10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТОИЛО ЛИ УЧИТЬСЯ

Мы рады, что, несмотря на нелегкие учебные будни, студенты из разных городов страны находят время читать "Труд" и присылать свои письма, заметки, обсуждать вместе с нами свои насущные проблемы и предлагать первые пробы пера. Это значит - "Студгородку" быть. Для того чтобы опубликоваться на нашей полосе, не обязательно быть сложившимся, классным журналистом - достаточно предложить животрепещущую, интересную для молодежи тему. Рассказать о себе и своих однокурсниках, студенческих радостях и заботах. Ждем новых посланий, самые интересные из которых выйдут в свет в следующих выпусках "Студгородка".

Этим летом я окончила биофак МГУ. Сейчас работаю научным сотрудником в одном из московских НИИ и веду исследования на кафедре университета. Лишь несколько месяцев назад получила диплом, а будто сто лет прошло: из оптимистичной и даже беззаботной студентки превратилась в нервозное создание, задерганное стрессами. При этом моя научная карьера продолжает успешно развиваться, но...
Довольно часто я читала в газетах невеселые рассказы о жизни вчерашних студентов, решивших посвятить себя науке. Из них следовало, что ждет нас не светлое будущее, а прозябание на почве безденежья. Причем на такой работе, которая требует максимальной отдачи. Ну мне-то нищета не грозит, утешала себя. Ведь я специализируюсь не на изучении поведения дождевых червей, а на вполне актуальной теме: растения и аллергия. Специалистов этого профиля очень мало, и они должны быть нарасхват. По крайней мере, за рубежом так оно и есть.
На четвертом-пятом курсах я окончательно уверовала в свои великие карьерные перспективы. А слово из трех букв вообще действовало на людей магическим образом. Скажешь: МГУ, без пяти минут аспирант - и собеседник замирал в немом восторге. Моя кипучая деятельность нравилась преподавателям. Заниматься не только любимым делом, но еще и чувствовать симпатию со стороны старших коллег - что еще надо молодому ученому! В начале пятого курса меня делегировали на международную конференцию, где я оказалась единственной студенткой среди 60-летних светил и была избалована вниманием. А вскоре безумно радовалась, увидев свою фамилию в аккуратных иностранных научных сборниках. Еще студенткой меня взяли на работу в один из медицинских НИИ. К тому же наш биофак заключил договор с известной международной фармацевтической компанией, и меня подключили к этой работе. Услышав, сколько будут платить фирмачи, я даже присвистнула от удивления. Хотя свистеть не умею. В общем, к моменту получения диплома я светилась от счастья и радужных перспектив.
Но осенью договор биофака с фирмой истек, с получением диплома не стало стипендии. Чтобы я не удрала из НИИ, меня перевели на ставку младшего научного сотрудника. Это солидно для вчерашней студентки. Но я с ужасом начала осознавать, что, даже будучи студенткой, получала гораздо больше, а еще имела то, чего не купишь ни за какие деньги: веру в "светлое будущее"!
Мой заработок младшего научного сотрудника - 574 рубля. Его не хватает даже на транспорт. Судите сами. Мне приходится ездить на электричке, билет туда - обратно стоит 40 рублей (если удается притвориться студенткой - то 20), на метро в день уходит от 15 до 35 рублей, на автобусе-троллейбусе, каюсь, временами езжу зайцем). Итого в месяц - от 645 рублей и выше только на дорогу и поездки из одной лаборатории в другую. Правда, есть надежда, что когда-нибудь, в далеком будущем, наша научная разработка получит грант, по которому мне будет полагаться еще рублей 600...
Молодые ученые бегут из науки. Просто чтобы выжить. Надо, наверное, и мне поразмыслить над вариантами. Все-таки образование у меня настоящее, во многих сферах может пригодиться. Вот только не знаю: как я без науки?.. И что будет с нашей наукой, если все мы уйдем?
КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ
Александр ТИМОНИН, профессор биофака МГУ:
- К сожалению, те выпускники МГУ, которые решили продолжить свою научную деятельность, поступив в аспирантуру или устроившись на должность научного сотрудника, действительно не живут, а прозябают. Чтобы продолжить заниматься любимым делом, в данном случае биологией, молодые ученые вынуждены проявлять чудеса выживаемости. Конечно, мы помогаем, насколько можем. Если специалист особенно перспективен и без него просто некому будет выполнять работу на кафедре, его поддерживают всякого рода премиями, лишь бы он не ушел из науки. Но это касается единиц. А многие выпускники, которые действительно хотели заниматься и дальше своей темой, вынуждены были уйти в другие сферы деятельности: от бухгалтерской до издательской. Прожить на 500-600 рублей, конечно же, невозможно. Мы потеряли немало отличных, высококлассных молодых специалистов, которых с таким трудом вырастили. Теперь они работают в различных фирмах и лишь вздыхают о своем прошлом. Более или менее везет тем, кому удается устроиться по специальности в коммерческие структуры, например, в платные больницы, работающие по договору с НИИ. Да о чем вообще можно говорить, когда специалисты такого уровня, которых готовим мы, уезжают по контракту за границу, где им платят нормальную зарплату и позволяют работать в нормальных условиях, а не в убогих лабораториях с устаревшим оборудованием. МГУ еще везет - тут ректор часто какие-то надбавки выдает, а в различных НИИ такого нет.
Ну а те ученые, которые выдерживают и не бросают науку, одновременно умудряясь подрабатывать еще в нескольких местах, постепенно, годам к 35-40, могут в конце концов достичь довольно устойчивого положения в обществе. Правда, многие из них становятся совершенно измотанными, больными людьми. И все из-за той самой любви к науке.
Итог печален: ученые-энтузиасты, несмотря на такую "ерунду", как деньги, продолжают свои эксперименты, а государство - эксперименты на них. Что-то здесь не так - надо бы этому самому государству найти свое место в этой сфере, свои формы заинтересованности в судьбах способных выпускников вузов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников