08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЭРОДРОМ В ОТСТАВКЕ

Качаева Иоланта
Опубликовано 01:01 18 Июля 2002г.
Неподалеку от Нижнего Тагила, где только что закрылась международная выставка вооружений и военной техники "Рашн экспо армз-2002", в поселке Сокол доживает последние дни некогда элитная воинская часть. Минобороны РФ содержать здешний военный аэродром и гарнизон, видимо, не может. Все объекты в удручающем состоянии. К примеру, аэродром впервые в этом году не принял ни одного самолета, в том числе и с важными персонами, прилетевшими на нижнетагильскую выставку...

Мы проникли на территорию секретного объекта без особого труда. Таксист за 500 рублей привез нас в закрытый военный поселок Сокол к заброшенному КПП. А баба Маша (так представилась местная пенсионерка) бесплатно проводила по заветной лесной тропке к дыре в заборе с колючей проволокой. Так мы и оказались на аэродроме.
- Стоять! Не двигаться! Кто такие? - щелкнув затвором винтовки, к нам подходит невысокий молодой человек в мокрой от пота майке. В солнцезащитных очках постового отражаются специальные корреспонденты "Труда" на фоне старых "мигов".
Отслужившие боевые истребители нашли здесь свой последний приют. Их распиливают на ремонтно-механическом заводе, что неподалеку от аэродрома. Охотники за цветными металлами то и дело потрошат их. Ведь в начинке "мигов" есть, к примеру, дорогие детали из титановых сплавов.
По команде вооруженного человека поворачиваемся и идем вперед. Он, целясь в наши спины, деловито шагает вслед.
- Не двигаться, я доложу о вас начальству, - охранник, поднимается по железной лестнице в небольшой зеленый вагончик.
- Стойте на месте! Иначе буду стрелять! - теперь к нам бежит женщина в полосатой кофточке и синих брюках. В вытянутых вперед руках - пистолет ТТ.
За дамой спешила девушка с винтовкой. Правой рукой она придерживала оружие, а левой прижимала к голове слетавшую линялую пилотку с красной звездой. На груди красовался нарисованный на футболке голливудский секс-символ Леонардо Ди Каприо. Вскоре все трое постовых, посовещавшись между собой, отконвоировали нас в одноэтажный деревянный "офис" охраны. Посадили на низкую скамейку под доской объявлений. Девушка с Ди Каприо на груди встала у двери, закрытой на засов и крючок. Вместе с Леонардо они застенчиво улыбались. Командира части в штабе не нашли: уехал по делам в город. За решение участи "нарушителей порядка" взялся некий полковник из Екатеринбурга. Он, как позже стало известно, возглавляет комиссию, готовящую необходимую документацию по передаче поселка и аэродрома из ведома Минобороны в распоряжение местных властей.
Представиться полковник не пожелал, зато досконально изучил наши документы. Затем потребовал достать из фотоаппарата пленку и засветить ее. Объяснение, что в цифровой фотокамере пленки нет, не подействовало. Чиновник в погонах упрямо твердил, что у него есть приказ засвечивать отснятый фотоматериал.
Вскоре он уехал, а командира все не было. Начальник команды ВОХРа Галина Левченко сжалилась над узниками. Может быть, потому, что раньше работала в детском саду? И вскоре совсем отпустила на волю. На прощание охранники посоветовали нам не рисковать. Оказывается, не так давно одному своему земляку постовой прострелил обе ноги, сделав незадачливого воришку цветмета инвалидом.
А ведь всего лет десять назад над поселком постоянно гудели самолеты. На здешний аэродром садился даже "Руслан". И охраняли его не бывшие сотрудницы детсада, а военные. Теперь некого даже поставить на КПП при въезде в поселок...
Развал воинской части, обслуживающей аэродром, начался, по словам местных жителей, с 1994-го. Нынче здесь остались лишь командир с заместителем, шесть контрактников да несколько солдатиков. Плюс небольшая охрана из вольнонаемных.
На территории гарнизона действовал "парашютный городок", от которого нынче остались лишь погнутая вывеска и турник. Некогда чистенькие казармы пугают облезлыми кирпичными стенами и черными дырами окон. Бывший клуб, в котором весело отмечали праздники, стал никому не нужным баром. Огромная столовая превратилась в склад. Несколько относительно сносных военных построек разобрали на стройматериалы. К примеру, за ночь пропал с лица уральской земли огромный алюминиевый ангар. Растащили в течение недели на "запчасти" и аварийный жилой шлакоблочный дом, жители которого расселились у родственников и в пустующих квартирах. Они думали, что смогут вернуться в отремонтированное жилье, но остались ни с чем.
Всего в Соколе одиннадцать панельных пятиэтажек - "досов" (дома офицерского состава. - Авт.). Облезлые здания, пустые глазницы окон брошенных квартир. Счастливчики уезжают. Остаются пенсионеры и те, кому некуда деться.
- В общем-то мы ничем не отличаемся от семей военнослужащих в других гарнизонах, - говорит мне "соколянка" Тамара Николаевна. - А чтобы вы поняли, как мы существуем, полюбуйтесь нашим жильем...
Заходим в подъезд. В нос сразу ударяет запах канализации - это протекают сгнившие трубы. О ремонте никто и не мечтает. Обшарпанные стены, сырость. Горячей водой жильцов балуют только четыре месяца в году. А с нынешней зимы обещают отключить и газовую котельную. Мусор из поселка не вывозят с зимы. На улице горит огромная вонючая куча - так здесь пытаются избавиться от грязи.
В квартире Ольги Чавычаловой, бывшего инженера аэродромной службы, полным ходом идет подготовка к переезду. Недавно они с мужем получили жилищный сертификат. Хотели было вернуться в родной Ставрополь, но 180 тысяч рублей хватило лишь на квартиру в Нижнем Тагиле.
- Душа болит, аэродром погибает, - признается Ольга. Ее уволили недавно. До этого сократили должность мужа, который 20 лет руководил здесь полетами. Именно он принимал два года назад самолет президента Путина, прилетевшего на выставку российского оружия. О том, что именно в Соколе приземлится личный самолет главы государства, военные узнали совсем незадолго до события. Тогда за два дня и две ночи отремонтировали разбитую асфальтовую дорогу от аэродрома до шоссе, - рассказывает Ольга. - 20 километров. Мы всем гарнизоном просили, чтобы рабочие залили асфальтом яму у остановки. Автобус там постоянно застревает, боимся, что он сломается и больше никогда не приедет. Но рабочие не согласились... За ночь военные покрыли штукатуркой здание клуба, побелили КПП, вставили стекла и посадили в него солдатика с винтовкой. Вроде как это - постоянный пост... Президент и предположить не мог, что к его приезду здесь устроят всю эту суматоху...
Теперь в Соколе гадают: что случится после того, как аэродром передадут муниципальным властям?
- Мне кажется, что начнется страшное мародерство, когда уберут охрану, - предполагает Валентина Александровна (фамилию просила не называть. - Авт.), раньше работавшая токарем на местном ремонтно-механическом заводе. - Ведь растащили же вертолетную площадку, как только она осталась неохраняемой...
- Наш аэродром, считающийся одним из лучших в Свердловской области, подлежит реставрации, - уверяет Ольга Чавычалова. - Я как инженер отлично знаю состояние дел. Его не так сложно вернуть к жизни. Лишь заменить порядка 30 плит. Правда, если снять посты, то думаю, что дорогостоящие аэродромные плиты взлетной полосы просто разворуют.
Пока решается судьба аэродрома, оставшиеся летчики - около 20 человек - ждут жилищные сертификаты и мечтают о переезде. Военные асы уже получили отставку.
- Раньше мы ложились спать, не замечая постоянного шума самолетов. А теперь нам чего-то не хватает, - женщины на лавочке у облезлого "доса" удрученно глядят в небо. Самолетов не видно...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников