Низенько-низенько…

О губительности нынешней политики «сохранения стабильности» в стране не говорит только ленивый. Фото: © Federation Council of Russia, globallookpress.com

Говоря о проекте федерального бюджета на три года, министр финансов Антон Силуанов о развитии России даже не заикнулся


«Проект федерального бюджета на 2020 год и плановый период 2021-2022 годов защищен от рисков, в том числе и внешних», — заявил первый вице-премьер Антон Силуанов в комитете Госдумы по бюджету и налогам при обсуждении главного финансового документа на ближайшую трехлетку. Уже через неделю этот комитет будет рекомендовать парламенту голосовать за правительственный план. Вопрос стоит ребром: Россия наконец начнет развиваться или продолжит балансировать около нуля?

Впрочем, вопрос риторический. Ни о каком развитии главный финансист даже не заикнулся, как и о прочих стратегических задачах трехлетнего бюджета страны: вырастет ли экономика, какими станут реальные доходы россиян, падающие шестой год подряд? Депутатам просто пообещали, что бюджет не рухнет при низких ценах на нефть и газ и что сверхплановая выручка опять пополнит правительственный резерв. Почти месяц назад о том же и в тех же выражениях на заседании правительства докладывал премьер Дмитрий Медведев: мол, основной финансовый документ страны будет профицитным и сбалансированным, а еще социально ориентированным. Мечты, мечты...

Отметим: за рубежом принято говорить сначала о целях, а потом — о средствах. В США Дональд Трамп выступил с планом спасения экономики, предполагающим реформирование системы налогообложения, — уменьшить налоговую нагрузку для всех слоев населения, а вместе с тем и процент американцев, живущих за чертой бедности. Одновременно провести рекордное снижение налога на прибыль — с 35 до 15%. Что привлечет до 25% дополнительных инвестиций в экономику и поднимет индекс деловой активности в области промышленного производства PMI (эта мера даже в фискальном смысле уже оказалась на порядок эффективнее российской «прибавки» в федеральный бюджет от недавнего повышения НДС на 2%).

В Китае председатель Си Цзиньпин в новогоднем обращении к нации заявил о продолжении политики снижения налогов, помощи бизнесу, ликвидации бедности: «Политика снижения налогов и сборов должна активнее претворяться в жизнь, чтобы облегчить нагрузку на компании и бизнес...»

Канцлер Германии Ангела Меркель после победы на последних выборах выступила в бундестаге с программой действий правительства на ближайшую четырехлетку: поддерживать уровень занятости и реализовывать политику снижения налогов.

Президент Франции Макрон и его правительство первым делом представили реформу трудового законодательства, что должно стимулировать экономику. В Италии правительство заявило о введении базового дохода для малообеспеченных и безработных размером от 780 до 1032 евро, а также о снижении пенсионного возраста до 62 лет...

Заметьте: у перечисленных стран экономика в порядке и ВВП растет куда быстрее, чем у нас (США — 2,7%, Китай — 6,6%, Германия — 2,3%, Италия — 2,5%). Тем не менее их лидеры призвали именно к кардинальным реформам — и уже добиваются заметных успехов. А что же Россия?

О губительности нынешней политики «сохранения стабильности» в стране не говорит только ленивый. Жесткой критике подвергла проект нынешнего бюджета Счетная палата во главе с Алексеем Кудриным. Аналитики СП удивляются: как вообще могут сочетаться в правительственных планах ускорение роста ВВП и замедление промышленности, рост реальных располагаемых доходов населения и снижение зарплат?

А главное, не меняется направление экономической политики. Предпринимательская активность в новых секторах остается низкой, участие России в глобальных цепочках добавленной стоимости сокращается. Без решения таких проблем роста экономики ждать наивно. «Бюджет на 2020-2022 годы полностью исключает развитие России», — категоричен экономист, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

А потому все меньше желающих инвестировать в национальные проекты. Статистика Центрального банка РФ свидетельствует: отток капитала из России вновь ускорился, а по ряду юрисдикций, включая Кипр и Сингапур, достиг исторических рекордов. Только в июле — сентябре граждане и компании РФ вывели из страны 7,5 млрд долларов через инвестиции в иностранный бизнес. По сравнению со апрелем — июнем (4,4 млрд долларов) сумма выросла в 1,7 раза, а если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года (1,1 млрд долларов) — более чем в 7 раз. За девять месяцев в виде прямых инвестиций страну покинули 20,7 млрд — на 13% больше, чем в 2018-м. Общий же отток с начала 2017 года достиг 86,8 млрд долларов.

То есть денег в стране — море. О том же заявил и Антон Силуанов на лекции в Финансовом университете при правительстве РФ: «Деньги есть — на счетах предприятий скопилось около 30 трлн рублей. Но они не работают, они не идут в экономику, потому что есть определенные риски, есть боязнь...» Министр признал, что низкий уровень инвестиций — один из основных сдерживающих факторов экономического роста. В странах, которым удалось осуществить экономический прорыв, инвестиции составляют от 30% ВВП и выше: в Сингапуре эта цифра доходит до 42%, в Японии — 33%, Южной Корее — 37%.

А в Россию деньги не приходят — они бегут из страны ускоряющимися темпами. Например, по заявлению главы Счетной палаты, один лишь арест основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви, который случился 15 февраля, привел к удвоению оттока капитала с начала 2019 года.

Сюда же просится еще одно «совпадение»: в 2018 году в России закрылось около 600 тысяч предприятий, а открылось вдвое меньше — 290 тысяч (данные консалтинговой компании FinExpertiza). Причем лидером антирейтинга по закрытию юрлиц стала «особая экономическая зона» — Калининградская область. Даже в экономически благополучной Москве в минувшем году закрылось 234 тысячи компаний, а открылось лишь 88 тысяч.

Если правительство умеет деньги только собирать, но не умеет вкладывать, то развитие в принципе невозможно.

P.S. На днях Всемирный банк спрогнозировал замедление роста экономики России в 2019 году с 1,2%, ожидавшихся в июне, до 1% ВВП, говорится в сообщении организации. Это уже второй за год пересмотр прогноза в сторону ухудшения. Экономисты объясняют его прежде всего слабыми инвестициями.



В Минздраве сообщили об исследованиях по использованию марихуаны в лечебных целях. Как вы относитесь к такой идее?