддама, а с другой - выступают за скорейшее окончание оккупации и невмешательство США во внутрииракские дела. Не исключено, что эта настороженность может перерасти в явную враждебность, учитывая, что министр обороны США Дональд Рамсфелд заявил, что категорически не допустит в стране религиозного правления по типу иранского.
Видимо, сознавая неподъемность задачи в одиночку преобразовать страну в русле западной демократии, Вашингтон пытается (наподобие Афганистана) привлечь к ее решению своих старых и новых союзников. Фактически игнорируя последнюю резолюцию СБ ООН по Ираку, которая предусматривает активную роль этой международной организации в формировании переходного временного правительства, США приступили к раздаче иракских наделов. Так, верный союзник Польша получает шиитские районы, которые она должна контролировать и приводить в порядок. Британии выделяется юг с городом Басрой. Вашингтон упорно обхаживает Индию и Японию, заинтересованных в ближневосточной нефти, предлагая им прислать в Междуречье войска и специалистов. В ответ им сулят щедрые контракты на восстановление страны. Весьма вероятно, что по мере нарастания трудностей США вернутся к идее более активного использования ООН и членов СБ, возражавших изначально против военной операции, - Франции, России и КНР, а также ФРГ - в умиротворении и перестройке Ирака.
Доказательств того, что режим Саддама Хусейна обладал оружием массового уничтожения, найти не удалось - а ведь это был основной довод Вашингтона в пользу военной интервенции, - и легитимность боевых действий, предпринятых без согласия СБ ООН, и нынешней оккупации висит в воздухе. По этой причине американские стратеги могут избрать тактику привлечения на свою сторону вчерашних оппонентов и залечивания юридических травм путем раздачи кусков иракского нефтяного пирога.
Пока же ситуация в экономике близка к катастрофе. Вместо двух с половиной миллионов баррелей нефти, которые добывались при Саддаме в рамках программы "нефть в обмен на продовольствие", сейчас производится менее пятой части этого объема. Запасы съестного у населения, приобретенного и распределенного за счет доходов от нефти, подходят к концу, и без форсирования ее экспорта стране долго не протянуть. Предполагалось, что судьбу иракской нефти определит выбранное демократическое правительство, но его перспективы тают в тумане. И американцы поспешили разработать план приватизации всей иракской экономики, и прежде всего нефтедобычи. Составлен список из 48 крупнейших иракских государственных компаний, которые перейдут в руки частных, читай - иностранных, инвесторов, в течение года. Это должно быстро дать толчок производству, облегчить положение населения и вытащить страну из экономической пропасти. Наибольший интерес к этим компаниям проявляют корпорации США, Британии, Саудовской Аравии, Иордании...
Официальные лица США неоднократно намекали нашим представителям, что российские интересы в Ираке, в том числе нефтяные, забыты не будут. Не приглашение ли это присоединиться к послевоенному урегулированию? А если да, то остается открытым вопрос: на каких конкретно условиях?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников