27 сентября 2016г.
МОСКВА 
10...12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 72.06
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В КАКОЙ СТРАНЕ МЫ ХОТИМ ЖИТЬ?

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 19 Января 2000г.
Прощаясь с ХХ веком, Россия завершает первый, переходный этап экономических и политических реформ, которые начались почти десять лет назад. Об этом, во всяком случае, заявил Владимир Путин в своей "программной" статье, опубликованной перед Новым годом на правительственном сайте в Интернете. Каким будет второй этап? Что ждет страну в 2000-м и в ближайшие годы? В обществе глубокий (в том числе и духовный) кризис. Страна стоит перед труднейшими экономическими и социальными проблемами. Мы снова (в который раз) на распутье... В конце декабря прошлого года по заданию правительства началась разработка долгосрочной общенациональной стратегии развития. В специально созданном Центре стратегических разработок объединены немалые интеллектуальные силы. Почему потребовалась НОВАЯ стратегия? Не устраивают существующие концепции? Да, серьезных стратегических программ, по мнению и.о. президента России, у нас просто НЕ БЫЛО И НЕТ. На протяжении всех лет реформ, по его словам, "МЫ ДВИГАЛИСЬ КАК БЫ ОЩУПЬЮ, НАУГАД, НЕ ИМЕЯ ЧЕТКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫХ ЦЕЛЯХ И РУБЕЖАХ...". Резкая, что и говорить, оценка предшественников-реформаторов. Означает ли это, что теперь курс, приоритеты наконец определятся? Если - да, то куда повернем, каким будет новый вектор движения страны? И есть ли уверенность, что, делая стратегический выбор, мы не допустим очередных серьезных ошибок, провалов? С этих вопросов началась наша беседа с руководителем департамента социального развития аппарата правительства, доктором экономических наук Евгением ГОНТМАХЕРОМ.

- Как вы полагаете, в чем будут принципиальные отличия разрабатываемой стратегии от того курса (если он был) реформ, который осуществлялся с 1992 года?
- Пока рановато говорить об этом, работа над программой только началась. Сегодня ясно только одно: очередной революции, крутой ломки не должно быть, ибо еще одного потрясения страна действительно не выдержит.
- В статье, опубликованной на правительственном Интернет-сайте, даются довольно жесткие характеристики и "советского" периода нашей истории, и восьмилетних реформ в новой России: "Почти семь десятилетий мы двигались по тупиковому маршруту, который проходил в стороне от столбовой дороги цивилизации... Опыт 90-х красноречиво свидетельствует, что действительно успешное... обновление нашей Родины не может быть достигнуто простым переносом на российскую почву абстрактных моделей и схем, почерпнутых из зарубежных учебников". Последнее утверждение - явно критика "шоковой терапии", проводившейся Гайдаром, Чубайсом и другими радикал-реформаторами. Можно ли сказать, что теперь вообще на идеях либеральных реформ у нас будет поставлен крест?
- Приверженность либеральной экономике, ценностям свободного мира, демократическим институтам не подвергается сомнению. Судя по вашему вопросу, получается, что Россия вроде бы проводила либерализацию экономики, а теперь, мол, может свернуть с этого пути. В этой связи хотел бы, в свою очередь, спросить: а что такое, по-вашему, "либеральные реформы"? Мы что, создали эффективную экономику? У нас, к примеру, существует мощная поддержка малого бизнеса? И любой гражданин может, не согласовывая с десятками чиновников и не боясь "наездов" криминалитета, открыть свое дело? А удушающие налоги, а недоступные из-за высоких процентных ставок кредиты и прочее? Малый бизнес - один из краеугольных камней рыночной, либеральной экономики - находится в России в загоне... Или возьмем другое: у нас что - идут инвестиции в реальный сектор, экономика оживает?
- Некоторый промышленный рост вроде бы наметился...
- ...За счет в основном высоких мировых цен на нефть и проведенной в 1998-м девальвации. А на самом деле, как отмечается в той же интернетовской статье, "идет процесс разрушения самих материальных основ российской экономики". Ибо инвестиции в реальный сектор за 90-е годы сократились в 5 раз. Коррупция достигла опаснейших масштабов. Теневая экономика составляет 40 процентов. Неэффективность управления на всех уровнях стала явным тормозом развития общества. Производительность труда в промышленности, за исключением сырьевых отраслей и энергетики, сегодня в 4-5 раз ниже, чем, скажем, в США. Резко уменьшился выпуск продукции, конкурентоспособной на мировых рынках. Это что - и есть плоды либеральных реформ?
- Либеральные реформы, начатые было в 92-м, просто захлебнулись в России...
- Но почему? Уже давно пора задуматься, почему в новой России за восемь лет не была выполнена ни одна программа социально-экономического развития, не оправдался ни один прогноз в этой области. Плохие прогнозисты? Да нет, разработкой этих документов занимались квалифицированные специалисты. Дело в другом - программы не были восприняты россиянами. Потому что мы не знаем российского общества. Не знаем, например, действительно получаемых доходов в различных социальных группах населения, не имеем точных данных о здоровье, уровне реального образования граждан и главное - не представляем в достаточной степени мир ценностей наших людей.
Поэтому и не удается прогнозировать реакцию общества, социальных групп на решения властей, принципиальные нововведения. Поэтому не можем, в частности, объяснить сенсационные неожиданности на парламентских и муниципальных выборах. В чем, например, причина успеха Владимира Жириновского на первых выборах в Государственную Думу или феноменального взлета созданного несколько месяцев назад "Единства" в декабре 99-го? Тайной за семью печатями остаются механизмы формирования общественного сознания, предпочтений россиян. Почему, например, регион, который, судя по социологическим опросам, высказывается за продолжение реформ, выбирает радикально "левого" губернатора - жесткого противника рыночных преобразований? Подобных примеров множество. Вывод: не зная достаточно адекватно, всесторонне настроения в российском обществе, не представляя в полном объеме духовный мир граждан, их ожидания и ориентации, нельзя разработать эффективную, понятную для населения и поддерживаемую им долгосрочную стратегию развития нашего государства.
- Разве проводимые у нас социологические исследования, статистические данные не дают реальной и детальной картины состояния общества?
- Детальной - нет, хотя эти материалы и представляют немалый интерес. Но, согласитесь, на вопросы, которые мы здесь ставим, да и на многие другие исчерпывающего ответа нет.
За годы реформ мне приходилось участвовать в подготовке многих ответственных программных документов. Памятуя об их печальной судьбе, хотелось бы высказать некоторые предложения разработчикам новой стратегии. Начинать, на мой взгляд, нужно с составления многомерной, социокультурной картины нашего общества, чтобы не оказаться в плену расхожих, устаревших стереотипов. Это позволит избежать главной опасности - изначальной неэффективности решения назревших экономических и социальных задач. Долгосрочный план развития страны не получит практического применения, если предварительно не будут определены основополагающие, базисные принципы: политическое устройство (конституционный строй, тип демократии, модель контракта между гражданином и государством), а также система ценностей, поддерживаемая (но не навязываемая!) властями.
- О каких ценностях идет речь? Не могли бы пояснить это хотя бы на нескольких примерах?
- Я бы начал с личной (прежде всего экономической) свободы и ответственности людей перед собой. Это предполагает признание основополагающей роли частной собственности и самоуправления. Если попытаться найти ключевое понятие, емко вбирающее в себя вышесказанное, то это - индивидуальность. В бывшем СССР на первом плане были государство, коллектив, но не отдельный человек. Ярлык "индивидуалист" считался однозначно негативным и ставил крест на карьере. Но ведь именно яркие индивидуальности вносят наибольший вклад в той сфере, где они работают, составляют гордость страны. Индивидуальность - одна из базовых ценностей, о чем громко и внятно должно заявить государство.
- Тезис, мне кажется, не бесспорный. В нашей стране всегда (и в дореволюционные времена) дух коллективизма, общинности превалировал над индивидуализмом. С этим столкнулся еще Столыпин при проведении своих реформ. И даже в поговорках проявляется ментальность россиян: "На миру и смерть красна", и тому подобное. И вообще, более половины населения страны (58 процентов), как показал прошлогодний опрос ВЦИОМ, считает, что "было бы лучше, если б все в России оставалось таким, как до 1985 года". Половина граждан считает негативным явлением многопартийные выборы, треть населения отрицательно относится к свободе слова, печати. О какой индивидуальности, либеральных ценностях может идти речь при таких умонастроениях...
- А я приведу другие данные того же ВЦИОМ. В прошлом году 40 процентов опрошенных заявили, что хотели бы видеть Россию страной, "подобной странам Запада - демократической, рыночной, правовой". О чем это свидетельствует? О том, что общество наше сильно изменилось по сравнению с "советскими" временами, не говоря уж о дореволюционных (до 1917 года). Просто из-за тяжелых неудач, просчетов и ошибок при проведении реформ оказались дискредитированными такие понятия, как рыночное хозяйство, демократия, либеральные ценности. Люди устали, растерянны, сбиты с толку. Тем не менее на вопрос: "Чувствуете ли вы себя свободным человеком?" - 36 процентов граждан ответили "да, скорее да", что на 7 процентов больше, чем в 95-м. Процесс "освобождения" идет, и по мере улучшения материального положения россиян (это одна из важнейших задач) он будет ускоряться. А свобода и индивидуальность - это, можно сказать, сиамские близнецы.
Так что понятие "индивидуальность" не столь уж чуждо нашим гражданам. По крайней мере, многим из них. И, может быть, самое главное - государство должно смотреть в завтрашний день, а не во вчерашний. Иначе успеха не добиться.
- Разработка программы в условиях, когда в обществе глубокий идеологический и политический раскол, - дело очень сложное. Могут ли быть поставлены такие цели, которые будут одобрены большинством жителей?
- Конечно. 71 процент россиян, по прошлогодним данным социологов, убежден, что реальная власть в стране находится в руках мафии, оргпреступности. 58 процентов главным препятствием на пути эффективных экономических реформ называли коррумпированность власти, разбазаривание государственных денег и имущества. И если программа будет нацелена на конкретную, не лозунговую борьбу с коррупцией, то разве не поддержат это россияне? Обеспечение стабильности, законности, порядка, повышение уровня жизни - вот чего хочет сегодня подавляющее большинство населения.
Это текущие задачи. Если же говорить о базовых ценностях, то, помимо индивидуальности, я бы назвал еще толерантность и солидарность. Нормальное общество не может существовать без этого.
- Что вы имеете в виду?
- Возьмем, например, толерантность, то есть терпимость. Речь идет о терпимости во всех измерениях: межнациональном, межконфессиональном, межличностном, межгрупповом (в последнем случае реализуется важнейший принцип гражданского общества - социальное партнерство)... В нашей стране говорить о высокой степени терпимости, к сожалению, не приходится. Почти треть россиян, судя по опросам ВЦИОМ, считает, что "надо ликвидировать и изолировать от общества рокеров, членов религиозных сект, больных СПИДом". Каждый пятый опрошенный убежден, что так же надо поступать с бомжами и алкоголиками. Общественное сознание, как видим, в ряде случаев весьма "специфично".
Теперь о солидарности. Это важнейшее условие существования эффективного государства. Речь идет, в частности, о полномасштабном сборе налогов, доверии и поддержке силовых структур и т.д.
Согласие в российском обществе по этим принципиальным моментам могло бы стать платформой для выработки долгосрочной стратегии по конкретным направлениям внутренней политики.
- Многие россияне выступают за государственность, державность. Это не противоречит идеям либеральных ценностей?
- На мой взгляд, не противоречит. Давайте посмотрим, что такое в представлении россиян "великая держава"? Вот как распределились мнения: высокий экономический потенциал (64 процента ответов); высокий уровень благосостояния (63 процента); уважение со стороны других стран (35); великая культура (31). И лишь на пятом месте - военно-ядерное могущество (30 процентов ответов).
А что касается государственности, то, по результатам тех же социологических исследований, более половины граждан заявили, что хотели бы видеть Россию "государством с самыми широкими правами местных властей; центральная власть должна заниматься лишь координацией их интересов". Все это вполне соответствует демократическим принципам государственного устройства...


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.