26 сентября 2016г.
МОСКВА 
12...14°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.86   € 71.59
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЛАСТЬ И КАПИТАЛ

В начале 1999 года в российских газетах и журналах появился ряд публикаций о необходимости стратегических мер по выходу страны из экономического и политического кризиса. В апреле было опубликовано обращение к главе российского государства и ко всем ответственным политикам, подписанное тридцатью тремя известными российскими предпринимателями, учеными, общественными деятелями. А в июне Л. Черной в статье "За диалог на равных между капиталом и политиками" в газете "Труд" высказал свою позицию по этому поводу. Затем он же опубликовал "Десять тезисов о взаимодействии власти и капитала" под заглавием "Не надо нам мешать". Поскольку в этих тезисах была предпринята попытка емко сконцентрировать основные вопросы взаимодействия власти и капитала, видимо, есть смысл продолжить тему.

Прежде всего эти самые десять тезисов - что они собой представляют? Ультиматум "нового капиталиста" властям предержащим? Добрый совет - как наладить деловые отношения правительства и российских предпринимателей? Крик души, обеспокоенной критическим положением российской экономики?
Мне думается, что в определенной степени это и первое, и второе, и третье.
Проблема отношений предпринимателей с властью в России существовала всегда. Она, как корабельный ремонт в интермедии М. Жванецкого, "не процесс, а состояние", который невозможно закончить, а можно только прекратить. В 1917 году его прекратили большевики. В 1991 году в это состояние вошли наши демократы. Но нельзя ли его плавно перевести в конструктивное и взаимовыгодное сотрудничество, как предлагает Л. Черной?
По утверждению этого предпринимателя, у нас в России в основном закончился период первоначального накопления капитала, наступила какая-никакая политическая стабилизация. Правда, отсутствует национальная идея, а солидная часть национального капитала все еще находится в оффшорных зонах и на счетах европейских и американских банков. Но это скорее исходные условия для наращивания экономического потенциала страны, чем вопрос регулирования взаимоотношений по линии "предприниматели - власть". Да и едва ли возможно вернуть капиталы в Россию при существующем сегодня отношении власти к капиталу.
Наша византийская расхлябанность, помноженная на чисто российские "кабы да авось", редко позволяла нам создать в чем-либо более или менее стройную систему. Но без системы в любом деле ничего серьезного достичь невозможно. Л. Черной, не называя прямо это слово, в своих тезисах, по сути, как раз и предлагает создать систему взаимоотношений предпринимателей и власти в России, систему отношений власти и капитала.
Что же это могла быть за система?
Зададимся вопросом: каким образом "нищая и лапотная" (по выражению большевиков) Россия сумела на рубеже XIX-XX веков встать в один ряд с высокоразвитыми странами - мировыми лидерами экономики?
За 1890-1913 гг. объем продукции отраслей тяжелой промышленности в России вырос в семь раз, и ее удельный вес в крупнокапиталистическом производстве достиг 43 процентов. В семь раз увеличилась переработка хлопка, в четыре - производство сахара. Среднегодовой прирост промышленной продукции составил 8,9 процента. А по производству зерна (638 млн. пудов) Россия вышла на одно из первых мест в мире, став крупнейшим экспортером на все товарные рынки Европы и Америки - и это при том, что урожай 1913 года, по утверждению экспертов, не являлся исключительным.
Такие успехи стали результатом проводимых в России реформ, в числе которых была и реформа налоговой политики. Начало ей положил Закон от 8 июля 1893 года ("Правила об оценке недвижимых имуществ для обложения земскими сборами"), вызванный необходимостью иметь точную информацию о стоимости и доходности основного вида имущества - недвижимости.
Посетив Россию в 1914 году, президент Соединенных Штатов Америки Гувер был крайне удивлен сравнительно низким уровнем государственного налога на прибыль (порядка 13,5-14 процентов) с коммерческих фирм и промышленных предприятий. А ведь Россия в это время уже вела войну с Германией! Все эти достижения оказались возможны именно благодаря существовавшей системе взаимоотношений власти и предпринимателей.
Одним из важнейших ее элементов было то, что торговые фирмы и промышленные предприятия отчитывались не перед налоговой инспекцией, а перед министерством торговли и промышленности России. Отчет и баланс направлялись в департамент торговли (или промышленности), отделение VI, стол N 1. И вот этот "стол N 1" десятилетиями "вел" ту или иную фирму, постоянно отслеживал динамику ее развития, ее взлеты и падения, успехи и провалы.
Исходя из такого долговременного анализа, министерство могло в любой момент обоснованно рекомендовать правительству солидные фирмы, готовые выполнить государственный заказ в любой отрасли промышленности или произвести закупки любых товаров (оборудования, сырья и т.п.) для бюджетных отраслей хозяйства. Уставы крупных торговых и промышленных товариществ утверждались лично Его Императорским Величеством, налагая огромную ответственность на владельцев предприятий.
Успехам способствовало и то обстоятельство, что в начале XX века российские предприниматели не были разобщены. Потерявшие свое значение гильдии, прописанные Екатериной II в жалованной грамоте городам в 1785 г., передали свои полномочия другим общественным структурам, объединениям. К началу ХХ века в России насчитывалось около 150 предпринимательских организаций. В том числе:
* 15 полуказенных комитетов торговли и мануфактур;
* 3 купеческие управы;
* 85 биржевых комитетов;
* 27 съездов промышленников и торговцев;
* Московское купеческое соб- рание.
В членах последнего престижного клуба значились представители крупнейших торгово-промышленных династий, родовой аристократии, профессуры, а также адвокаты, артисты, архитекторы, художники, композиторы, врачи, общественные деятели. В начале XX века членами этого собрания было более 800 человек.
О тогдашнем влиянии предпринимателей на хозяйственную жизнь страны говорит уже тот факт, что представители этих организаций постоянно приглашались в качестве равноправных партнеров на различные ведомственные и межведомственные совещания в разнообразные правительственные органы. И на таких совещаниях не только решались крупные хозяйственные вопросы, но и разрабатывались основные приоритеты государственной экономической политики.
Глава Съездов представителей промышленности и торговли Н. Авдаков в 1911 году заявил: "Наша организация, с одной стороны, путем заседаний, совещаний и докладов разрабатывает те общественные меры, которые в нее поступают, и в то же время имеет постоянные сношения с правительственными учреждениями, которые обращаются к нашей организации, черпают сведения, просят нашего мнения и советов. Таким образом устанавливается живая связь через посредничество организации с правительственными учреждениями, связь, которая необходима для правильного освещения и решения вопросов".
И вот через сто лет после этого мы, предприниматели, как в потемках, ищем контакт с властью для того, чтобы предложить ей механизмы выхода из экономического и политического кризиса.
В обсуждаемых тезисах справедливо отмечается: "Мы испытывали и испытываем глубокую обеспокоенность тем, что наши усилия по выстраиванию отношений с российской властью все еще неуспешны по вине власти. Это, видимо, означает, что и мы, со своей стороны, недостаточно убедительны и настойчивы в их выстраивании".
На протяжении последних десяти лет каждый из действующих и бывших политиков считал своим долгом продекларировать позитивное отношение к предпринимательству. И только. Кто-либо из властей предержащих высказался за это время о том, что крайне необходимо поддержать отечественную торговлю, так как только либерализированная торговля может быть источником внутренних инвестиций в промышленность? Признал, что никакой МВФ, никакие иностранные транши и гранты развитию ключевых отраслей промышленности не помогут? Только прибыли от торговли, оставшиеся в стране, не уведенные в иностранные банки и оффшорные зоны, способны содействовать поднятию отечественного производства. А много ли мы можем назвать российских законов, защищающих отечественного торговца - потенциального инвестора нашей родной промышленности?
Брали ли русские цари иностранные займы? Да, брали. Россия никогда не отказывалась от интеграции в международную экономику. Но брали-то под конкретные проекты. Например, на сооружение железных дорог в XIX-XX веках или на реконструкцию и техническое перевооружение сталелитейных заводов. А ведь мануфактурное производство создавали на внутренние денежки и, как правило, на капиталы, полученные от торговли. Именно таким образом купцы Рябушинские, Коноваловы, Гучковы, Красильщиковы, Морозовы, Мамонтовы и многие другие становились фабрикантами, заводчиками, банкирами, биржевиками.
А как же отдавали в той России иностранные займы? И это было проработано, и в этом действовала система. Построена, предположим, Рязанско-Сызранская железная дорога на иностранный заем. После этого вьпускались акции и другие ценные бумаги. Часть из них продавалась. Возвращался кредит с процентами. Затем объявлялся конкурс на контрольный пакет, и дорога переходила в частное управление. И рачительный хозяин (или хозяева) появлялся, и государству забот убавлялось.
Конечно, проще клянчить деньги у международного сообщества, чем собрать экспертов и подумать, как сделать так, чтобы финансы оставались внутри страны, а заодно и о том, как вернуть уплывшие за рубеж капиталы.
Концентрация капиталов в стране (наличие национального капитала), либерализация торговли, преференции отечественному производителю, разумное налоговое законодательство, наличие предпринимательской элиты, система взаимоотношений власти и капитала, наличие сословной идеологии, - вот, на наш взгляд, те основные принципы, которые позволили России в начале века быть мировой державой, а не страной третьего мира.
В своих тезисах Л. Черной наряду с главной мыслью о взаимоотношениях власти и капитала важное место уделяет элите и идеологии. Это правильная постановка вопроса. Без этих составляющих просто невозможно иметь нормальное гражданское общество.
Элита - это тот слой, который движет прогресс, а заодно и подтягивает за собой ту пассивную часть населения, которая по различным причинам не в состоянии сама проявлять серьезную инициативу. И предпринимательская элита - одна из важнейших частей элиты вообще.
Приходится вспомнить, что к 1922 году было уничтожено, изгнано из страны, посажено в тюрьмы около 150 тысяч предпринимателей.
"... потеря предпринимательского слоя была непоправимой для России. Она лишилась уникальных тружеников, которые по своей культуре, психологии, образу жизни заметно отличались от западных предпринимателей. Очень важно подчеркнуть, что, наряду с крестьянством, русские пред-приниматели в гораздо большей мере, чем другие слои, сохранили самобытные черты, несли в себе ценности русского национального сознания и русской культуры", - справедливо писал в предисловии к книге "1000 лет русского предпринимательства" О. Платонов в 1995 году.
Эта предпринимательская элита создавалась Россией веками. Мы сейчас говорим о ее возрождении. А как это сделать? У нас же нет на это ни трехсот, ни даже ста лет. И мы все вместе должны всерьез думать об этом, вновь и вновь обращаясь к урокам собственного прошлого.
В. Рябушинский ежегодно печатал в ведущих газетах страны отчет о своих личных расходах. И делал это не только он, но и другие предприниматели с миллионными состояниями. Все эти люди принадлежали к третьему сословию Российской империи, или, как сегодня говорят, к среднему классу, а при Екатерине Великой - к "среднему роду людей".
Это - к вопросу о прозрачности капитала. И как тогда расценивать сегодняшние разговоры о среднем классе России, и есть ли он вообще?
"Что есть средний род людей? Городовых обывателей средняго рода людей, или мещан, название есть следствие трудолюбия и добронравия, чем приобрели отлично состояние".
Вот так определяла "средний род людей", третье сословие, средний класс (кому как нравится) Екатерина II в "Грамоте на права и выгоды городам Российской Империи, N 9, 1785 г., апрель, 21."
Можно сколько угодно говорить об исторической удаленности того периода, о разрушении среднего класса и его семидесятилетнем забвении при власти большевиков. Но, думается, классическое определение Екатерины Великой и сегодня сохраняет свою правильность и актуальность.
Конечно, любовь между властью и средним сословием не была, как правило, взаиМной и пылкой. Это была любовь по расчету. Именно средний слой был держателем национального капитала, национального самосознания и сословной идеологии. Именно этот слой создавал экономическое могущество страны. И данное обстоятельство власть очень даже хорошо понимала.
Сегодняшняя же, к сожалению, она подобна кочевнику, едущему по степи и поющему о том, что видит вокруг... Увидели, что с зарплатой бюджетникам плохо, все бросаются искать эту самую зарплату. Забастовали шахтеры, перекрыли железную дорогу - бросаются ублажать шахтеров. Видят, что реки скоро замерзнут, - обнаруживают, что пора завозить топливо и товары на Север...
А где умные, продуманные, целенаправленные программы? Где серьезно разработанная стратегия и тактика экономического и политического развития страны? Где попытки создать идеологию хотя бы переходного периода?
...Один из ярких представителей третьего сословия России, сын купца I гильдии, промышленник, политический деятель, председатель военно-промышленного комитета IV Государственной Думы, А. Коновалов в 1912 году, на 100-летнем юбилее фирмы "И. Коновалов и сынъ", говорил: "...Для промышленности, как воздух, необходим плавный, покойный ход политической жизни, обеспечение имущественных и личных интересов от произвольного их нарушения, нужны твердое право, законность, широкое просвещение... Высокое развитие торгово-промышленной деятельности в стране непременно вносит известные оздоровляющие начала во всю атмосферу государственной и общественной жизни. Таким образом, господа, непосредственные интересы русской промышленности совпадают с заветными стремлениями всего русского общества".
Это же целая программа. С ней нельзя не согласиться, если руководствоваться национальными интересами своего народа. А что делают многие современные руководители? Постоянные разборки с прессой по криминальным мотивам, скандалы на сексуальной почве, а порой и просто мелкая непорядочность, личная нечистоплотность. Как говорится, почувствуйте разницу, господа. Это - вновь к вопросу о том, к кому обращаться с предложениями по выводу страны из кризиса.
Что собой представляет, скажем, Комитет по поддержке предпринимательства, функции которого сегодня переданы Антимонопольному комитету? Думали мы, что наконец-то появилась структура, способная решать проблемы, возникающие у предпринимателей в нашей стране. Был даже создан фонд в поддержку этих самых предпринимателей и решено: фонд будет наполняться средствами, получаемыми от приватизации государственных предприятий Госкомимуществом. И где же эти средства, позвольте спросить? Где обещавшая реализовать эту идею И. Хакамада, где председатель фонда господин В. Прохоров? Чем занимаются десятки министерств? Кому служит сегодня весь их потенциал, все эти планово-экономические, технические, главные управления, управления материально-технического обеспечения, центральные бюро научно-технической информации, юридические службы, отраслевые институты?
Оказывается, если предприятие акционировалось, то оно вообще выпадает из поля зрения всех поименованных и иных высоких учреждений, не говоря уже о частных фирмах и компаниях, возникших на свободном рынке. А ведь раньше, при тех же коммунистах, было такое понятие - единая техническая политика отрасли. Это нормы и правила, это стандарты и технологии, это качество и экологическая чистота продукта, это, в конечном счете, техника безопасности и охрана труда, научно-техническая информация, без которой невозможен прогресс и реальная конкурентоспособность.
А теперь что? Например, господину Паникину, главе концерна "Панинтер", занимающемуся швейным производством и выпуском молочных продуктов, выходит, самому все это нужно придумывать или покупать в соответствующих отделах отраслевых министерств, обеспечивая тем самым зарплату чиновникам? Интересный вопрос, не правда ли? Министерства существуют и процветают, девочки из налоговых инспекций, совершенно ничего не понимающие в той или иной отрасли производства, собирают от предпринимателей отчеты и балансы и аккуратно их подшивают...
Сколько еще нужно разгрести грязи и вспомнить хорошо забытое, чтобы подойти к созданию эффективной системы отношений "власть - капитал"? Регулируя межсословные отношения в российском обществе (а этого всегда требовала обостряющаяся конфронтация между верхними и низшими сословиями), российская власть вовсе не просто так вводила различные звания и достоинства для наиболее выдающихся представителей третьего сословия. Этот род поощрений на государственном уровне в какой-то мере снимал социальную напряженность и воздавал по заслугам российскому предпринимателю. И, как мы знаем, также являлся важным элементом системы отношений "власть - капитал".
Были введены звания: "потомственный почетный гражданин России" (что было выше купца I гильдии и считалось "вторым дворянством"), "поставщик двора Его Императорского Величества", "почетный гражданин города N", присваивалось "личное дворянство", ранги "коммерции советник", "мануфактур-советник" и др. И это давало возможность носителям таких званий получать высшие орденские награды России, чувствовать себя нужными Отечеству.
В свою очередь, предприниматели очень серьезно относились к составу своей среды. Большинство из них очень болезненно реагировало на нарушения сотоварищами неписаных правил предпринимательской этики. Но, кроме неписаных правил, существовали и попытки (и вовсе не безуспешные) создать правила писаные, которые, подчеркнем, в большинстве случаев соблюдались, а при нарушении грозили полным отторжением со стороны коллег по "третьему сословию".
В частности, в 1912 году несколько известнейших российских предпринимателей выработали "Семь принципов ведения дел в России". Это удивительный документ. И сегодня кажется, что он написан не только для тех, кто жил в начале века, но и для потомков. Вот эти принципы.
1. Люби и уважай человека. Любовь и уважение к человеку со стороны предпринимателя - залог ответной любви и благорасположения.
2. Уважай право частной собственности. Свободное предпринимательство - основа благополучия государства. Российский предприниматель, пекись о благе своей Отчизны. Береги собственность и имущество других, как свое.
3. Уважай власть. Власть - необходимое условие для успешного ведения дел. Уважай законную власть и ее блюстителей.
4. Живи по средствам. Не зарывайся. Выбирай дело по плечу. Всегда оценивай свои возможности. Действуй сообразно своим средствам.
5. Будь честен и правдив. Честность и правдивость - основа предпринимательства, предпосылка честной прибыли и уважительных отношений в делах. Будь добродетелен, честен, правдив и милосерден.
6. Будь верен своему слову. Деловой человек должен быть верен своему слову. "Единожды солгавший, кто тебе поверит?" Успех в деле во многом зависит от того, в какой степени окружающие доверяют тебе.
7. Будь целеустремлен. Всегда имей перед собой ясную цель. В стремлении достичь заветной цели не переходи грань дозволенного. Никакая цель не может затмить моральные ценности.
Эти "принципы" представляют собой нравственный и деловой кодекс предпринимателя, которого, думается, нет ни в одной стране мира. И они ясно показывают, на каком высоком уровне стояла в начале ХХ века российская деловая культура. Возникает вопрос: почему бы нам сегодня не заимствовать из истории нашего отечественного предпринимательства эти простые, но крайне важные заповеди деловых отношений?
А система самофинансирования, существовавшая в старой России?
Каждый небольшой город, уезд, волость имели ломбарды, ссудные и фабричные кассы, общества взаимного кредита, кредитные союзы и кооперативы. Мелкий предприниматель или человек, желавший заняться коммерцией, не имел возможности брать кредит в коммерческом банке. Кредиты были дороги, да и необходимым для их получения имущественным обеспечением не всякий располагал. Являясь же членом общества взаимного кредита или кредитного союза, предприниматель имел возможность взять ссуду для начала своего дела. Для создания таких кредитных учреждений существовали специальные губернские комитеты, а типовые уставы таких обществ, товариществ и союзов были утверждены министерством финансов России. Уставный капитал кредитных товариществ ссужался из сумм государственных сберегательных касс под круговую ответственность товарищей-членов на 13 лет, с условием возврата этой суммы начиная с пятого года после открытия товарищества, в течение следующих девяти лет определенными ежегодными долями.
Это ли не элемент системы отношений "власть - капитал"? Это ли не действенная (а не декларативная) поддержка малого бизнеса? В тот период это была, пожалуй, одна из самых прогрессивных систем самофинансирования в мире.
Необходимо отметить, что тогда Общество купцов и промышленников России создало некоммерческую ассоциацию организаций финансовой взаимопомощи (НАО ФВП) на опыте успешно работающих обществ взаимного кредита. Причем учредило эту ассоциацию совместно с Союзом производственных кооперативов, Союзом старателей и другими организациями. Почему бы нам сегодня не изучить позитивный опыт таких начинаний и не рекомендовать их правительству? Вместо этого мы нередко растрачиваем огромные усилия на создание каких-то экзотических и заведомо неработоспособных организационно-общественных структур.
Какую, например, пользу для стратегии развития экономики и политики принесли различные общественные советы по предпринимательству, политические консультационные советы при президенте РФ? Структуры были, а что за рекомендации давали "советчики" и кто их реализовывал? Что было в них, кроме политической конъюнктуры, одностороннего экономического и финансового лоббирования, выгодного узким группам лиц?
Нам кажется, должна быть создана сильная общественная структура, обладающая здоровой инициативой, желанием и возможностями разрабатывать предложения правительству и лоббировать совокупные интересы российского предпринимательства в законодательных и исполнительных органах власти. Эта структура должна быть кровно заинтересована в создании национального капитала, укреплении национального самосознания, идеологии нового общества, в политической стабильности и выходе из кризиса нашего Отечества.
Проанализировав "десять тезисов" Л.Черного, предложившего совместно с другими предпринимателями свою "стратегию поворота", мы поняли, что у нас есть единомышленники. То есть люди, кровно заинтересованные в решении существующих проблем России, ее предпринимательства, ее экономики, ее социальной жизни. И это рождает надежду, что объединение наших усилий сдвинет наконец с мертвой точки решение этих проблем, главных для нашей страны сегодня.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.