08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОТКРЫТЫ ДЛЯ ДИАЛОГА

Уватенко Владимир
Опубликовано 01:01 18 Декабря 2001г.
Из-за резкого падения цен на мировых рынках металлов на большинстве предприятий горно-металлургического комплекса России обострилась экономическая ситуация. Cегодняшние потребности внутреннего рынка металлов не способны компенсировать потери из-за сокращения экспорта.В беседе с нашим корреспондентом председатель горно-металлургического профсоюза России Михаил ТАРАСЕНКО высказал свою точку зрения на происходящие события.

- Михаил Васильевич, недавно завершил работу 4-й съезд Федерации независимых профсоюзов России. Что нового вы смогли почерпнуть для себя, какие выводы можно сделать по его итогам?
- Знаменательно, что в работе съезда принял участие президент России Путин. Насколько знаю, на предыдущих съездах такого внимания к профсоюзам со стороны первых лиц государства не было. Президент в своем коротком и емком выступлении подчеркнул, что сегодня профсоюзы обладают большим ресурсом влияния на власть и общество. Он призвал профсоюзы к конструктивному взаимодействию с властью, к совместной работе, целью которой является процветание России, ее граждан.
На съезде были затронуты нерешенные проблемы, в том числе как раз и во взаимоотношениях с властями. Сегодня главное расхождение здесь в том, что в России резко занижена цена труда. Когда нам говорят, что дальнейший рост заработной платы может происходить только по мере роста валового национального продукта, производительности труда, то согласиться с этим мы никак не можем. Потому что еще никто не доказал, что стартовая цена труда у нас справедлива.
У нас в валовом национальном продукте труд оценивается в два с половиной, в три раза ниже, чем в развитых странах мира. Мы не можем понять, почему в нашей стране минимальный размер оплаты труда составляет всего лишь шестую часть от прожиточного минимума. Ведь даже в странах Балтии, которые не так далеко ушли от нас по вопросам производительности труда, минимальная зарплата равна прожиточному минимуму. Поэтому на съезде и шел достаточно конструктивный разговор о том, какими же методами трудящиеся должны влиять на власть, побуждая ее к тому, чтобы цена труда в России росла и в конечном итоге стала такой же, как и в европейских странах.
- Ясно, что проблема справедливой заработной платы как никогда актуальна. Но как могут профсоюзы повлиять на ее решение?
- На съезде было признано, что профсоюзы проиграли очень важное социальное направление, когда государство социальное страхование заменило социальными пособиями, введя единый социальный налог. Государство фактически отказалось от профилактической, реабилитационной роли этого страхования. Почему наше государство сегодня обязуется помогать только неимущим, слабым и обездоленным? Существует ли в мире такая логика? Да, оказывается, существует. Вот, например, в США каждый гражданин отвечает сам за себя. Но американские социальные стандарты имеют совершенно другую природу, чем в России, потому что минимальный уровень заработной платы, установленный в США, выше 6 долларов в час. И если бы такие стандарты существовали в нашей стране, то профсоюзы и не ставили бы вопроса: за счет каких средств соцстраха должно осуществляться детское оздоровление? При нашей низкой цене труда отказ государства от поддержки людям преждевременен.
Сейчас происходит поляризация и среди рабочих. Например, посчастливилось кому-то работать на современном, благополучном предприятии, которым владеет социально ответственный работодатель, где есть масса прибыли, где действует мощный профсоюз, - одно дело. А если человек оказался на предприятии, у которого нет прибыли и оно еле выживает, - все, здесь уже ни сам трудящийся, ни его дети не смогут ни нормально заработать, ни отдохнуть.
Сегодня главный вопрос, требующий быстрого решения, - это вопрос цены труда. Уже практически готово к подписанию генеральное соглашение между правительством, объединениями работодателей и профсоюзов. Профсоюзы настаивают на том, что минимальный размер заработной платы уже в 2002 году должен соответствовать прожиточному минимуму. Мы в отрасли решаем эту проблему через отраслевое тарифное соглашение, коллективные договоры, через минимальный отраслевой стандарт оплаты труда, в котором минимальная заработная плата выше прожиточного минимума. Пока власть такую постановку вопроса не воспринимает. Более того, она больше обеспокоена не уровнем зарплаты, а тем, как вывести ее из тени. Как заставить тех, кто, не желая платить налоги, использует на зарплату обходные пути (прежде всего "черный нал") для расчетов с наемными работниками. Кстати, это нетипично для крупных предприятий горно-металлургического комплекса России. Но власть идет на снижение социальной нагрузки на фонд заработной платы, фактически потакая недобросовестным работодателям.
- То есть проблема воровства вполне жива?
- Вор вряд ли перестанет быть вором. Он ворует не только тогда, когда можно много украсть, а до тех пор, пока можно хоть что-то украсть. Тут первостепенна роль государства: не давать поблажки ворам, жестко бороться против тех, кто использует "черные схемы" в оплате труда. По этим "схемам" обворовываются и сами трудящиеся, недополучая свою заработную плату, и государство. Обкрадываются бюджетники, армия, непроизводственная сфера.
Говорят, надо жить по средствам, а у нас, дескать, бедный бюджет. Бюджет, на мой взгляд, должен формироваться не только и не столько от цены на нефть, но и на высокой производительности труда, на прибавочной стоимости от произведенного продукта, на высокой цене труда. И чем меньше мы будем торговать сырьем, а производить продукцию более глубокой переработки, тем больше будет прибавочная стоимость, тем больше будет рабочих мест, тем больше будет государственный бюджет. Например, металлургическая компания "Русский алюминий" одной из первых стала практически проводить эту идеологию в жизнь. Считаю, что съезд ФНПР сумел в этом отношении четко обозначить свою позицию.
В его решениях также подчеркнуто, что альтернативой социальному партнерству могут быть лишь социальные конфликты - забастовки со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями как для государства, так и для бизнеса, так и для трудящихся. Съезд пришел к выводу, что ресурс конструктивного диалога не исчерпан, есть возможность для его продолжения - между капиталом, трудящимися и властью. Это представляется достаточно сдержанным и разумным решением.
- Общепрофсоюзный съезд охватил основное, а что волнует работников вашей отрасли?
- Проблемы российской экономики одинаковы по большому счету и для нефтекомплекса, и для угольщиков, и для металлургов, и для бюджетников. Хотя металлургия - специфическая отрасль. Наши предприятия, как правило, градообразующие. Поэтому социальная ответственность, которую несут на себе собственники средств производства, работодатели, трудовые коллективы, особо высока.
Да, в металлургии есть предприятия, где по российским масштабам зарплата довольно приличная. И, по-моему, одна из задач государства в том, чтобы заработанные средства металлург не на доллары обменивал да "в чулок" складывал, а вкладывал в развитие экономики. Для этого надо восстановить систему доверия к отечественным банкам. Тут и один из источников инвестирования реструктуризации отрасли. Еще и поэтому власть должна сегодня поставить вопрос ребром: не может быть заработной платы ниже прожиточного минимума. Любой другой путь - это неизбежная криминализация.
- В связи с металлургическим кризисом - как изменилось положение трудящихся на предприятиях?
- Заработная плата в отрасли составляет в среднем 6550 руб. Собственники предприятий стали вкладывать средства в обновление и расширение производства, в более глубокую переработку металла. Например, Новолипецкий металлургический комбинат запланировал за 5 лет освоить более миллиарда долларов США на реструктуризацию и обновление производства.
К сожалению, благоприятная ситуация для нашей отрасли закончилась - на мировых рынках произошло обвальное падение цен. На 40 процентов упали цены на продукцию черной металлургии, а по отдельным видам цветных металлов - более чем в два раза. Резко подешевели алюминий и никель. Сегодня мировые производители договариваются о согласованных мерах преодоления этого кризиса. Фактически это прежде всего свертывание производства. Приемлемо ли оно для России? За годы реформ в стране подушевое потребление металла упало в 8 раз. Поэтому нам надо расширять внутренний рынок, а не сворачивать производство. Да, в России порядка 60-70 процентов основных фондов вышли из всех сроков эксплуатации. Поэтому сегодня без реструктуризации, без кардинального изменения технологии, без серьезных инвестиций в развитие отрасли обойтись невозможно. Нужны согласованные меры государства, собственников средств производства и трудящихся для того, чтобы это нелегкое время пройти с наименьшими потерями.
В ноябре Центральный совет горно-металлургического профсоюза направил письмо на имя председателя правительства Российской Федерации Касьянова с просьбой предпринять экстренные меры для того, чтобы как-то стабилизировать ситуацию в нашей отрасли. Для этого мы считаем необходимым снизить до оптимальных величин тарифы на железнодорожные перевозки руд и металлов, временно отменить экспортные пошлины. Все это помогло бы предприятиям пережить пик падения цен без сокращения объемов производства, без снижения уровня налоговых поступлений в бюджет.
- Недавно средства массовой информации сообщали, что крупнейшая компания "Русский алюминий" вынуждена была "заморозить" свой завод в Румынии. А чем кризис алюминиевой промышленности может обернуться для России?
- Кризис -это реальность. Не могу судить о конкретных социальных последствиях консервации предприятия в Румынии - считаю это некорректным, хотя ряд ведущих мировых фирм - производителей алюминия тоже "заморозил" некоторые свои предприятия. Могу лишь сказать, что если такое произойдет в России, то это может стать серьезным социальным потрясением.
Руководство "Русала" это хорошо понимает. Судите сами, фактически бюджет Красноярского края, Иркутской, Кемеровской областей, Хакасии в громадной степени формируется за счет налоговых поступлений от крупнейших промышленных предприятий, принадлежащих этой компании. Поэтому падение объемов производства, падение прибыли на этих предприятиях сразу ударило бы по всем: по бюджетникам, по регионам, по федеральному центру.
Сегодня "Русский алюминий" старается не снижать объемы производства, не уменьшать свои инвестиционные проекты, а сокращает только аппарат своего центрального офиса. Это реальная жизнь. В нынешних условиях руководство компании проводит, на мой взгляд, достаточно взвешенную социальную политику. Но если кризис продолжится, то я боюсь, что без решительной поддержки государства собственных резервов этой и других компаний может оказаться недостаточно, чтобы предотвратить негативное развитие событий на российских предприятиях.
- Что же может помочь горнякам и металлургам преодолеть нынешний кризис?
- Повторюсь: вполне очевидно, что не самые лучшие времена переживает сегодня российская металлургия. Во всем мире идет процесс глобализации, он объективен. Выжить в этих условиях легче крупным компаниям, тем, кто имеет возможность финансового маневра, кто имеет резервы. Мировой кризис металлургии называют "кризисом перепроизводства". Не буду здесь спорить, хотя и не согласен с таким выводом. Что касается России, у нас нет перепроизводства, у нас, к сожалению, есть неэффективные устаревшие производства, а внутренний рынок России потенциально необъятен, и развитие его - это, мне представляется, единственный путь преодоления Россией мирового металлургического кризиса. И, естественно, укрупнения компаний. Например, по образцу и подобию "Русского алюминия". Наш профсоюз старается не вмешиваться в вопросы передела собственности. На то он и рынок, коль мы пошли по этому пути. Поэтому мы открыты для диалога с любым собственником, который соблюдает российское законодательство, открыт к социальному партнерству, к ведению коллективных переговоров.
Президент России прав: у власти, бизнеса и трудящихся должна быть в конечном счете одна цель - процветание России.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников