05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КУДА РУЛИТ ГЕННАДИЙ РУЛЬ

Мы едем по деревне, и генеральный директор "Золотой нивы" Геннадий Руль, сидя за рулем своей

Мы едем по деревне, и генеральный директор "Золотой нивы" Геннадий Руль, сидя за рулем своей "Нивы", - простите уж за невольную игру слов, - иллюстрирует разговор, начатый в конторе:
- Вот они, видите, во дворах стоят, баньки-то. За последние несколько лет их около ста штук люди себе понаставили...
Геннадий Александрович и начал нашу беседу не с урожаев и привесов, а именно с этих самых бань, возведение которых, по его мнению, является прямым доказательством роста благосостояния золотонивских крестьян. А еще почти в каждом дворе наблюдаются впечатляющих размеров хозяйственные постройки - сараями их язык не поворачивается назвать, поскольку иные больше жилых домов.
Все началось восемь лет назад с ликвидации общественного животноводства бывшего совхоза. Шаг по тем временам ультрареволюционный. И, между прочим, по этому пути до сих пор никто в области не пошел. Пусть фермы валятся, пусть от "акционерной" коровы дают молока - как от козы, но коллективное стадо - это святое. Хотя, если смотреть правде в глаза, святости тут мало. Просто общественное животноводство помогает выжить личному подворью - за счет воровства, которое в деревне давно уже и воровством не считается.
Геннадий Руль тогда собрал акционеров, и после долгих дебатов было принято решение раздать людям в частную собственность весь скот. А заодно крестьянам по символическим ценам продали 62 трактора, 46 автомашин, 85 единиц сельхозинвентаря, 320 рабочих лошадей. Ну и каждый, естественно, получил причитающийся ему земельный пай. Делили по справедливости, согласно трудовому вкладу, стажу и т.п.
А дальше произошло то, что и должно было произойти: в селе началось быстрое расслоение на бедных и богатых. Причем эксперимент получился в чистом виде, поскольку изначально стартовые условия у всех были примерно равны. Но люди - очень разные. По-разному относятся к жизни, по-разному работают, по-разному думают.
Года полтора назад мне пришлось готовить материал из "Золотой нивы", так уже тогда это неравенство результатов и самооценок было просто поразительным. Вот, к примеру, семья Кашегановых. Шесть человек - сами супруги, взрослые сын и дочь, родители-пенсионеры. Все трудоспособные. На подворье - две коровы и два поросенка. Глава семьи отнес себя к разряду нищих и обездоленных. И действительно, прокормиться шестерым едокам таким хозяйством практически невозможно.
А на другом конце села одна-одинешенька живет пенсионерка Александра Мироновна Бракк. У нее три коровы, три теленка, козы, куры, пять свиноматок, которые ежегодно дают приплод в 60 поросят. Элементарный расчет показывает, что годовой доход одинокой, не обладающей избытком здоровья пенсионерки в 20 раз превысил доход семьи Кашегановых, состоящей из шести потенциальных работников. Александра Мироновна, кстати, помогает еще и дочери с зятем, которые живут в городе и месяцами не получают там зарплату.
Но пенсионерка что - есть в селе и по-настоящему зажиточные люди. Такие, например, как В. Пурклов, Ж. Атлесов, А. Нейфельд. Они держат до полусотни голов рогатого скота, до 80 свиней, плюс козы, лошади, пчелы, плюс огороды необъятные. И все члены семьи в этих крестьянских хозяйствах пашут, не разгибая спины, от темна до темна.
Неудивительно, что в "Золотой ниве" каждый сезон два-три десятка человек покупают себе автомобили. А чистый годовой доход каждого из 723 созданных здесь крестьянских хозяйствах колеблется в широком диапазоне - от 30 до 130 тысяч рублей. Заметим еще, что производство мяса в акционерном обществе по сравнению с 1991 годом увеличилось почти в два с половиной раза.
Впрочем, индивидуальный мелкотоварный сектор, обеспечивая на селе полную занятость и приличные доходы людям, погоды в целом в агропромышленной фирме, каковой является "Золотая нива", не делает. Фирма сегодня обрабатывает 36,5 тысячи гектаров пашни. Последние пару лет ее площадь удвоилась за счет аренды земель в соседних акционерных обществах.
Ей-Богу, все это напоминает сказку про Кота в сапогах. Едешь по Оконешниковскому району и спрашиваешь: чья, мол, земля по обеим сторонам дороги? Маркиза Карабаса, то бишь Руля Геннадия Александровича. Отмашешь еще километров 70 от центральной усадьбы - опять спрашиваешь, и тебе опять называют его... "Помещик".
Обрабатывать такие площади без применения самой современной техники и технологии, конечно же, невозможно. Два года назад хозяйство приобрело семь тракторов фирмы "Кейс" и столько же посевных комплексов "Конкорд". Сегодня они выполняют ту же работу, на выполнение которой ранее требовалось 55 тракторов.
Нынешней весной Руль получил лизинговый кредит у американцев и прикупил еще пяток могучих "катерпиллеров". Мне довелось посидеть в кабине этого трактора. Не трактор - самолет. А тракториста, ничем не напоминающего зачуханного механизатора из прошлых времен ( кстати, бывшего пьяницу), буквально распирало от гордости за свою машину - он ее только что не облизывал.
Вся эта техника в посевную работала круглосуточно. На одном поле отсеялись - тут же марш-бросок на другое. Руководитель одного из соседних хозяйств не выдержал, приехал посмотреть на заморские агрегаты. Мужики смеются: говорят, смотрел, как на немецкие танки, которые вот-вот вторгнутся на его земли.
Угроза, между прочим, вполне реальна. "Золотая нива" ведь ежегодно прирастает за счет земельных паев, которые ей передают люди из других акционерных обществ. Потому что Руль на каждый пай гарантированно дает 3 тонны зерна. А от своих руководителей они получают зачастую раз в десять меньше.
Конечно же, мелкотоварный крестьянский сектор не мог бы жить и быстро развиваться без мощной поддержки общественного производства. Чтобы выращивать такое количество скота на подворьях, нужны корма. Сеет их хозяйство по потребностям, а убирают уже сами крестьяне. Этот процесс надо видеть. Вся деревня в поле - кто на тракторе, кто на лошади, кто на машине. Семьи кооперируются, обмениваются услугами, помогают друг другу.
А у Руля теперь голова о кормах и не болит. Его дальнейшая задача - закупить как можно больше мяса и молока на подворьях, чтобы поддержать частный крестьянский бизнес. "Золотая нива" имеет собственные цеха - молочный, по переработке мяса, кондитерский, мельницу, пекарни, кафе в областном центре, а также сеть сельских и городских магазинов. Объемы производства продукции зависят исключительно от объемов спроса на нее. К сожалению, денег в карманах у омичей негусто, а потому не может Геннадий Александрович закупить на подворьях столько продукции, сколько крестьяне в состоянии произвести. Впрочем, многие из них давно уже нашли собственные каналы реализации.
Сам генеральный директор нынешнюю экономику "Золотой нивы" называет "экономикой переходного периода". А местные коммунисты обвиняют его в том, что он вернул трудящиеся массы назад, к сохе, порушив все социальные завоевания прошлых лет. И это в определенном смысле правда. Благополучие крестьянских хозяйств достигается в основном за счет тяжкого ручного труда. Никакого нормированного рабочего дня, никакой гарантированной зарплаты.
XXI век, который олицетворяют собой "катерпиллеры", "кейсы", "конкорды", соседствует с позапрошлым веком, когда единственной тягловой силой у крестьянина была лошадь. Всеобщее полное равенство (или уравниловка?) в доходах в качестве жизни сменилось резким расслоением по уровню достатка. Это тоже правда.
Но вот вопрос, который я давно уже держал в запасе для Геннадия Руля. Допустим, власть завтра меняется и в "Золотую ниву", как когда-то в 30-е годы, приезжает уполномоченный из города для организации колхоза. Много ли найдется желающих свести на колхозный двор скот, сдать технику, инвентарь, отказаться от земельных паев?
Задумался Геннадий Александрович надолго. Молчал, что-то подсчитывал в уме. Ответил так: "Процентов 20 без особых колебаний вернутся к прежней жизни, а остальные свое добро и свободу без боя не отдадут...".


юра 07 Ноября 2015, 16:54
Верните нам руля
Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников