11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧАСТНЫЙ ВИЗИТ В СТРАНУ УСОПШИХ

Бунин Сергей
Опубликовано 01:01 18 Августа 2001г.
Выступая на церемонии по случаю 56-й годовщины капитуляции милитаристской Японии, положившей конец второй мировой войне, премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми произнес слова "глубокого раскаяния" за содеянные тогда японской армией жестокости и выразил "искренние соболезнования" всем пострадавшим от ее действий.

Вместе с премьером на церемонии присутствовали император Акихито и императрица Мичико. Они поклонились перед грандиозной клумбой хризантем, символизирующей память о японцах, погибших в ходе той войны. Тем не менее этот жест отнюдь не смягчил весьма гневной реакции прежде всего со стороны Китая и Южной Кореи, наиболее пострадавших от японского милитаризма, на посещение Коидзуми 13 августа токийского храма Ясукуни - своеобразного памятника национальному военному духу. Визит в храм активно поддерживали крайние националисты и сторонники правых партий. В странах же - жертвах японской агрессии - прошли мощные демонстрации протеста, а в Южной Корее они принял весьма необычную форму - 20 человек публично отрубили себе мизинцы.
У японцев нет "дня победы", когда как во многих странах к мемориалам и комплексам с вечным огнем торжественно возлагаются цветы и венки - в память отдавших свою жизнь на полях сражений. Поминание погибших за родину происходит в скорбный и поныне, особенно для стариков, день фактической капитуляции Японии - 15 августа 1945-го.
Именно тогда император обратился к армии и народу: война "закончилась не в пользу Японии и мировые тенденции неблагоприятны для нас...". Это фактически означало призыв сложить оружие, хотя слова "поражение" и "капитуляция" не прозвучали - этого японцы бы не перенесли. Хирохито добавил только, что всем предстоит теперь "стерпеть нестерпимое и вынести невыносимое". Капитуляция произошла всего через неделю после двух атомных бомбардировок (6 и 9 августа), вступления в войну СССР (8-го) и стремительного разгрома Квантунской армии (как раз к 15 августа). За южную же Окинаву, Сахалин и Курилы бои еще продолжались.
С тех пор эта дата - черный день календаря. Это, конечно, не выходной, но тысячи японцев приходят в центральный храм символического захоронения героев войн - Ясукуни-дзиндзя, где, к несчастью для Японии, покоятся и "военные преступники". И вот в этом-то вся и беда.
Место это - священное, связанное с синтоизмом, древней религией страны. И переводится как храм "Страны усопших". Освятил его еще в прошлом веке сам великий реформатор, император Мэйдзи. Но поклонялся он, как принято, не богам, а простым солдатам, приравняв их таким образом к святым.
Рядом со входом в национальную святыню через дорогу разбита красивейшая в столице аллея сакуры "Тидори-га-фути", высаженная вдоль внешнего рва императорского дворца в память о погибших. В храме нет никаких захоронений, надгробий и урн с прахом. Только поминальные таблички, символизирующие дух каждого из освященных здесь - такой чести удостоены 2466344 человека, погибших в разных войнах, включая русско-японскую 1904 - 1905 годов. Все они, в том числе национальные герои и смертники - "камикадзе", занесены в священный реестр Ясукуни.
Курируемое военным ведомством "святилище" в период американской оккупации перешло в руки священников, открывших его для свободного паломничества. Казалось бы, сам Бог велел высшему руководству страны в памятные даты и по другим официальным случаям совершать поклонения в храме. Но весь парадокс в том, что как раз этого они не могут себе позволить. Или вернее не могли до сих пор.
В такой ситуации сейчас и оказался нынешний моложавый премьер. Провозгласивший себя реформатором страны, не щадящим никаких "священных коров" и не оглядывающимся на архаические табу и предрассудки, он встал перед дилеммой: либо, невзирая на все возражения и протесты, посетить "Страну усопших" как официальное лицо, что автоматически вызовет крайне негативную реакцию в Азии и среди части японских граждан. Либо же, наплевав на всех, почтить память жертв войн как частное лицо.
И выбрал второе, несмотря на протесты сторонников послевоенной конституции, отделившей церковь - "синтоизм" - от государства, и демократов-оппозиционеров. На него наседали и ярые пацифисты, и те, кто в той или иной степени признает агрессивный характер войн Японии - особенно в отношении Китая и Кореи. Последние чрезвычайно нервно, даже по прошествии стольких лет, реагируют на само название Ясукуни. Ведь там, кроме других, увековечены и духи 30 военных преступников класса А, осужденных международным трибуналом в Токио (17 из них - военная верхушка, включая министров, были приговорены к повешению).
В число военных преступников, между прочим, мог вполне угодить и император, формально верховный главнокомандующий. Но у главного "сегуна", генерала Макартура, безраздельно осуществлявшего оккупационную власть над страной, хватило мудрости этого не делать - для поверженных японцев это означало бы лишение последней моральной опоры.
По последним опросам общественного мнения, премьера поддержало около половины всех японцев и менее 40 процентов выступили против.
В разгар полемических страстей вокруг Ясукуни кто-то подбросил компромиссную идею: а не воздвигнуть ли в вишневой аллее поблизости мемориал типа Вечного огня Неизвестному солдату или Арлингтонского кладбища в Вашингтоне? Госпожа Макико Танака, нынешняя глава МИДа, недавно посетила его с цветами (что случилось впервые за послевоенные годы в отношениях между бывшими врагами). И произвела тем самым весьма благоприятное впечатление на американцев. Хотя на кладбище захоронены в том числе и погибшие при атаке японцев на Перл-Харбор, с чего началась война на Тихом океане. И это нормальная международная практика - мало ли кто, когда и с кем воевал. А вот высоким гостям Японии из-за рубежа до сих пор некуда возлагать венки. Им даже этого не предлагают - так в Токио боятся кого-нибудь обидеть. Достойно ли это Японии, хоть и проигравшей в войне?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников