05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧТО МЫ БУДЕМ ЧИТАТЬ В XXI ВЕКЕ?

Неверов Александр
Опубликовано 01:01 18 Декабря 2001г.
В редакции нашей газеты прошел "круглый стол", где обсуждались состояние и перспективы издательского дела в стране. В обмене мнениями приняли участие руководители издательств: Михаил НЕНАШЕВ ("Русская книга"), Александр КОНДАКОВ ("Просвещение"), Сергей КОНДРАТОВ ("Терра"), Георгий ПРЯХИН ("Воскресенье"), Олег ВИШНЯКОВ ("Детская литература"), Андрей ИЛЬНИЦКИЙ ("Вагриус"), а также начальник управления издательской деятельности и книгораспространения Министерства по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Нина ЛИТВИНЕЦ и президент Ассоциации книгоиздателей Иван ЛАПТЕВ.

Главный редактор "Труда" Александр ПОТАПОВ, открывая встречу, напомнил, что современные проблемы книгоиздания напрямую или опосредованно связаны с перспективами духовного возрождения, нравственного здоровья нации, сбережением лучших традиций нашей истории и культуры и одновременно способностью адаптироваться к новым реалиям, отвечать на вызовы XXI века. Что происходило в последние годы с феноменом "самой читающей страны", каковы тенденции роста (или снижения) духовности общества - через призму книги? Какова структура интересов, что читают россияне, особенно подрастающие поколения? Доходит ли новая книга до районных и сельских библиотек? Как Интернет, компьютеризация влияют на книжную культуру? И наконец, как отразится на выпуске и цене книг новое налогообложение, которое будет введено с января 2002 года?
Этих и других вопросов достанет не на одно обсуждение...
ЗАПЛАТИ НАЛОГИ - И СПИ СПОКОЙНО?
Этот сугубо прагматический вопрос, как и следовало ожидать, оказался особенно острым. Дело в том, что до конца 2001 года действует закон о поддержке СМИ, согласно которому издательства освобождены от уплаты 20-процентного налога на добавленную стоимость. С января они будут платить 10 процентов. Но при этом некоторые издания будут освобождены от налога с продаж. Вопрос: какие именно?
Н. Литвинец: В законопроекте, который рассматривается в Федеральном Собрании, говорится об освобождении от налога с продаж учебной и научной литературы. А должна идти речь о книгах научного, образовательного и культурного характера. Это, кстати, вытекает из международных соглашений, подписанных нами. В противном случае закон работать не будет, издатели окажутся в трудном положении, возникнет путаница. Скажем, русско-французский словарь - это учебная литература или нет? А произведения Льва Толстого, не включенные в школьную программу?..
Что касается 10 процентов НДС - это, конечно, нелегкое решение. Но это лучше, чем 20 процентов, о которых шла речь с самого начала.
А. Кондаков: Если закон в настоящем виде будет принят, то стоимость книг, в том числе и учебников, повысится примерно на 30 процентов. Значительно снизится обеспеченность ими школ в регионах, где и сегодня их закупают лишь на 10-15 процентов от потребности. Следовательно, читать будут меньше. Сегодня образование - один из немногих показателей, позволяющих отнести нашу страну к числу развитых. Скоро, боюсь, и об этом можно будет говорить в прошедшем времени. Не будем забывать, что в большинстве стран нет НДС на учебную и детскую литературу, а учебники нередко и вовсе бесплатные...
А. Ильницкий: От новой системы налогообложения пострадают прежде всего издательства, не имеющие своей сети реализации, поскольку они вынуждены пользоваться услугами посредников. Впрочем, книгораспространение - основная проблема для всех издателей. Книга почти не доходит до провинции. И в новой системе налогообложения был бы смысл, если бы дополнительные средства от введения налога, поступающие в бюджет, пошли на развитие сети реализации книг.
И еще - очень тревожит, что в той редакции законопроекта, которая пошла на утверждение, выпало словосочетание: книги культурного характера. Это неизбежно повлечет деление книг на издания "первого" и "второго" сорта, приведет к спекуляциям и чиновничьему произволу.
М. Ненашев: Хотелось бы уточнить: своих структур по реализации не имеют прежде всего малые и средние издательства. Их около 9 тысяч 900 из 10 тысяч, существующих в стране. Это основа современного отечественного книгоиздания. Там, как правило, работают энтузиасты, подвижники. В условиях жесткой монополизации от нового налогообложения пострадают прежде всего именно они.
С. Кондратов: В холдинг "Терра" входит несколько полиграфических предприятий. Полиграфия сегодня находится в критическом состоянии. Государственные инвестиции в нее крайне малы, частный сектор развивается только в области, которая касается рекламы. Когда издателей освободили от 20 процентов НДС, то предполагалось, что полиграфистам эти издержки будет компенсировать государство. Этого не произошло. В результате полиграфия несет колоссальные убытки, не имеет средств на реинвестиции. То же касается и почты. Могу доказать с цифрами в руках, что введение 10-процентного НДС издателю сегодня выгоднее, чем прежняя неуплата 20 процентов.
А. Кондаков: Если бы было выгодно, то издатели не бились бы за то, чтобы эти 10 процентов минимизировать. Кстати, они боролись вместе с полиграфистами. Не менее остро стоит вопрос о ценах на бумагу. В "Просвещении" 48 процентов себестоимости книг приходится именно на нее.
М. Ненашев: У книгоиздания - 4 слагаемых. Нет сомнения, что на 10 процентов поднимется цена бумаги, то же произойдет в полиграфии - там оснований для этого, как верно здесь говорилось, более чем достаточно. Не останется в стороне и торговля. Сегодня в Москве торговые наценки составляют от 40 до 60 процентов. Они вырастут еще на 10. Таким образом, нас ждет повышение цен не на 30, а на все 40 процентов. Скоро мы в этом сможем убедиться.
И. Лаптев: Уже сегодня комплект федеральных учебников для 10-го класса стоит 1160 рублей, а будет стоить полторы тысячи. Не всякая семья может себе это позволить. Принятие законов, продиктованных абстрактными представлениями о справедливости среди различных отраслей промышленности и заботой о наполнении бюджета любой ценой, означает, что у нас не выработана настоящая государственная политика в области книгоиздания и книгораспространения.
К тому же уверен, что заметного пополнения бюджета от введения этих мер не будет, поскольку они сужают налогооблагаемую базу, понижают ее качество и общий объем. Будет большая путаница, которая усугубится с вступлением России в ВТО, когда вновь изменятся правила игры.
ГДЕ НУЖНО ВЛАСТЬ УПОТРЕБИТЬ
Ведущий встречи главный редактор "Труда" попросил участников высказаться и о том, что, на их взгляд, может сделать государство для решения обозначенных проблем. Может ли оно помочь бороться с дефицитом культурного потребления? Есть ли уверенность и гарантия, что наши новые поколения прочтут Пушкина, Чехова, Бунина, других классиков?
М. Ненашев: Многие из присутствующих здесь доказали на деле, что издатели могут хорошо работать. 50 тысяч названий книг, выпущенных в прошлом году, - рекордная для нас цифра. Однако - так сложилось и исторически - издательский и полиграфический потенциал России сосредоточен в основном в центре. Здесь выпускается 93 процента тиражей. Лишь 20 процентов из них отправляется в регионы. Это значит, что на жителя провинции не приходится и одной книги. Как уже говорилось, все дело в системе реализации, которую неосмотрительно сломали. Специалистами подсчитано, что торговые центры надо создавать в 80 субъектах Федерации. Это потребует 2-3 миллиардов рублей. Если государство этим не займется, через пару десятков лет нам останется пожинать плоды невежества и бездуховности. О том, в каких формах это будет выражаться, можно представить на многих примерах - хотя бы по недавней агрессивной выходке подмосковной молодежи в районе метро Царицыно...
И еще одна болевая точка, где необходимо вмешательство государства, - библиотеки. Международная практика такова: до 40 процентов издаваемых книг закупают библиотеки на бюджетные средства. У нас эта цифра не достигает и 10 процентов.
А. Кондаков: С учетом того, что в 2002 году обеспеченность школ книгами по стране может снизиться на 25-30 процентов, федеральным ведомствам необходимо разработать экономические схемы, которые заставят субъекты Федерации более активно закупать учебники и учебную литературу.
ЧТЕНИЕ ЛЕГКОЕ И СЕРЬЕЗНОЕ
Согласно статистике, напомнил ведущий, в общей структуре книгоиздания 70 процентов приходится на детективы, фантастику, дамский роман. В редакции собрались издатели, выпускающие в основном серьезную литературу - учебную, классическую и современную. Каково их отношение к ситуации?
А. Кондаков: Если посмотреть на структуру книгоиздания с точки зрения соответствия потребностям государства и общества, то вряд ли ее можно признать удовлетворительной. Такое количество развлекательной литературы - показатель отнюдь не самого развитого государства. Те из нас, кто был на последней Франкфуртской ярмарке, подтвердят, что 80 процентов представленных там книг - те, что мы относим к категории образовательных. Такова тенденция, отражающая потребности развития современного общества, где велика роль информации, где человек должен быть готов и к постоянному совершенствованию своей подготовленности, и к смене профессий на протяжении жизни.
Г. Пряхин: Честно говоря, мне не хочется ругать ни структуру книгоиздания, ни читателя. Мы сами сделали его таким. Человек устал от стрессов, нестабильности, неуверенности в завтрашнем дне. Ему хочется забыться, посмотреть телевизор, почитать что-то легкое. А нам, издателям, на пороках зарабатывать, конечно, проще, чем на добродетелях.
Но и хорошая книга, работающая на культуру, в конце концов сама себя продвигает. Находятся просвещенные губернаторы (а у них - местные меценаты), которые покупают классику для библиотек. Скажем, так мы реализовали 35 тысяч комплектов Полного (23 тома) собрания сочинений Пушкина. Но понятно, что эти вопросы надо решать в государственном масштабе.
Н. Литвинец: Согласна, что нынешняя структура книгоиздания отражает реальные потребности читателей. Кстати, она в общем соответствует тому, что издается и в других странах. Не стоит драматизировать ситуацию. Растет - может быть, пока не очень заметно - интерес к серьезной книге. В отличие от еще недавнего времени молодежь сегодня понимает: для того чтобы иметь хорошую работу, высокий уровень жизни, нужно образование. Его ценность в обществе растет - это видно по конкурсам в вузы. У государства нет рычагов директивного влияния на структуру книгоиздания: выпускайте то, а это не выпускайте, кроме одного - экономически поддерживать то, что соответствует важнейшим государственным приоритетам. Три года действовала федеральная программа поддержки книгоиздания. Это не очень большие деньги, но тем не менее каждый год выпускалось 800 названий нужных книг. Сейчас программа трансформировалась - она включена в виде подпрограммы в более широкую программу "Культура России". Между прочим, в ее рамках выпускаются некоторые издания "Русской книги", например Собрание сочинений Бориса Зайцева.
А вот что действительно беспокоит, - это положение с детской книгой. Не с классикой, а с современными произведениями. Сегодняшние дети живут в новой, быстро изменяющейся реальности, телевидение и компьютер - хотим мы этого или нет - оказывают большое влияние на их внутренний мир. А писателей, умеющих говорить с ребятами на их сегодняшнем языке, очень мало. С другой стороны, эти лакуны заполняют переводные книги, не всегда соответствующие нашему национальному менталитету.
О. Вишняков: В детском книгоиздании особенно остро ощущается дефицит средств. В отличие от взрослых издательств мы не можем экономить на редакторах, корректорах. К тому же в детской книге, как правило, должно быть предисловие, поясняющий аппарат, ее надо оформить на высоком уровне. А это - дополнительные затраты, повышающие себестоимость издания и, следовательно, цену. Например, у нас выходит серия "Школьная библиотека". Другие издательства тоже выпускают нечто подобное. Но цены наших книг самые высокие, причем процентов на 25-30. По причинам, о которых я сказал.
На Западе детские книги стоят традиционно дорого, даже по их жизненным стандартам, а у нас - дешево. Делая книгу, условно говоря, за 2 доллара, а продавая за 15, из оставшихся 13 западный издатель платит высокие гонорары автору, художнику, зарплаты редакторам и т. д. И главное, большая доля идет на рекламу книги. Мы себе этого позволить не можем. Здесь причина того, что мы не видим книг новых авторов, пишущих для детей. Такие писатели есть, но мы не можем их "раскрутить". У нас выходила серия "Опасный возраст", где печатались интересные современные произведения. Но мы были вынуждены ее приостановить, потому что без соответствующей рекламы книги продавались плохо.
А.Ильницкий: Хотелось бы заметить, что и "взрослые" издательства, дорожащие своей репутацией, не имеют права экономить ни на редакторах, ни на корректорах. Деление литературы по видам и жанрам вовсе не означает деление ее по качеству. Есть просто хорошо и плохо изданные книги...
ДОСТОЕВСКИЙ И КОМПЬЮТЕР
Сегодня ведется немало дискуссий о перспективах выживания книги в условиях стремительного развития компьютерных технологий. Чувствуют ли те, кто делает книги сегодня, приближение новой эры?
И. Лаптев: Действительно, компьютерные технологии развиваются стремительно. Уже сегодня они способны сыграть немалую роль, скажем, в образовательной сфере, появляется все больше справочных изданий на дисках. Однако, как показывают зарубежные исследования, чем более компьютеризирована страна, тем больше в ней издается книг.
Когда возникло телевидение, заговорили о том, что скоро оно вытеснит радио, газеты, театр и т. д. Этого не произошло. Так и в этом случае: все нынешние каналы коммуникации должны не исключать, а дополнять друг друга.
Н. Литвинец: В связи с компьютеризацией есть одна опасность - упрощение, примитивизация языка. К сожалению, бороться с этим трудно, но этому надо что-то противопоставить.
М. Ненашев: Еще есть один существенный психологический момент. Вы себе можете представить человека, читающего "Преступление и наказание", сидя перед компьютером?..
А. Ильницкий: Я могу представить читателя компьютерной версии романа Достоевского, если, во-первых, цена электронной книги будет доступна и, во-вторых, если ею удобно будет пользоваться. Но это, думаю, наступит не скоро.
Сейчас бытует наивное представление, особенно у молодых: если опубликовался в Интернете, - ты уже почти что писатель. Настоящему писателю нужен издатель, т. е. тот, кто поможет отредактировать текст, оформить, сверстать, сориентировать читателя на книгу. А в каком виде она выйдет - на бумаге или в электронной версии - это уже другой вопрос.
Г. Пряхин: Думаю, что мы должны сказать спасибо компьютеру за то, что он совершил технологическую революцию в издательском деле.
* * *
Завершая встречу, А. Потапов, в частности, отметил, что, судя по умонастроеннию ее участников, книгоиздание находится накануне серьезных перемен. Как эти перемены скажутся на состоянии отрасли, какие книги, в каком количестве и какого качества придут к читателю - это волнует не только тех, кто непосредственно причастен к их созданию. Во всяком случае, "Труд" намерен через некоторое время вернуться к этой теме и продолжить начатый разговор, в стороне от которого наверняка не останутся и читатели.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников