03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧП НЕ РАЙОННОГО МАСШТАБА

Фроленкова Антонина
Опубликовано 01:01 18 Августа 2004г.
Участие в выборах в муниципальное собрание столичного района "Сокол" обернулось для 86-летнего москвича Николая Никонова уголовным преследованием. Головинская межрайонная прокуратура обвинила пенсионера в посягательстве на... нарушение конституционного строя и причинении "существенного вреда гражданскому обществу", а мировой судья приговорил участника войны к штрафу в размере 10 тысяч рублей.

Никонов не занимался черным пиаром и не подтасовывал избирательные бюллетени. Криминал, по мнению обвинения, имел место на стадии сбора подписей. Чтобы стать кандидатом в районные депутаты, Николаю Никитовичу нужно было заручиться поддержкой 33 избирателей. Никонова в районе знают хорошо, он прожил в поселке художников более 30 лет. Ему удалось собрать 40 подписей. Территориальная избирательная комиссия проверила достоверность подписных листов и зарегистрировала кандидата. Выборы Никонов проиграл, набрав 897 голосов в свою поддержку.
На этом история могла закончиться. Но уже после того, как выборы состоялись, Головинская межрайонная прокуратура решила провести свою проверку подписей в поддержку бывшего кандидата в депутаты и пришла к выводу, что 18 подписей "получены с помощью обмана".
В частности, удалось установить, что за двух жителей в подписных листах расписались их родители. Однако на суде "лжеподписанты" не жаловались на нарушение своих избирательных прав. Один заявил, что подписался бы за Никонова, если бы был в нужное время дома. Второй, что на выборах "голосовал, как хотел". Суд отметил, что свидетели Бабицкий и Прокудин "относятся безразлично к тому, что их подписи подделаны, однако это вызвано исключительно их пассивной позицией по поводу реализации своих избирательных прав".
По мнению депутата Государственной Думы Галины Хованской, которая защищает Никонова, при проверке подписей граждан был применен, мягко говоря, некорректный метод опроса. Представители милиции и прокуратуры посещали жителей района на дому. Появление блюстителей порядка повергло жителей поселка художников в смятение, а впоследствии породило неразбериху в их показаниях.
- Я подписывался за Никонова, - говорит, например, Анатолий Гладилин. - Но, когда ко мне в дом пришел милиционер, он предъявил не оригинал, а копию подписного листа, поэтому я свою подпись не признал.
Случаи, когда в ходе проверок подписных листов выявляются "неправильные" подписи, нередки в избирательных кампаниях всех уровней. Обычно такие нарушения рассматривают на основе избирательного законодательства. Подписи признают "недействительными" или "недостоверными" и просто не учитывают при подсчете. Дело Никонова уникально: было применено уголовное законодательство. Подписи сочли "фальсифицированными", а пенсионера признали преступником.
- Ну какой я уголовник? В чем моя вина? - недоумевает Николай Никитович. - Разве что в том, что я долгое время участвовал в инициативной группе, которая боролась против беспорядочной застройки поселка художников...
- Статья 142 УК, которую применил суд, появилась в кодексе относительно недавно. Ее применение не отработано, - говорит Хованская. - Вынесенный Николаю Никитовичу приговор показывает, что она нуждается в корректировке. Я считаю, что судебным процессом по делу Никонова создан опасный прецедент. Подобные "существенные нарушения" можно выявить и признать "уголовным преступлением" на выборах любого уровня - от муниципальных до президентских. Это новый метод устрашения неугодных кандидатов в органы власти, - считает Хованская.
Защита намерена добиться для Никонова оправдательного приговора и готовит апелляцию.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников