04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ ПОЛЕ БИТВЫ

В Южную Осетию пришел мир. Президенты Дмитрий Медведев и Михаил Саакашвили подписали план урегулирования грузино-осетинского конфликта. Специальный корреспондент "Труда" побывал в Цхинвали, чтобы собственными глазами увидеть, каково это - жить несколько дней без выстрелов и бомбежек там, где еще вчера шли жестокие бои.

В то, что война наконец-то закончилась, начинаешь верить уже на границе Южной и Северной Осетии. Еще неделю назад в Рокском тоннеле, соединяющем обе республики, стояли многокилометровые пробки из-за бронетехники, которая двигалась на юг. Теперь на шоссе почти пусто. Автобусы с беженцами и машины МЧС попадаются чаще колонн броне-транспортеров, танков и самоходных установок.
Над бывшим зданием грузинской таможни в Нижнем Зарамаге теперь развевается российский флаг. Странное зрелище: первый раз в жизни перехожу границу, на которой есть только одна таможня. "Грузины сюда еще вернутся? Таможню отдадите?" - спрашиваю у пограничника, назвавшегося не по-военному просто Василием. "Зачем?" - удивляется он, и, кажется, совершенно искренне.
ДОРОГА ОБГОРЕВШИХ ТАНКОВ
В Цхинвали с севера ведут две дороги: одна, которую построили еще в советское время, - короткая, шестикилометровая, асфальтовая, проходящая через грузинские села, другая - грунтовая, сорокакилометровая, с жуткими колдобинами и пылью, петляющая по горам.
По короткой дороге ехать быстрее, но опаснее. До войны - из-за грузинской дорожной полиции, норовившей доставить неприятности любому обладателю российского паспорта, во время войны - из-за грузинских снайперов, стрелявших во все, что движется, сейчас, после войны - из-за мародеров, которые бросились грабить оставленные грузинами дома. Короткую дорогу перекрыли в среду на время многодневной зачистки, устроенной российскими миротворцами. Мародеров разогнали, многих арестовали, а украденные вещи вернули в пустые дома. На вопрос, вернутся ли в села грузины, которых местное осетинское население дружно ненавидит, командование российских миротворцев предпочитает дипломатично не отвечать.
На объездной дороге о существовании соседних грузинских сел напоминают изредка попадающиеся бесхозные коровы, брошенные их владельцами. Впрочем, о грузинах есть еще одно напоминание: остовы сожженных легковушек. Это все, что осталось от беженцев, которые рвались из осажденного Цхинвали на север утром 8 августа. На дороге их ждали грузинские снайперы и танки. А у самых подступов к Цхинвали грузинскую боевую технику встречали осетинские ополченцы. Еще в минувший четверг здесь, рядом с подбитой бронетехникой, лежали разлагавшиеся на жаре трупы грузинских солдат.
- Мы предлагали грузинам забрать своих убитых. Нам ничего не ответили, - объяснил ситуацию корреспонденту "Труда" первый заместитель председателя правительства Южной Осетии Борис Чочиев. В субботу терпение осетин иссякло и 49 трупов грузинских солдат закопали в братской могиле.
МЕРТВЫЙ ЖИВОЙ ГОРОД
Нельзя сказать, что Цхинвали стерт с лица земли. Не Грозный, что и говорить. Есть даже несколько почти целых домов, разве что стекла повыбиты. Но зданий, будто взятых из кинохроники времен Сталинградской битвы, заметно больше. Многие дома украшены осетинскими флагами и патриотическими надписями-лозунгами на стенах. "Позор грузинким (без "с". - "Труд") прихвостням!" - написано на заборе рядом со зданием бывшей парикмахерской. Рядом краской выведены две фамилии: Саакашвили и Санакоев (бывший министр обороны непризнанной республики, несостоявшийся осетинский Власов, которого грузинские власти якобы собирались посадить в кресло президента Южной Осетии после своей победы). Окончание "-ев" зачеркнуто и сверху приписано "-швили". Фамилии с грузинским окончанием в нынешнем Цхинвали сродни ругательствам.
- Старик Губиев, ему лет семьдесят было... Его снайпер убил. Соседку Зару во дворе снарядом накрыло, - не спеша перечисляет 51-летний Амиран Джиоев жителей улицы Октябрьская, погибших во время войны. Он особо выделяет 22-летнего парня по фамилии Таттаев. Тому не повезло оказаться в районе Цхинвали, называемом местными жителями Шанхаем. Шанхай грузинские войска захватили быстро. А захватив, забрали с собой всех местных мужчин от пятнадцати до шестидесяти.
- Увезли в Гори, наверное, - говорит Амиран вроде как с надеждой в голосе. В слухи о расстрелах осетинских пленных на грузино-осетинской границе он не верит. Или думает, что не верит. Сам Амиран избежал бомб и зачисток, просидев с семьей в маленьком погребе, где кроме него поместилось еще 30 человек. В таких погребах грузинская артиллерия нередко доставала жителей Цхинвали. Сколько именно мирных жителей погибло в южноосетинской столице, неясно.
В первые дни войны, когда обстрел был особенно интенсивным, в городе шли ожесточенные бои.
- Тогда раненых мирных жителей к нам очень мало поступало: невозможно их было доставить, да и некому, - признается Ада Чуева, врач цхинвальской клинической больницы. В то время это гражданское лечебное учреждение стало фактически военным госпиталем: здесь на больничных койках лежали или миротворцы, или ополченцы. Только когда в город прорвались танки 58-й армии, раненых мирных жителей наконец-то стали перебрасывать в больницы Северной Осетии.
ЦХИНВАЛЬСКИЙ КАРНАВАЛ
Теперь центр южноосетинской столицы напоминает какой-то причудливый карнавал на фоне обгоревших домов и развалин. По городу ходят небритые люди разных национальностей с автоматами, в камуфляже или без, в тренировочных костюмах и кроссовках. Они то и дело фотографируют друг друга на оставшиеся без связи мобильники на фоне сгоревших грузинских танков. Особенно неравнодушны к фото чеченцы из батальона "Восток".
- "Бежали робкие грузины", - щелкнув боевого товарища на мобильник, цитирует Лермонтова чеченец по имени Тимур. И добавляет:
- А пришли мы.
- Кто - мы? - переспрашиваю я. Тимур улыбается:
- Понятно кто - Россия.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников