06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТАНЦИЯ ПЕРЕСАДКИ

Из двух кукол Барби моя шестилетняя дочь составила одну, потому что у брюнетки сломалась рука, а у блондинки - нога. Пластмассовые останки хранит в шкафу: вдруг еще что-нибудь пригодится.

Ничего "сюрреалистического" в подобных детских играх нет. В российском НИИ трансплантологии и искусственных органов, например, уже давно "вшивают" людям чужие сердца и почки.
- В нашем институте производится пересадка жизненно важных органов, - рассказывает Валерий ШУМАКОВ, директор института, академик РАН, РАМН и РАЕН, - эти операции спасают людям жизнь. Используются сердце, почки, печень от доноров. Уже созданы также искусственные почки, благодаря которым можно прожить несколько лет. (Один мой больной с пересаженной почкой прожил 25 лет). А вот искусственное сердце служит пока не так долго. Искусственной печени нет и не известно, когда появится. Пересаживать сердце мы начали не так давно, потому что это было запрещено. Но уже есть люди, которые живут с чужим сердцем по 14 - 15 лет.
- Несколько лет назад трансплантология подверглась в прессе массированному "наезду". Мол, пересадка органов ведет к росту преступности. Люди "пропадают без вести", их органы идут на продажу. Что думает об этом директор НИИ трансплантологии?
- В нашей стране это невозможно, - утверждает академик Шумаков, - Такой преступный бизнес можно организовать там, где существуют уединенные частные клиники с небольшим коллективом "единомышленников". В России все хирургические клиники государственные, а в нашем институте, например, 900 с лишним сотрудников. "Сколотить" здесь преступную группу в тайне от коллег совершенно невозможно. Ведь пересадка - это очень серьезное дело, не в подворотне же органы забирают.
Да и хранить их, по словам Валерия Ивановича, можно лишь ограниченное время.
- Столичные правоохранительные органы уже занимались такого рода расследованиями, - продолжает В. Шумаков, - но факты ни разу не подтвердились.
Сколько времени больным приходится ждать органа? Кому как повезет. Некоторым - всего несколько дней. Другие ждут годами. В каждом учреждении, которое занимается трансплантацией, есть так называемый лист ожидания, то есть база данных, куда внесены люди, нуждающиеся в пересадке. Компьютер сопоставляет иммунологические данные такого человека с данными потенциальных доноров.
Требуется ли согласие родственников при заборе органа у трупного донора? Как объяснил Валерий Иванович, согласно российскому законодательству, это пока не обязательно. Достаточно "презумпции согласия". Если в тот момент, когда решается, быть ли скончавшемуся человеку донором, кто-то из близких окажется рядом и выразит категорический протест или заявит, что умерший при жизни был против, то пересадка не состоится.
За год в НИИ трансплантологии и искусственных органов делается примерно 150 пересадок почки, около десяти пересадок сердца, столько же - печени. Не так давно в институте был создан Фонд содействия медицине новых технологий. Его задача - привлечь средства из-за рубежа для развития трансплантологии. Минздрав практически не финансирует эту отрасль, а операции исключительно дорогие. Пересадка почки стоит около 70 тыс. долларов. Где взять такие деньги?
Институт оборудован по последнему слову техники. Работают здесь высоко профессиональные специалисты, зарплата которых (в среднем три тысячи рублей) никак не соответствует уровню их мастерства. Но самое главное, что из-за отсутствия средств они не могут оперировать. Как следствие, может начаться деградация отрасли. А ведь развитую страну отличают от развивающейся в том числе и по уровню трансплантологии.
Чтобы российская трансплантология развивалась, нужно срочно найти... полмиллиарда долларов. На Западе, разумеется, не слишком заинтересованы, чтобы у нас все это сохранилось. Там эти операции коммерческие, конкуренция жесткая. Донорское сердце стоит до полумиллиона долларов. Поэтому отрасль "работает".
У нас декларируется, что для пациента операция бесплатная. Но... лишь в том случае, если кто-то оплатит реабилитацию, лекарства.
... Москвичу Павлу Н. 21 год. В армии у него началась дилатационная кардиомиопатия (ДКМП). Его комиссовали и направили на лечение в НИИ трансплантологии. Специалисты решили, что нужна пересадка сердца. Операция прошла успешно.
- Что чувствует человек с чужим сердцем?
- Сложно объяснить, - с трудом подбирает слова Павел. - До операции мыслей на эту тему не было, хотя с "пересадниками" общался. Они своих чувств не обсуждали. Сейчас мысли всякие в голову лезут. Мысли тяжелые. Думаю о том человеке. Кто он, какой? Виноват ли я перед ним? Получается, что я выжил за счет другого. Извините, мне тяжело сейчас об этом и думать, и говорить.
... Молодой, красивой москвичке Надежде М. недавно пересадили почку. Четыре года женщина жила на гемодиализе. Ждала чужую почку. И вот - свершилось.
- Первое ощущение после операции? Жажда жизни! - рассказывает Надежда. - Меня все радовало. В голове были планы на будущее.
- Есть ли ощущение, что внутри что-то чужое?
- Нет! Я встречала многих людей, которые говорили, что дождались почку, но теперь не она для них живет, а они для нее. Я же сразу почувствовала, что эта почка - моя! Она меня нисколько не беспокоит.
Надежда - христианка. Поэтому, немного придя в себя после операции, она пошла в православную церковь, не так давно созданную при институте.
- Все зависит от мировоззрения, - объясняет она. - Я считаю, что тот человек, умирая, меня спас. Я ему благодарна. Поэтому поставила за него свечку.
... Саша Г. давно страдает сахарным диабетом, что привело к хронической почечной недостаточности. Попал на гемодиализ, а вскоре встал вопрос о пересадке почки. Мать Саши, 50-летняя Татьяна Александровна, решила отдать больному сыну собственную почку. Сейчас у них все хорошо, оба готовятся к выписке.
У Татьяны Александровны уже были раньше по медицинским показаниям удалены желчный пузырь и щитовидка. Теперь ей предстоит жить еще и с одной почкой.
- Вообще-то моя старшая дочь Наташа хотела отдать брату почку, - рассказывает Татьяна Александровна, - но я не могла допустить, чтобы дочка пошла на такой риск.
Все ли "сердечники" знают, что с диагнозом "стенокардия" им надо срочно пройти кардиографию? Да, это дорогое "удовольствие", поэтому наша бесплатная медицина не может себе (или нам?) его позволить. Правда, многие россияне, скорее всего, решили бы оплатить такое обследование самостоятельно. Если бы им объяснили, зачем это нужно.
Кардиография - исследование сосудов сердца. Болеет этот жизненно важный орган потому, что ему не хватает крови. Сосуды "забиты" бляшками, которые надо удалить, чтобы дать ток крови.
Конечно, операция - это всегда риск. Но если не оперировать, а просто лечить таблетками, как у нас это делают, то в процентном соотношении больных умрет больше. У многих случится инфаркт. В результате люди станут инвалидами, которым государство должно выплачивать пособия. Следовательно, убытков в государственном масштабе получится столько же, сколько было бы затрат на правильное лечение. Но это - с точки зрения экономики. "Подсчитать" страдания людей вряд ли возможно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников