07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ВИСЯКИ"

Гаврилов Владимир
Статья «"ВИСЯКИ"»
из номера 109 за 18 Июня 2003г.
Опубликовано 01:01 18 Июня 2003г.
Мы до сих пор не знаем, кто убил отца Александра Меня, Дмитрия Холодова, Владислава Листьева, Галину Старовойтову, Сергея Юшенкова... Кто и зачем закладывал взрывные устройства в переходе на Пушкинской площади, взрывал жилые дома в столице... С каждым годом этот скорбный список "не знаем" только растет. И это - несмотря на контроль высоких лиц и инстанций за ходом расследования. Так, дело Александра Меня, например, успели "поконтролировать" сразу два президента - Горбачев и Ельцин.

По количеству убийств в расчете на 100 тысяч населения Россия вышла на второе место в мире после ЮАР. Убийств у нас теперь по этим же показателям в 20 раз больше, чем в Японии, в 17 - чем в Германии и в 3,5 раза - чем в США. Правда, в Штатах, как утверждают полицейские статистики, ежегодно совершается до 40 миллионов преступлений, в России же регистрируется менее 3 миллионов.
И раскрываемость у нас - под 80 процентов. Это впечатляет даже по мировым меркам: класс!.. Однако по данным МВД, в России по регионам от 60 до 80 процентов всех убийств случается "по пьяному делу". В Карелии, например, даже больше 80 процентов. Выходит, наши пинкертоны в основном раскрывают пьяную "бытовуху". А многие более или менее серьезные дела оказываются сыщикам не по зубам. Особенно убийства заказные. В чем причина? Либо сыскари плохие, либо дает сбой вся правоохранительная система...
Все как один сыщики плохими быть не могут. Больше похоже на иное: все-таки часто не срабатывает именно система. В руководящих милицейских кругах в последнее время даже появилась поговорка: "Заказные убийства не для того совершаются, чтобы их раскрывали"...
Говоря "по форме", в юридическом смысле у нас заказных убийств нет, как когда-то "не было" бандитизма: в Уголовном кодексе такое понятие отсутствует. Поэтому точное их количество вам не назовет никто. Что и дает чиновникам от правоохраны на всех уровнях возможность манипулировать показателями и имитировать полезную деятельность.
Практически после всех убийств известных людей следствие начинает буксовать. Упускаются важные детали, теряются вещдоки. Тормозит процесс волынка с формальностями. Зато "наверстывает упущенное" пресса - наш брат, журналисты, наперебой делятся версиями. По мнению криминологов, нередко с чьей-то подачи запускаются версии ложные. Цель: как можно больше все запутать.
Но вот наконец расследование завертелось. И тут выясняется, что оперативно-следственная бригада привыкла работать, как правило, по старым шаблонам. Ходят обычно по замкнутому кругу версий: либо убийство совершено по политическим мотивам, либо связано с бизнесом, либо причиной стали личные мотивы. Генпрокурор Владимир Устинов как-то назвал это "зашоренностью". В прошлом году не удалось раскрыть 7158 умышленных убийств. Для средней европейской державы эта цифра звучала бы чем-то вроде "криминального дефолта".
Во многом именно из-за этой "зашоренности" самой востребованной версией на первом этапе расследования обычно становятся "экономические разборки" и "бизнес". Политические мотивы ставить во главу угла не выгодно никому. Хотя бы потому, что причастность события к политическому подтексту нередко выводит оперативников на других заметных руководящих, власть имущих сограждан.
До сих пор помню, как лет пять назад знакомый оперативник, работавший по сложному делу, рассказывал мне, как ему удалось сделать невозможное и узнать имя преступника. Потом выяснилось, что подозреваемый - всего лишь исполнитель заказа. Опер начал копать глубже и вышел на уже совсем новый уровень, где замелькали влиятельные фамилии. Но на этой стадии и поступил дружеский совет сверху: "Достаточно. Пора остановиться". Надо было выбирать: либо служить дальше, либо уходить на все четыре стороны за непослушание. Я вернулся к себе в кабинет, рассказывал сыщик, собрал в кучу "лишние" документы и сжег. В результате посадили лишь мелкую "рыбешку". Крупная осталась неприкасаемой.
Экономические мотивации громких убийств всегда понятней и начальству, и общественности. И потому нередко во вред истине в первую очередь стараются сосредоточенно отрабатывать именно эту схему. Так было на первом этапе с убийством Галины Старовойтовой: "Везла крупную сумму денег - потому ее и расстреляли". С Владимиром Головлевым: "Все очень просто - он слишком много "наследил" во время приватизации". И даже с Сергеем Юшенковым: "Есть информация, что он добывал деньги для своей новой партии". Что-то в этом роде и с другими жертвами... Между тем исчерпывающих доказательств нет до сих пор. И даже в тех делах, которые успели довести до суда: они там разваливались.
Еще один ходовой сюжет - убийство по "личным мотивам". Скажем, всем известно, что погибший был человеком публичным, говорил в глаза то, что думает, имел кучу врагов. Но его гибель удобнее свалить "на бытовуху". И валили. У всех на слуху пример с депутатом генералом Рохлиным. Следователи уперлись: виновата жена. И что же? Вот уже пять лет суды не могут поставить последнюю точку. Исчерпывающих доказательств для однозначного вывода добыть так и не удалось. Набранная фактура в деле трещит по швам, потерян счет судебным заседаниям. Адвокат успел выпустить книгу на эту тему...
Следователи понуро признаются, что отыскать киллеров, подрядившихся на большое дело, становится все сложней. Одна из причин: повышается их "профессиональный исполнительский уровень". В заказные убийцы теперь нередко идут бывшие сотрудники спецслужб, бойцы, прошедшие "горячие" точки. Такие стараются работать без лишних следов и свидетелей. А вот профессионализм тех, кто обязан поймать, задержать и осудить преступников оставляет желать лучшего. Доходит до странностей: в свое время в следственную бригаду по раскрытию убийства Дмитрия Холодова набрали целую группу почему-то иногородних следователей. Не хотелось бы оценивать их подготовленность. Но то, что они не знали Москвы и порой элементарно плутали по городу в ущерб работе, - не самый принципиальный, но факт. И точка в деле так и не поставлена...
Теперь о кадрах сотрудников уголовного розыска. По штатному расписанию по России их должно быть 40 тысяч. Недокомплект - 4 тысячи. А вот что касается опыта - тут просто беда. Менее процента оперов работают 20 и более лет. Сыщик сорока лет редкость. Основной же контингент сыскарей - со стажем 1-3 года. Нет ни "старого" опыта, ни "нового". К тому же нагрузка на одного сыщика более чем в два раза превышает норму. При таком положении рассчитывать можно скорее на чудо, чем на логику. К тому же новое громкое преступление отодвигает работу над таким же громким предыдущим.
При таком небывалом наплыве уголовных дел повышенной сложности сил на все у отечественных шерлок холмсов явно не хватает. Только в прошлом году было приостановлено около миллиона уголовных дел. Основная причина: невозможность установить лиц, причастных к преступлению...
При этом у современного уголовного розыска есть еще один враг, который может перечеркнуть работу любой самой опытной следственной группы: оборотни в погонах. Организованная преступность настолько глубоко проникла в правоохранительные органы, что от своих платных информаторов мафия может получать за большие деньги все необходимые сведения о ходе расследования. И предпринимать превентивные меры: вовремя устранить основного свидетеля, изъять (выкрасть) документы, ликвидировать вещественные доказательства...
И проблема оборотней - не только российская. В той же Италии, например, мафия была еще покруче. И связи в полиции у нее налажены не хуже. Однако там правоохранительная система смогла мобилизоваться, были коренным образом пересмотрены методы работы, откорректировано законодательство. И заказные убийства начали раскрываться, а на скамье подсудимых оказались сотни мафиози.
Можно ли надеяться, что и у нас в близком будущем правоохранительная система добьется значительных успехов в раскрытии тщательно организованных громких преступлений? Ни один из моих собеседников - опытных юристов - не решился дать положительный ответ. Общее мнение: "Какие основания есть у вас для оптимизма?" Для решительных шагов в этом направлении нужно большое желание и огромные деньги. И четкие планы. Практики говорят, что, возможно, есть смысл создать специальное ведомство по примеру американского ФБР. И ни в коем случае не жалеть денег на нашу безопасность: дешевое правосудие очень дорого обходится.
Но пока все планы на тему эффективной борьбы с громкими преступлениями остаются лишь планами, используются старые схемы. В том числе и по "производственным показателям". Как известно, в советские времена всякий раз, когда к руководству МВД приходил новый министр, в первый год его работы статистика преступности резко подскакивала. А уже через год так же резко падала. Это означало, что новичок не зря ел свой министерский хлеб. Случилось так, что и сегодня действует заветная схема. Когда господин Грызлов занял кресло министра, пошли указания: "Регистрировать все преступления без утайки!" И в прошлом году свершилось чудо: по сравнению с позапрошлым годом количество преступлений в России сократилось на 15 процентов. Однако россияне, похоже, этого улучшения не заметили...
{Bull}По данным Генпрокуратуры, в 2002 году остались нераскрытыми 7158 умышленных убийств
{Bull}По количеству убийств на 100 тысяч населения Россия вышла на 2-е место в мире после ЮАР
ДЕЛО АЛЕКСАНДРА МЕНЯ
Ранним утром 9 сентября 1990 года отец Александр Мень, один из создателей Российского Библейского общества, вышел из дома в поселке Семхоз (по Ярославской железной дороге) и отправился на станцию. На тропинке, ведущей к платформе, он встретился с неизвестным (или неизвестными), который нанес ему удар топором по шее. При этом пропал его портфель с документами. Тяжело раненый отец Александр сумел дойти до порога своего дома, где умер от потери крови.
По факту убийства Московской областной прокуратурой было возбуждено уголовное дело. В качестве подозреваемого вскоре был задержан некто Игорь Бушнев, который через некоторое время признал себя виновным в совершении преступления и написал чистосердечное признание. Его несколько раз выпускали и снова задерживали. Однако, несмотря на солидный срок следствия, суд не счел убедительными собранные против Бушнева доказательства. 10 июня 1996 года судья Сысоева огласила оправдательный приговор.
По мнению сына погибшего священника, заместителя мэра Москвы Михаила Меня, к убийству его отца причастны спецслужбы, хотя в ходе расследования не было найдено никаких подтверждений этой версии.
Через 10 лет после совершения преступления Генеральная прокуратура объявила, что следствие по делу приостановлено в связи с полной исчерпанностью всех возможных следственных действий.
ДЕЛО ЖУРНАЛИСТА ДМИТРИЯ ХОЛОДОВА
Убийство сотрудника газеты "Московский комсомолец" журналиста Дмитрия Холодова стало одним из самых громких преступлений новой истории России. Он подорвался на взрывном устройстве, смонтированном в "дипломате", в своем рабочем кабинете 17 октября 1994 г. Подозрение в совершении умышленного убийства пало на начальника отдела разведки ВДВ Павла Поповских, командира спецотряда полка ВДВ Владимира Морозова, двух его заместителей - Александра Сороку и Константина Мирзаянца, заместителя руководителя охранного предприятия Александра Капунцова и предпринимателя Константина Барковского. Однако никто из них ни во время следствия, ни в ходе судебного процесса, который длился с 9 ноября 2000- го, виновным себя не признал.
Летом 2002 года Московский окружной военный суд вынес оправдательный приговор фигурантам уголовного дела, который был немедленно опротестован Генпрокуратурой. 27 мая 2003 года Военная коллегия Верховного суда отменила приговор суда первой инстанции. Дело направлено на новое рассмотрение. С обвиняемых взята подписка о невыезде.
ДЕЛО ВЛАДИСЛАВА ЛИСТЬЕВА
Убийство журналиста, совершенное 1 марта 1995 года, до сих пор не раскрыто. Подозреваемые имеются, объявлены в розыск, но, как говорят в Главном управлении уголовного розыска, в настоящее время они "вне поля зрения правоохранительных органов". Скорее всего, за рубежом?
С начала возбуждения уголовного дела прошло уже более восьми лет. За это время было допрошено свыше 2 тысяч свидетелей, по их показаниям раскрыты десятки других преступлений. В том числе обезврежена известная "кемеровская банда", на счету которой десятки убийств. Объем уголовного дела превысил сто томов.
Руководители правоохранительных ведомств уже несколько раз заявляли, что "дело раскрыто", однако до сих пор не арестованы ни исполнители убийства, ни заказчики. Юрий Скуратов, занимавший пост генпрокурора России, еще в 1998 году заявлял: "В принципе, мы знаем, кто это сделал, но не знаем, как это опубликовать. Потому что это может быть шоком".
ДЕЛО О ВЗРЫВЕ НА ПУШКИНСКОЙ
Взрыв в подземном переходе на Пушкинской площади произошел 8 августа 2000 года. В результате погибли 13 человек, более сотни получили ранения. Расследование уголовного дела было поручено бригаде из 12 следователей. Вместе с оперативниками и взрывотехниками над раскрытием преступления работало более 130 человек. Сыщики работали по многим версиям. Среди них криминальная разборка, чеченский след, торговая война за контроль над палатками и ряд других. По делу были установлены личности десятков подозреваемых. Например, назывались фамилии двоих мужчин и женщины. Проводились аресты. Однако в итоге настоящие преступники остались вне поля зрения следствия . В настоящее время расследование по этому делу приостановлено "за невозможностью установить личности преступников".
ДЕЛО ДЕПУТАТА ГОСДУМЫ РФ ГАЛИНЫ СТАРОВОЙТОВОЙ
Депутат Госдумы Галина Старовойтова была застрелена в подъезде своего дома в Петербурге в ночь на 21 ноября 1998 года. Сопровождавший ее помощник Руслан Линьков получил тяжелое ранение. По фактам умышленного убийства и покушения на убийство было немедленно возбуждено уголовное дело. Поскольку преступление носило явно заказной характер и касалось значимой политической фигуры, его расследование вели следователи УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. В следственную бригаду были включены также специалисты МВД и прокуратуры. В процессе поиска убийц и заказчиков сотрудники правоохранительных органов допросили более тысячи свидетелей, провели 40 обысков, 26 выемок документов, 62 осмотра и 104 экспертизы.
В декабре 2002 года заместитель Генпрокурора РФ Владимир Зубрин объявил, что дело раскрыто. Под стражу с санкции суда были заключены подозреваемые Воронин, Ионов, Акишин, Краснов, Лелявин. Им предъявили обвинение. Еще четверо подозреваемых объявлены в розыск. Но заказчиков убийства депутата пока так и не выявили.
В декабре же заместитель Генпрокурора Василий Колмогоров подписал постановление о продлении следствия до 20 июня 2003 года.
ДЕЛО ГЕНЕРАЛА ПОГРАНИЧНИКА ВИТАЛИЯ ГАМОВА
По-прежнему остается не полностью раскрытым убийство на Сахалине начальника Южно-Сахалинского территориального управления Тихоокеанского регионального управления ФПС генерала Виталия Гамова. Покушение на него было совершено 21 мая 2002 года. Тогда в квартиру генерала неизвестные забросили три бутылки с зажигательной смесью.
По подозрению в причастности к убийству пограничника сегодня задержано пять человек - Алексей Аникушин, Алексей Аникин, Алексей Игрунов, Алексей Кузнецов. Имя последнего задержанного не раскрывается.
У многих экспертов-криминалистов есть опасения, что вину за организацию заказа убийства Гамова следователи попытаются свалить на криминального авторитета Наумова по кличке Якут, который недавно был убит. Так или иначе, имя настоящего заказчика преступления до сих пор не названо.
Пока же Генпрокуратура продлила срок расследования уголовного дела о покушении на Виталия Гамова на три месяца - до 21 августа 2003 года.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников