04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВИКТОР СТОЛПОВСКИХ: САМОЕ ЛУЧШЕЕ ПРИЛОЖЕНИЕ СИЛ - ЭКСПАНСИЯ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА НА ЗАПАД

Сулежин Олег
Опубликовано 01:01 18 Октября 2005г.
С именем Виктора Столповских связано немало безусловно незаурядных проектов, которые осуществлялись в непростых условиях на рубеже XX-XXI веков. В 1992-1993 годах реконструировал Дом правительства в г. Якутске. Там же построил молочный завод и Центр охраны материнства и детства. Участвовал в восстановлении Белого дома в г. Москве.

В 1994 году возглавлял реконструкцию 1-го и 14-го корпусов Московского Кремля. С 1995 года - президент компании "МТ Мерката Трейдинг энд Инжиниринг С.А.". Осуществлял реконструкцию правительственной резиденции в г. Сочи, административного здания Счетной палаты РФ, Государственного таможенного комитета, загородной резиденции "Завидово".
Это не все. В 1996 году в качестве генерального подрядчика восстанавливал Большой Кремлевский дворец. В 2002-2003 годах построил в Шаховском районе Московской области суперсовременный электроламповый завод "В.А.В.С." и на его основе создал одноименный Международный светотехнический холдинг, куда вошли крупнейшие электроламповые заводы России и СНГ.
- Виктор Степанович, вас в России знают как лидера в производстве электрических лампочек. Теперь узнали и в Европе. Феноменальный факт - ваш светотехнический холдинг "В.А.В.С." недавно выиграл в Италии тендер, и теперь итальянские автомобили будут светить "русским светом". На мой взгляд, это экономическая сенсация. Как вы пришли к этому?
- В начале 90-х годов я занимался поставками компьютеров и информационных технологий в Кремль, Совет Федерации, Думу. Кроме того, поставлял оборудование по производству галогенных ламп. И вот тогда для меня стало очевидным: тема-то из основных, общечеловеческая. Лампочка - предмет первой необходимости. Свет нужен везде - дома, на улице, в автомобиле, в театре, на подводной лодке, на орбитальной станции... А в светотехнической отрасли на тот момент - полный развал. В принципе все предприятия работали поодиночке и друг с другом конкурировали. Рентабельность была минус 5-10 процентов. У всех огромные долги перед государством, огромная задолженность перед рабочими по заработной плате. Она не выдавалась по 8 месяцев или выдавалась купонами, которые зачастую в шутку назывались по имени директора. Словом, логика современной конъюнктуры и мои размышления привели меня и моих коллег к необходимости создания светотехнического холдинга, который бы сфокусировал все проблемы отрасли в одной болевой точке.
Мне бы очень не хотелось, чтобы Россия окончательно потеряла свою светотехническую отрасль и попала в полную зависимость от импортной лампы. Жизнь не стоит на месте. К источникам света сегодня предъявляются все новые и новые требования. Вот почему мы построили в Шаховском районе Московской области суперсовременный электроламповый завод, ориентированный на выпуск ламп нового поколения - энергосберегающих. Вот почему мы реконструируем старые предприятия, ориентируясь на производство, оснащенное новейшими технологиями, самыми перспективными научными разработками.
- Для этого вами создана программа "Энергосберегающая светотехника". Какова ее цель?
- При постоянно растущих тарифах на электроэнергию проблема энергосбережения становится актуальной для каждой семьи. А если говорить об экономике в целом, внедрение энергоэкономичных ламп в самые разные сферы нашей жизни, в том числе и в промышленное производство, гарантирует огромную ежегодную экономию. Энергосберегающие лампы, которые мы выпускаем, потребляют в 3-5 раз меньше энергии, чем обычные лампы накаливания, а их долговечность и надежность на порядок выше. Нами подготовлена специальная программа "Энергосберегающая светотехника", у которой колоссальный потенциал - 20 млрд. кВт/ч экономии. Это примерно четыре тепловые электростанции. И соответственно минус 2 млн. тонн СО2, которые выделяют эти электростанции.
Кроме того, мы пытаемся запустить первый в России завод оптиковолокна. Основную часть оборудования уже закупили. Нашли банк, который будет нас кредитовать: покупку и монтаж недостающего оборудования. Будем производить 1 миллион двести тысяч километров волокна в год. Сегодня вся наша "оборонка" сидит на западном волокне. А это чревато последствиями... Ведь что важно, у нас в России есть прекрасная технология, разработанная Евгением Диановым, одним из основоположников волоконно-оптических систем. И вообще, у нас на 30% больше научных разработок, чем у "Дженерал электрик" и "Филипс", вместе взятых.
Мы выпускаем полторы тысячи наименований ламп: начиная с космоса и кончая подводным флотом. У нас есть специальная противовирусная лампа. Почему ее не использовать в детских садах, школах, больницах, метро, на вокзалах? Есть у нас также лампы, которые убивают вирус "птичьего гриппа". Это сегодня очень актуально и для нашей страны, и для других стран, где обнаружен этот вирус.
- Как вы прокомментируете тот факт, что в последнее время ввоз в Россию китайской лампочки многократно вырос?
- В настоящее время российский рынок действительно заполнен лампой китайского производства. Китайские лампы зачастую делаются из некачественных материалов и потому очень дешевы. Нередко они вообще представляют опасность для жизни и здоровья людей - в них отсутствует плавкий предохранитель. И это не мое частное мнение, а заключение многократных официальных экспертиз.
То, что сухим канцелярским языком называется "отсутствием плавкого предохранителя", означает, ни много ни мало, что при скачке напряжения с лампочкой может произойти все что угодно. Образно говоря, над нашими головами висят потенциальные маленькие бомбы, готовые в любой момент либо взорваться, либо спровоцировать пожар. Не говоря уж о том, что лампочки светят тускло, перегорают моментально и, уверен, каждый не раз поэтому произносил в сердцах фразу: "Лампочек не напасешься".
Львиная доля таких лампочек поступает к нам по поддельным или просто купленным сертификатам. Многие сертификационные центры давно превратились в обменные пункты "деньги - сертификат" и никаким барьером для откровенного брака не являются. В большинстве таких центров, не имеющих никакой технической базы, сидит в кабинете девушка-секретарша, принимает деньги и выписывает что нужно. Есть отдельные уголовные дела, но в целом по контрафактной продукции работа фактически не ведется. Даже закона о регламенте нет, нет и закона о прохождении товара через границу...
- Но пенсионеров трудно обвинять в том, что они стремятся купить что подешевле...
- Пенсионеры и не виноваты, соответствующие органы должны оградить их и всех нас от неликвида. Надо резко сокращать количество сертификационных центров. Сейчас у нас их больше тысячи. На всю Европу, для примера, - всего три. И это правильно. Никакая продукция без нормального сертификата качества не должна попадать в нашу страну. Каждый третий пожар у нас происходит из-за некачественных лампочек вкупе с ветхой проводкой.
По контрафактной продукции мы разослали всем губернаторам письма за подписью ассоциации "Российский свет". Власть, контролирующие органы должны следить: что же сегодня продается на рынке? И защищать свой рынок и потребителя от некачественной продукции. Я думаю, что губернаторы обратят внимание на это письмо...
Специалистами нашего холдинга были подготовлены и представлены в таможенную службу Российской Федерации материалы с подробным описанием производимой ламповой продукции в России и за рубежом, их ценовой оценкой.
Недобросовестными импортерами, а их, к сожалению, было большинство, занижались цены при ввозе на ламповую продукцию в десятки, сотни раз! Это прежде всего касается фирмы "Филипс", китайских производителей, а также в ряде случаев "Дженерал электрик" и "Осрам". В результате российский бюджет недополучал десятки миллионов долларов.
Слава Богу, руководство таможенной службы в лице Александра Жерихова и его заместителей Владимира Шамахова и Татьяны Голендеевой нас поддержало и провело со своей стороны серьезную работу. По их указанию сотрудниками Главного управления федеральных таможенных доходов и Главного управления тарифного и нетарифного регулирования были подготовлены и реализованы меры, которые позволили исправить негативно складывающуюся ситуацию на российском ламповом рынке.
Работа ФТС по защите внутреннего рынка, созданию равных условий конкуренции российской импортной продукции была продуктивно продолжена Минэкономразвития и другими министерствами и службами. Вышел ряд постановлений правительства, поставивших заслон желающим украсть у государства. Все это подстегнуло зарубежных производителей активнее сотрудничать с российскими органами государственной власти по недопущению фальсификации информации по ввозимой продукции.
Кстати, обращение нашего холдинга активно поддержало и руководство Республики Мордовия, где расположен флагман российской электроламповой продукции - завод "Лисма"...
- То есть успехи вашего холдинга напрямую зависят от поддержки властных структур?
- Конечно. Мы не можем процветать при слабом государстве. И наоборот. Будет получаться у нас - государству только плюс.
Сегодня наши заводы задышали. Они начинают быть бюджетообразующими предприятиями городов и целых областей. Губернаторы и чиновники понимают, что это выгодно для всех. Более того, это выглядит несколько сенсационно, но я выскажу. Россию в обозримом будущем может ожидать промышленный бум, и весь мир заговорит о российском экономическом чуде, как некогда говорил о японском. У нас для этого есть все составляющие. Сырье, технические возможности, финансовая мощь государства за счет нефтяных денег и, наконец, самый главный компонент - люди. У России самый богатый интеллектуальный потенциал, т.е. самый главный капитал. Головы россиян всегда были полны идеями и энергией, которые они порой воплощали в различные революции. Сейчас самая лучшая революция - это экономическая экспансия на Запад.
- И как же быстро может случиться это самое российское экономическое чудо?
- Тут все зависит прежде всего от государства. Главное, не душить предпринимательство. У нас масса банков, которые только и говорят: "Возьмите деньги". Да, нам нужны деньги. Но дешевые, которые можно вернуть. 14 процентов - это грабительский процент, который сводит все начинания к нулю. И это при том, что сейчас в стране денег хоть отбавляй, а мы их держим мертвым грузом в каком-то Стабилизационном фонде. И в конечном счете российские деньги работают на Запад.
Мыслимо ли, не вкладывая, получить двойной ВВП? Я думаю, что сегодня нужен новый механизм вкладывания денег в отечественную промышленность. Государственные нефтедоллары должны быть направлены на те отрасли, которые являются локомотивами, которые могут дать импульс экономическому развитию в стране. Так вот, ставшая банальной фраза "поддержите отечественного производителя", на мой взгляд, прежде всего обращена не к покупателю, который должен что-то покупать отечественное, а к государству, которое обязано помогать своим предпринимателям. И тогда они ответят качественной продукцией, которую любой человек во всем мире купит без плакатов и призывов, потому что она будет лучшей.
- Виктор Степанович, не могли бы вы прокомментировать ситуацию вокруг реконструкции Большого театра? Как известно, гендиректор театра Анатолий Иксанов просит 1 млрд. долларов, утверждая, что за ту сумму, которую выделяет Герман Греф - 9 млрд. рублей (это более 314 млн. долларов), театр невозможно реконструировать. А вашу готовность выполнить все необходимые работы за эту сумму называет "блефом"...
- Девять млрд. рублей - это вполне реальная цифра. Причем мы даем банковскую гарантию, что сделаем все качественно и в срок. Реконструкция Большого Кремлевского дворца, которую мы сделали, обошлась даже чуть меньше - в 312 млн. долларов. Сегодня мои оппоненты пытаются вспомнить сплетни, связанные с "Меркатой" и реконструкцией БКД. Но никто из них почему-то не говорит о том, что "Мерката" сэкономила государству 900 млн. долларов. Наше сегодняшнее предложение по Большому театру - 600 млн. долларов экономии.
История повторяется. Изначально реконструкцию БКД оценили в 1,2 млрд. долларов. Мы же готовы были все сделать почти в 4 раза дешевле. И сделали. Хотя за эту сумму восстанавливать дворец никто не соглашался, и нас называли сумасшедшими. Мы все просчитали. Провели тендеры, провели оптимизацию цен, четко просчитали все материалы, все трудозатраты, режим работы. Конечно, если растянуть стройку на четыре года, стоимость возрастает процентов на 30. Мы взяли срок строительства два года. С момента получения площадки и до окончания строительства у нас ушло ровно полтора года. И это при том, что Большой Кремлевский дворец - сложный архитектурный комплекс, более 700 помещений. Фундамент дворцового ансамбля был практически разрушен, по стенам Грановитой палаты пошли трещины... Кроме того, нам нужно было не реставрировать, а воссоздавать утраченное - Александровский и Андреевский залы. Ни одного чертежа не осталось. Искали фотографии по архивам и музеям Петербурга, искали во Франции, Англии и США.
Была заменена кровля, восстановлены фасад и часы с курантами. Оснастили дворец суперсовременными системами кондиционирования воздуха, вентиляции, автоматики и диспетчеризации, освещения и связи. Полностью заменили все системы энергообеспечения, отопления, водоснабжения и канализации. Установили новейшие средства электронной связи и многие другие технические средства.
Имея колоссальнейший опыт, имея один из лучших архивов, не только по проектированию и строительству, но и по ценообразованию, мы можем быть очень полезны. Мы все это проходили. Начиная с усиления фундамента (под Большим Кремлевским дворцом были пустоты до 5 метров вниз) и заканчивая оборудованием.
- В настоящее время смета по Большому на повторной экспертизе. Как вы думаете, что-нибудь изменится? Будут ли отменены результаты тендера?
- Если следовать букве закона, то результаты тендера должны быть отменены. По крайней мере по проектировщику. Заявленная стоимость проектирования, которая была основным критерием при выборе победителя тендера, превышена более чем в десять раз! Не говоря уже о сроках проектирования. Это демонстративное нарушение Закона "О конкурсах на размещение заказов". Более того, есть заявление сотрудников Центральных научно-реставрационных мастерских Министерства культуры, где говорится о грубых нарушениях "Курортпроектом" принципов реставрации.
Надеюсь, эксперты сумеют разобраться и со сметой работ. Ведь невооруженным глазом видно, насколько там все завышено. Строить под Большим театром подвал, как планируют, со сметой в 10 тыс. долларов за 1 кв. метр?! Ну уж извините... Рассмотрев структуру цен усиления фундамента и строительства подземной части Большого театра, я отчетливо вижу, что эта часть - максимум 1000-1500 долларов за кв. метр. Давайте посчитаем, сколько сюда входит цемента, арматуры, трудозатрат и т. д. Сегодня один кубический метр бетона с арматурой стоит порядка 320 долларов. Кубический метр!
Или сценическое и звуковое оборудование, оцененное в 250 млн. долларов. Почему выбрали "Bosch"? Дорогая и не лучшая фирма. Есть же немало других: австрийская "Вагнербир", американская "Артэк", японская "Тойота"... Та же "Вагнербир" дешевле, чем "Bosch", на 80 млн. долларов. И то, мы считаем, дороговато.
Ну почему Мариинка 250 млн. стоит, а Большой театр в разы больше? Почему реконструкция "La Scala" обошлась в 2 тысячи 400 долларов за 1 кв. метр, "Grand Opera" - 1 тысяча 890 долларов за 1 кв. метр, "Covent Garden" - 5 тысяч 200? А у нас по смете ЗАО "Курортпроекта" значится 16 тысяч долларов за 1 кв. метр!
Если есть лишние деньги - тогда вперед. Не сделав ни одну работу такого масштаба, заявляют, что 9 млрд. рублей - это блеф. Я поддерживаю Германа Грефа - это реальная цифра. Хватит растаскивать, давайте экономить. Давайте сделаем за девять, а остальное потратим на другие театры страны, которые также нуждаются в реставрации.
Тем, что сделала "Мерката", восхищается весь мир. Лучшего по красоте и по значимости проекта нет ни у одной российской компании. Даже в условиях дефолта мы закончили проект. И что бы ни говорили - Большой Кремлевский дворец стоит и служит. Служит людям и стране...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников