10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАК НЕ ЛЕЧИТСЯ В САРАЕ

Журавлева Валентина
Опубликовано 01:01 18 Июля 2001г.
Каждый год больных раком в Иркутской области становится все больше. За десять лет их количество увеличилось на 19 процентов. Для сравнения: в среднем по России - на 13 процентов.

В областном онкодиспансере принимают всех больных со злокачественными опухолями, кроме нейропациентов. Из всех, кто сюда обращается, умирают около трети. Остальных врачи вылечивают или продлевают больным жизнь минимум на пять лет - показатели не хуже, чем в благополучной Европе.
У мужчин каждая третья опухоль диагностируется в органах дыхания. Следом идут злокачественные новообразования в органах пищеварения и мочеполовой системы. У женщин главная патология - раковые опухоли молочной железы, репродуктивных и половых органов.
...Народ приходит сюда, потому что верит в исцеление. О местных врачах легенды ходят. Будто некоторые могут даже без всяких медикаментов вылечить. Преувеличение, конечно. Хотя сомневаться в профессионализме и добросердечии медиков не приходится. Могли бы, как и полагается, отработать положенные часы и домой идти. Но они почти всегда задерживаются. Невзирая на то, что дополнительное время не оплачивается, зарплата, мягко говоря, невысокая (медики-новички зарабатывают около 900 рублей, врачи со стажем - около 2000).
В Приангарье, помимо областного, есть три межрайонных диспансера: в Ангарске, Братске и Усолье-Сибирском. По мнению врачей, их недостаточно. Онкологические пункты должны быть в каждом промышленно развитом городе, где есть канцерогенные загрязнения. Если б пунктов было больше, то и рак на ранних стадиях выявлялся бы чаще. Меньше б поступало запущенных больных. Пока же они составляют почти треть от общего числа. А в Балаганском, Катангском, Куйтунском, Мамско-Чуйском и Чунском районах дела с диагностикой обстоят куда хуже: почти половина пациентов регистрируется с раком в 4-й стадии.
В коридорах областного онкодиспансера томится разношерстная публика: дорого одетые женщины, кряхтящие старушки в цветастых юбках, работяги, бизнесмены. Очень много молодых.
У всех этих людей одна беда. И они надеются, что лихая участь обойдет их стороной. Многим везет: узнают, что на сей раз тревога ложная. Облегченно вздыхают и покидают здание с наказом обязательно вернуться через год. Многие больше не возвращаются. Знают, что идти надо, но каждый раз оттягивают поездку. В итоге попадают к онкологам в запущенном состоянии, когда болезнь доходит до 3-4-й стадии. Когда лечить уже поздно.
Почему так происходит? Все становится ясно, когда заходишь в онкодиспансер. Узкие коридоры с облупившейся краской на стенах. Теснота. Бесконечные очереди. Кажется, само здание заставляет людей бояться рака: один раз здесь побывав, возвращаться сюда точно не станешь. Только если уж совсем "припечет". А если б пациенты приходили в просторные и современные помещения, где нет очередей?..
Но, похоже, жителям Иркутской области в ближайшее время подобное не светит. Онкодиспансер ютится в здании, построенном в 1967 году. Сейчас оно в аварийном состоянии, требует капитального ремонта. В палатах, рассчитанных на 70 человек, ютятся 330 пациентов. СЭС выдала лишь временное разрешение на эксплуатацию. Ни палаты, ни подсобки, ни канализационные и вентиляционные системы не соответствуют санитарным требованиям. В отделении гинекологии всего один туалет. Душ - в подвале.
Врачи ласково называет свое заведение "сарайчиком" и говорят, что диспансеру очень нужен хирургический корпус. "У нас есть высококлассные специалисты, мы хорошо лечим, все умеем, оборудование современное есть. Но нет условий".
Разговоры о том, что области нужен новый онкодиспансер, ведутся аж с 1986 года. Уже тогда было ясно, что болезнь будет набирать обороты. Шесть лет назад был утвержден план строительства и выделены первые средства из федерального бюджета. Начиналось все хорошо. В 1995 году из госбюджета перечислили 19 миллиардов неденоминированных рублей. Но с каждым годом денег поступало все меньше и меньше. В 2000 году пришло всего 6 миллионов. Областные власти долгое время оставались в стороне. Онкологи просили помочь, но им отвечали: нет денег. И только в прошлом году обладминистрация выделила 13 миллионов рублей.
По расчетам, новый корпус на 180 коек должны были сдать этим летом. Но, судя по слабому финансированию, стройка обещает перейти в долгострой. Пока готовы лишь хозяйственные корпуса, сети, площадки. Создается впечатление, что власти не считают это большой проблемой. Видимо, куда важнее отгрохать новый торговый комплекс, нежели возиться с проблемами раковых больных.
В Кемерове была схожая ситуация. У региональных властей тоже не хватало средств. Тогда чиновники открыли счет и обратились за помощью к бизнесменам. Общими усилиями проблему удалось решить. Иркутские онкологи попробовали действовать сходным образом, но без поддержки властных структур им удалось собрать немного. Так, может, впору объявлять уже всенародную стройку?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников