10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕНЬ, КОГДА ОСЛЕПЛИ ЧАЙКИ

Черкашин Николай
Опубликовано 01:01 18 Июля 2000г.
День 30 октября 1961 года не вошел в политические календари СССР как знаменательная дата. О том, что произошло тогда, советские люди так и не узнали. Да и ныне знают о нем далеко не все. Речь идет об этапном событии в истории отечественного научно-технического прогресса, которое резко отразилось на ходе тогдашней "холодной войны" между двумя ядерными державами. 30 октября 1961года вясном небе над Новой Землей зажглось второе солнце. Оно горело в течение70 секунд, Озаряя огромный заснеженный архипелаг пронзительным сияющим светом. Это был самый мощный в мире термоядерный воздушный взрыв мощностью свыше 50 мегатонн в тротиловом эквиваленте...

К взрыву "царь-бомбы" начали готовиться за пять лет до установленного дня "Ч". Впрочем на языке военных атомщиков она называлась весьма прозаично - "изделие 202". Но имела невиданные размеры: восемь метров в длину, толщину - два метра, вес - 26 тонн. Чтобы поднять в воздух такую махину, требовалась специальная переделка дальнего стратегического бомбардировщика Ту-95. Выбрали оптимальный тип подвески - полунаружный. При этом, выражаясь языком технических документов, "створки бомбового отсека были доработаны по форме корпуса изделия с утоплением их внутрь фюзеляжа самолета". Но и это полдела. По замыслу испытателей, бомба должна была взорваться в воздухе высоко над землей. Для этого пришлось разработать уникальную парашютную систему.
К концу сентября самолет ТУ-95-202 был перебазирован на Кольский полуостров. Стартовать к Новой Земле он должен был с аэродрома "Оленья".
И вот день "Ч" наступил. 30 октября в 9 часов 27 минут командир воздушного корабля майор Андрей Дурновцев поднял сверхтяжелую машину в воздух. Вслед за ним взлетел и самолет-дублер ТУ-16. В одном строю двинулись они по строго засекреченному маршруту - Оленья - мыс Канин Нос - Рогачево - Панькова земля - район сброса. Убедившись, что все системы носителя "супербомбы" работают в заданном режиме, самолет-дублер вскоре отправили километров на 15 вперед, чтоб избежать излишнего риска. Майор Дурновцев и весь его экипаж в составе восьми человек должны были встретить небывалый взрыв в воздухе. Никто не мог гарантировать им безопасного возвращения.
Дальше рассказ начальника испытательного управления Новоземельского полигона Серафима Михайловича КУЛИКОВА:
"Наступил ответственный момент - с высоты полета 10 500 метров в 11 часов 30 минут бомба была сброшена по цели Д-2 в районе Маточкина Шара. Напряжение экипажа достигло кульминации - что произойдет дальше? Отделение от самолета груза массой 26 тонн для экипажа было весьма заметным: на самолете проявился эффект вибрирования, то есть, по определению летчиков, самолет "сел на хвост". Вмешательством пилота эффект был парирован - все внимание экипажа сосредоточилось на слежении за отделившимся изделием. Отделение от самолета произошло нормально, затем началось последовательное срабатывание каскада вытяжных парашютов: первый в половину квадратного метра, второй в пять с половиной, а затем одновременно три по 42 "квадрата", которые извлекли основной парашют площадью 1600 квадратных метров. Изделие начало плавно снижаться. Особенно отчетливо это наблюдалось из кормовой кабины. С самолета-носителя последовало закодированное сообщение на командный пункт о нормальном отделении изделия и раскрытии парашютов. Для всех нас на КП наступило некоторое облегчение. Теперь для экипажа носителя и участников испытания на земле наступило томительное ожидание взрыва. По расчету, изделие до момента взрыва должно снижаться в течение трех - трех с половиной минут. Кабины самолета были закрыты защитными светонепроницаемыми шторками от прямого излучения взрыва, члены экипажа надели светозащитные очки.
Наконец, свершилось - на 188-й секунде после отделения "супербомбы" от самолета острова Новой Земли были озарены длительным свечением небывалой яркости.
Вспышка наблюдалась в течение 65-70 секунд, а очень яркая ее часть - 25-30 секунд. Взрыв изделия произошел, как и планировалось, на высоте 4000 метров относительно цели. В момент вспышки самолет-носитель находился от взрыва на удалении 40 километров, а самолет-дублер (лаборатория) - 55 километров. После окончания светового воздействия на самолетах были отключены автопилоты - в ожидании прихода ударной волны перешли на ручное управление. Ударная волна на самолеты воздействовала многократно, начиная с удаления от взрыва на 115 километров для носителя и 250 километров - для самолета-дублера. Воздействие от ударной волны для экипажей было достаточно ощутимым, однако затруднений в пилотировании не вызывало".
...Тем не менее летчики испытали немало неприятных минут. Во время вспышки в кабинах, закрытых светонепроницаемыми шторками, стало жарко, появился запах гари, с рабочего места штурмана-бомбардира потянуло дымом.
- Горим? - спросил командир корабля.
К счастью, вскоре выяснилось, что пожара не случилось - вспыхнула только пыль и ворсинки, да задымилась обмотка жгутов, располагавшихся между остеклением и светозащитными шторками. Хуже всего было в кормовой кабине, обращенной непосредственно в сторону взрыва. Там было так жарко, что воздушному стрелку жгло лицо и руки. И снова свидетельствует специалист:
"При съемке развития облака взрыва наблюдалось приближение ударной волны в виде расширяющейся сферы голубоватого цвета. Было видно прохождение ее по самолету. К моменту прихода ударной волны автопилот был отключен. Пилотирование самолетом продолжалось в режиме ручного управления. На самолет воздействовали три ударные волны - первая через 1 мин. 37 сек. после взрыва, затем через 1 мин. 52 сек. и третья - через 2 мин. 37 сек. Первая волна была самой ощутимой - мощный удар потряс самолет. Летчики парировали колебание штурвала, однако изменения угла тангажа и крена самолета не наблюдалось. Последующие волны были менее мощными, а воздействие третьей воспринималось в виде слабого толчка самолета. При прохождении ударных волн через самолет барометрические приборы (высоты, скорости полета и вариометры), имеющие связь с атмосферой, стали давать повышенные показания, стрелки их по нескольку раз перемещались в разные стороны. Процесс развития облака взрыва длился в течение 8-9 мин., а высота его верхней кромки достигала 15-16 км, диаметр 30-40 км. Цвет облака был багровым, а ножка-ствол - голубовато-серым. Облачность (обычная) у основания ствола радиоактивного облака заметно втягивалась в него. Через 10-12 мин. после взрыва купол облака стал растягиваться по ветру, и через 15 мин. облако приняло вытянутую форму".
Воистину, осуществилось библейское предсказание: "А Бог шел перед нами в столпе облачном"...
Самолет-лаборатория Ту-16 под командованием майора К. Лясникова получил воистину самоубийственное задание: взять курс на огненный шар и изучить, "как действует ядерный взрыв на самолет с передней полусферы. И летчики отправились выполнять задание. Не могу представить себе, какие надо было иметь нервы, чтобы вести самолет навстречу самому страшному из того, что могло происходить на планете Земля. Отчаянный майор остался жив. Лясников рассказывает:
"После взрыва мы увидели привычный яркий свет. Но одно дело тут же развернуть самолет и другое - идти прямо на вспышку. Смотрю, гриба еще нет, лишь огненный шар беснуется, разбухает. Потом он становится размером с километр и более, уже с грязными пятнами. Черный столб его поднимает и выбрасывает вверх. Срочно надо разворачивать - иначе гибель. А шар-облако вот уже почти рядом. Когда на твоих глазах рядом разворачивается ад кромешный, поверьте, не до восторгов... Это, скажу вам, похлестче, чем в фильме ужасов... До соблюдения ли инструкций в такой момент? Делаю градусов под 70 крен - немыслимый вираж закладываю на высоте 11 тысяч метров. И это спасает..."
Не у всех выдерживали нервы в таких испытаниях. Один из пилотов, ходивших на ядерную "грозу", честно признавался начальнику испытательного управления С.Куликову:
"Серафим, не ругай и не срами меня - задание полностью выполнить не смогли. Впереди нас по полету образовалась огненная стена, бурлящая, жуткая. Нервы у нас не выдержали, и мы свернули в обход облака взрыва на расстоянии, далеком от заданного".
Самый мощный на планете взрыв носил порядковый номер - 130. Это была самая грандиозная военно-пропагандистская акция века, а может быть, и во всей истории человечества, ведь взрыв "супербомбы" был приурочен к очередному - XXII партийному съезду КПСС. Хотя делегаты его и не подозревали о подарке, который подготовила им родная "оборонка".
Несомненно одно - "великий октябрьский взрыв" N 130 придал Хрущеву ту уверенность в превосходстве советского ядерного оружия, с какой он, спустя год, держался в горячие дни карибского кризиса.
Вдруг вспомнился детский анекдот:
"- Папа, а ядерная бомба дорого стоит?
- Очень! Миллионы рублей.
- Тогда смотри какое богатство к нам в огород летит!"
Теперь мы все - наследники того давнего новоземельского "богатства".
Мой собеседник - известный знаток Арктики, проработавший в гидрометеослужбе Севморпути на Диксоне более 20 лет, Николай Григорьевич Бабич - хорошо знает, как аукнулся для Севера тот давний рекордный взрыв.
- Взрывная волна трижды обогнула земной шар. Мы потом еще столько лет вы вывозили людей с островов Карского моря, накрытых радиоактивным облаком... Однако лучевую болезнь никто не хотел диагностировать. Людей хоть как-то лечили. А вот тысячи белых медведей погибли от переоблучения. Сегодня поверхность островов никак не "фонит". Но ведь те 5-6 миллионов кюри, выброшенных взрывом в небо Арктики, никуда не делись. У них период полураспада - сотни лет...
Известный историк "холодной войны" контр-адмирал Георгий Костев:
- Над Маточкиным Шаром рванули только 50 мегатонн. А первоначально планировали все 100. Но ученые опасались за состояние земной коры - не проломить бы...
Слава Богу - не проломили.
Никто не считал, сколько птиц сгорело в том рукотворном ядерном солнце. А те, что уцелели, - ослепли. Рыбаки рассказывали, что полет слепых чаек напоминал порхание летучих мышей. Большинство из них безмолвно качались на волнах, тихо умирая от голода.
Макет той царь-бомбы в натуральную величину хранится в музее Арзамаса-16. Начальник одного из тамошних НИИ генерал-полковник Негин поведал репортерам английского телевидения о том, что воодушевленные сверхмощным взрывом "сахаровцы" предложили Хрущеву проект "Армагеддон": направить в Атлантику корабль, начиненный дейтерием в 100 мегатонн тротилового эквивалента. Обшить его листами кобальта, чтобы при испарении металла в ядерном пекле возникло мощнейшее радиоактивное заражение. Детонатором плавучей водородной мины должна была служить обычная атомная бомба...
Хрущев подумал - и отказался.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников