08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УСТАЛЫЙ БАРАБАНЩИК

Стародубец Анатолий
Опубликовано 01:01 18 Сентября 2002г.
Народный артист Украины (помните, "Птицу счастья", "Танец на барабане", "Мое детство - красный конь", "Девчонка из квартиры 45", "Малиновый звон на заре", "Зорька алая"?) теперь не часто попадает на страницы прессы и на телеэкран.В последние годы он посвятил себя религии: учеба в Белгородской духовной семинарии, паломничество по святым местам - все это требует времени и сил. С Николаем Гнатюком корреспондент "Труда" встретился на фестивале "Славянский базар в Витебске", где певец работал в жюри конкурса молодых исполнителей.

- Николай, когда вы впервые попробовали свои силы в музыке?
- Лет в десять мне показали несколько аккордов на гармошке мои друзья Коля и Володя Ковальчуки, которые жили в соседней хате. В нашем селе Немировка Хмельницкой области была только начальная школа, и после четвертого класса учиться приходилось ездить в ближний районный центр Староконстантинов. Там мой одноклассник Стасик привел меня в хор музыкальной школы. Дирижер Сергей Кириллович Семенов прослушал и зачислил солистом - с тех пор я пою.
- Какая из песен детской поры запомнилась?
- Поскольку мне каждый день нужно было добираться в школу за семь километров, то приходилось вставать рано, вместе с первыми аккордами Гимна Советского Союза, с которого начиналась работа радио. Эта мелодия навсегда врезалась в мою память. Если опаздывал на автобус, то шагал пешком. А после школьных занятий шел на репетицию и домой попадал только к восьми вечера. Все бы ничего, но родители выдавали мне на день всего 10 копеек. Я сейчас недоумеваю, неужели они не понимали, что ребенок голодный? У меня теперь взрослый сын Олесь, и я, может быть, даже слишком часто задумываюсь, сколько у него карманных денег и как он питается.
- Поговорить об этом с родителями не пробовали?
- Почему-то мне было совестно. И я был готов скорее терпеть головокружение от голода, чем просить. К тому же мой друг Стасик иногда выручал тем, что "стрелял" у прохожих копейки, на которые мы покупали пирожки. По-детски мне, конечно, было обидно. Но если смотреть на эту проблему шире, то чувство голода подстегивает развитие личности, не давая душе пребывать в состоянии сытой успокоенности и лени. Голод воспитал меня шустрым, целенаправленным пареньком. В детстве я был лучше...
- Семья поощряла ваше увлечение музыкой?
- Конечно. Мама сама хорошо поет, хотя всю жизнь проработала сельской учительницей. Отец, не зная ни одной ноты, по слуху виртуозно играл на трубе. Но для семьи его талант был сущим наказанием, потому что отца приглашали играть на свадьбах, где музыкантам полагалось напиваться наравне с гостями. Помню, мы с мамой прятали трубу, чтобы он не смог пойти по очередному приглашению. Каждый раз разыгрывался целый спектакль. Потом, к счастью, отец оставил такую "музыку" и серьезно занялся сельским хозяйством. Вот вам пример, как рутинный быт и жесткие нравы провинции губят таланты, не давая им почти никаких шансов.
- Я почему-то всегда думал, что вы сын Дмитрия Гнатюка...
- И не вы один. Каждый раз, когда на сборных концертах мне приходится петь в одной программе с замечательным оперным певцом и моим однофамильцем Дмитрием Михайловичем Гнатюком, ко мне возвращаются светлые чувства из моего детства. Ведь это я "его" песни подбирал на той гармошке.
- Значит, взбираться на эстрадные подмостки вам никто не помогал?
- Никто. Так гораздо интереснее. После Ровенского института я без всякого распределения пришел в Одесскую филармонию. И сразу в отдел кадров. Там были обескуражены моей наглостью: "Что же вы сразу к нам? Может быть, сначала себя покажете?" А в зале как раз репетировал оркестр. Я спел там пару песен и меня неожиданно взяли.
Но скоро филармоническая работа перестала меня удовлетворять, и как-то на гастролях по Харьковской области я вдруг спросил себя: "А что я здесь делаю?" После чего самовольно "снялся с маршрута", оставив дирижеру записку: "Простите, я уезжаю. Прошу трудовую книжку выслать по такому-то адресу". Часто вспоминаю тот вечерний Харьков и себя - человека, едущего в никуда.
А в родительском доме меня ждала повестка в армию. И дней через десять я уже был солдатом "ограниченного контингента советских войск в Германии".
- Ну уж армия, где строптивцев особенно не любят, отыгралась на вас?
- Напротив, армейские времена вспоминаю с удовольствием. Меня окружали добрые, порядочные люди. В Доме офицеров в Веймаре, где я пел в ансамбле, часто бывали танцы. Большинство песен моего тогдашнего репертуара были о доме. Ностальгия - сильное и объединяющее чувство. Когда я заканчивал петь, танцплощадка наполовину пустела. Там впервые я почувствовал, что нужен.
Однажды офицеров повезли на экскурсию в Дрезденскую картинную галерею. Я поехал с ними, чтобы проверить тезис институтского преподавателя по эстетике: "Сикстинская Мадонна" Рафаэля очищает душу". И действительно, эта картина меня ошеломила. А спустя два года я вернулся в Дрезден. Но уже как участник популярного тогда в Европе шлягер-фестиваля.
- Вы там спели "Танец на барабане"?
- Нет. Основная ошибка всех наших конкурсантов до и после меня как раз и была в неправильно подобранном репертуаре. В Дрездене я взял Гран-при с двумя немецкими песнями -"Наверное, мне все это только приснилось" и "С удовольствием танцую". Пел по-немецки (язык выучил в армии). Никто не верил, что я русский, думали, швед. Это была фантастика. Я получил мешок денег и, по совету Паши Слободкина, руководителя "Веселых ребят", устроил банкет и пригласил всех. Пришли даже Карел Готт, Дин Рид и посол СССР. Среди гостей оказался и директор Сопотского фестиваля пан Сикорский, который вскоре прислал в Москву запрос на меня. Для Сопота и родилась песня "Танец на барабане".
Помню, я здорово переживал, что не с чем ехать. Три дня бродил у Останкинской телебашни, придумывая свой номер. Чтобы тебя заметили, недостаточно просто спеть. Хотел жонглировать, играть на баяне... И вдруг вспомнил, что в институте практиковался на ударной установке. Тогда я понял, о чем будет песня. Мои знакомые на радио дали прослушать присланную Раймондом Паулсом кассету с новыми мелодиями. Одна вещь мне понравилась своей импульсивностью. Андрей Вознесенский написал текст на мой сюжет, и через неделю песня была готова.
- Это была ваша первая "хитовая" песня?
- До этого в телепередаче "Утренняя почта" уже звучала "Девчонка из квартиры 45". Народ ее принял. Но "Барабан" после сопотского Гран-при действительно забарабанил "на всю планету". И я закрутился-завертелся, исполняя песню то тут, то там: бывало, завтракал в Берлине, обедал в Праге, а ужинал в Хельсинки.
- Многие украинские артисты - Александр Серов, Наташа Королева, Игорь Крутой, Валерий Меладзе - перебрались в Москву...
- После успеха "Барабана" и у меня, конечно, были заманчивые предложения подобного рода. Но все эти годы в Украине меня всегда ждал требовательный и благодарный слушатель. За последнее время я там издал пять компакт-дисков и снялся в четырех музыкальных фильмах. Теперь хочу поработать в каком-нибудь другом направлении.
- В прежние времена украинская эстрада не уступала российской. Трио "Маренич", Василий Зинкевич, Николай Гнатюк, Назарий Яремчук, Юрий Богатиков... А сейчас на "Песне года" только Софию Ротару и слышно. Куда все исчезло?
- Подобные вопросы уместнее задавать устроителям программ, в которых вы нас не видите.
А мы продолжаем работать в Украине. Просто Россия этого не видит и не слышит. К сожалению, Киев как столица и центр искусств в последние годы сильно сдал свои позиции. Да и вообще в людях стало меньше элементарной доброты и отзывчивости. Недавно я уехал из этого города. Но не собираюсь жить в дальнем зарубежье. Мой новый дом будет где-то в пределах СНГ. Но где именно, я пока не скажу.
- Но ваши религиозные взгляды вряд ли изменятся?
- Я принадлежу к канонической церкви Московского патриархата. Другого пути у меня нет. Каждый сам выстраивает свою жизнь. Я для себя избрал православие. Это вера моих предков, с ней и остаюсь.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников