05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УГОЛЬНЫЙ РАЗРЕЗ В КРИМИНАЛЬНОМ РАЗРЕЗЕ

Невинными ребячьими проказами кажутся сегодня приключения увековеченных классиками отечественной литературы самозванцев и великих комбинаторов. Адекватное описание деяний нынешних хлестаковых и бендеров изящной словесности пока не поддается, но подлежит изложению сухим языком милицейских протоколов. В своих похождениях они нередко оставляют такой след, по которому вынужден устремляться уголовный розыск. Иногда сыщики их находят - когда могут. Хотя чаще складывается такое впечатление - когда хотят. Может быть, поэтому мошенники разного калибра не особенно скрываются и чувствуют себя достаточно вольготно...

Черногорск, что на востоке Хакасии, городок сравнительно небольшой, насчитывает тысяч 70-80 жителей и две крупные по местным масштабам конкурирующие друг с другом банды. Междоусобные "разборки" с применением автоматического оружия они проводят с удручающей регулярностью. Но тревожит это, похоже, лишь законопослушных горожан. Правоохранительные же органы занимают позицию беспристрастных наблюдателей.
Не секрет, что среди блюстителей порядка бытует теория "борьбы с преступностью руками самих преступников". Суть ее, говоря по-простому, состоит в том, чтобы не мешать уголовникам из враждующих группировок "мочить" друг друга, что по идее должно вести к общему ослаблению криминального подполья. К чему приводит это пагубное заблуждение на практике, наглядно проявилось в соседнем Красноярском крае, высокие милицейские чины которого в течение длительного времени претворяли столь хитроумный, по их мнению, замысел в жизнь. И вот в один не самый прекрасный день официальные власти обнаружили, что вся жизнь Красноярска, крупного индустриального центра России, фактически полностью контролируется и регулируется умело организованными и хорошо вооруженными "спортсменами" бывшего председателя совета директоров Красноярского алюминиевого завода, а ныне обитателя местного СИЗО N1 Анатолия Быкова по кличке Толя Бык.
Криминальная хроника самой Хакасии, которую день за днем ведет местная пресса, складывается в картину, наглядно подтверждающую сказанное выше. В марте этого года по подозрению в сбыте поддельных ценных бумаг в поле зрения республиканской прокуратуры попали руководители ряда крупных предприятий. В июле при попытке продать шесть с половиной килограммов гашиша был взят с поличным некий предприниматель из Абакана, дома у которого было затем изъято еще без малого 10 килограммов этого наркотика. В том же месяце республиканский Верховный суд вынес приговор вице-мэру хакасской столицы Владимиру Симонову и его сыну Дмитрию по обвинению в систематическом вымогательстве взяток, размер которых варьировался от одной до пяти тысяч долларов. Если кого-то и не впечатляют такие суммы за разрешение поставить коммерческий ларек, то вот вам другой факт: на посту второго в Абакане высшего должностного лица города оказался вор, незадолго до своего назначения отсидевший длительный срок за хищение государственной собственности. И это невольно заставляет задуматься о том, что очевидное благодушие и кадровая неразборчивость республиканской власти больно бьют по ее репутации и подрывают доверие к ней населения.
Вернемся все же в Черногорск. С учетом изложенных выше особенностей криминогенной ситуации в Хакасии убийство в ночь на 21 июня этого года в черногорской гостинице "Сибирь" московского бизнесмена привлекло, конечно, внимание местной прессы, но особого шума вопреки ее ожиданиям не произвело. Местные сыщики сразу и однозначно остановились на бытовой версии преступления. По их словам, убитого "ударом колющего предмета в сердце" 36-летнего директора фирмы "Брейс" Олега Степанченко близко знали во всех без исключения заведениях Черногорска, предоставляющих всевозможные услуги в интимной сфере. Вот и на этот раз оказавшиеся последними в его жизни часы он провел в компании не установленных собутыльников и "заказанных" через сутенеров девиц известного поведения.
Так что мотивом преступления следствие установило ограбление. Он вроде бы подтверждается и показаниями всех допрошенных, засвидетельствовавших, что Степанченко хранил у себя в номере крупную сумму денег - миллион долларов наличными.
Странно, но данный факт следователей, кажется, нисколько не насторожил. Ведь общеизвестно, что к расчетам "наликом" в таких размерах добропорядочные бизнесмены не прибегают. Крупные наличные суммы передаются из рук в руки, как правило, в теневом, как он лукаво у нас называется, секторе экономики, где не надо объяснять их происхождение - "общак"-то в банк не потащишь...Однако глава "Брейса" не скрывал цели приезда в Черногорск, охотно и открыто сообщал о намерении абсолютно легально прикупить акции угольного разреза "Степной", контрольный пакет которых он ранее уже приобрел за 4 миллиона долларов. Опять же наличными? Этим вопросом работники прокуратуры, судя по всему, тоже не задавались.
Как бы то ни было, вскоре после гибели Степанченко в Абакане объявились правопреемники покойного предпринимателя - его вдова Оксана Кирпичева и компаньон Александр Мираков. С большой долей уверенности можно предположить, что Оксана Вячеславовна понадобилась последнему для прикрытия и представительства, поскольку в Хакасии у Миракова никаких полезных связей и знакомств не имелось, да и его самого там никто не знал. Тем не менее всю деловую часть визита он взял на себя. Получилась она достаточно содержательной и одновременно весьма подозрительной.
Не вступая в прямые контакты с работниками "Степного", что было бы естественно для фактического владельца, Мираков настойчиво пытался выяснить, как идут дела на разрезе, втянутом в судебную тяжбу в связи с банкротством и введением конкурсного управления. Афишировал планы инвестировать в развитие "Степного" 23 миллиона долларов - непонятно только, почему не 20 или 25. Для вящего правдоподобия, что ли? А параллельно активно зондировал почву для вербовки в собственную службу безопасности вышедших в запас офицеров ФСБ и МВД в чине не ниже полковника. Подыскивал также знающего в Хакасии, как говорится, все ходы и выходы юриста, ссылаясь на то, что прежний, представлявший в Черногорске интересы Степанченко, на почве нервного потрясения жестоким убийством шефа запил горькую. Такие шаги по полной замене самых, пожалуй, важных звеньев в деловом окружении вынуждают отнестись к заявлениям Миракова о близком партнерстве с покойным Степанченко с очень большим недоверием.
Его тем более усиливают некоторые сведения о совсем недавнем прошлом новоявленного хозяина "Степного". В своей родной Рязани Мираков представлялся вице-губернатором Красноярского края и главой краевого представительства в российской столице. Скромно признавался при этом, что контролирует два молокозавода на Красноярщине и рыбозавод в Иркутской области. Предлагал крупные сделки. Однако поставлять собирался отнюдь не кефир и сливки, не рыбные деликатесы, а 150 тысяч тонн угля все с того же разреза "Степной". Вас удивляет, почему, испытывая определенные трудности в Черногорске, Мираков не пустил в ход эти сильные козыри? Так ведь и Красноярск, и Иркутск, считай, там под самым боком, и самозванец отчетливо понимал, что в Хакасии у него такой номер просто не пройдет. И разоблачен он будет в считанные минуты, поскольку, по данным из компетентных источников, в списках руководящего состава Красноярского края, к каковому Мираков себя причисляет, он никогда не значился. Зато, как известно из тех же источников, фигурировал в других документах, именуемых на канцелярском языке милицейскими учетами. С июля 1993 года Мираков находился в федеральном розыске, скрывался от следствия по делу о хищении общественного и государственного имущества в особо крупных размерах. Сейчас, правда, уголовное дело, как это нынче нередко случается, закрыто, мера пресечения в виде подписки о невыезде отменена, но незавидный опыт пребывания в бегах "вице-губернатора", как видно, ничему не научил. Любопытно, знают ли обо всех этих фокусах своего нового хозяина на разрезе "Степной"? И если знают, то какую встречу ему готовят шахтеры, славящиеся открытой и честной душой и крутым нравом?
"Степной" в Хакасии относят к так называемым социально значимым объектам. Важность разреза сегодня возрастает во много раз - в июле на все электростанции Хакасии в связи с двукратным подорожанием была прекращена поставка угля из соседнего Канско-Ачинского бассейна. По мнению председателя региональной энергетической комиссии Николая Бакаева, это грозит Хакасии реальным срывом подготовки к достаточно суровой в здешних местах зиме, а населению республики - повышением платы за отопление на 50-60 и за квартиру - на 46 процентов. В конце того же месяца было объявлено о принудительном отключении электроэнергии практически во всех районах Хакасии. Ясно, что в подобной ситуации остается надеяться лишь на собственные ресурсы и резервы, в том числе на уголь, добываемый на "Степном". Необходимо помнить, что себестоимость продукции там ощутимо ниже, нежели на других хакасских предприятиях отрасли, и это конкурентное преимущество разреза являет собой неодолимый соблазн. Думается, однако, что федеральной власти и республиканской администрации стоило бы пристальнее присмотреться к тем, кто предпринимает попытки прибрать к рукам столь лакомый кусочек. И не без помощи, как упорно поговаривают в Черногорске, лиц, которые в настоящее время стоят во главе предприятия.
Станислав Жадобин в бытность свою конкурсным управляющим разрезом "Черногорский" продал его за 29 миллионов рублей - при оценочной стоимости в 2 миллиарда - какой-то явно подставной фирме с уставным капиталом в 8 с половиной тысяч рублей. За ненадлежащее исполнение обязанностей Жадобин был отстранен от должности...и тут же назначен конкурсным управляющим разрезом "Степной", каковым является и по сей день. Исполняющим обязанности генерального директора предприятия стал Иван Морозов, ранее занимавший пост главного инженера "Красноярской угольной компании". Ни для кого не секрет, что она полностью контролировалась упоминавшимся Анатолием Быковым, всегда ставившим на высокие должности исключительно доверенных людей. Из Красноярска же тянется еще одна ниточка. Повышенный интерес к "Степному" проявляет и "Трастконсалт групп" Василия Анисимова, самого близкого партнера Анатолия Быкова - и некоторые другие известные бизнесмены. А уж о местных воровских "авторитетах" вроде Красного, Смышляева, Сергеева, Мартынова и говорить не стоит - об их поползновениях поставить "Степному" свою "крышу" в Черногорске знает даже милиция.
Слишком много криминала роится вокруг безвестного доселе хакасского угольного разреза. А тут еще Мираков какой-то из беглых "вице-губернаторов". Неужели властям республики безразлична судьба столь важного для местной экономики и жизненно необходимого для населения предприятия?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников