04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИЕ КАЧЕЛИ

Никонов Вячеслав
Опубликовано 01:01 19 Января 2002г.
На этой неделе в Вашингтоне первый заместитель начальника Генштаба России Юрий Балуевский начал консультации по поводу заключения нового соглашения о сокращении стратегических наступательных вооружений. Напомню, принципиальная договоренность о таком сокращении была достигнута во время встречи на высшем уровне между Владимиром Путиным и Джорджем Бушем в ноябре 2001 года.

Однако фон, на котором проходят нынешние консультации, так сильно отличается от ноябрьского "духа Кроуфорда", как будто с тех пор прошла не пара месяцев, а целый "исторический период". Эйфория от перспектив партнерства в антитеррористической операции сменилась в России недоуменными вопросами. Судите сами.
Соединенные Штаты заявили о намерении выйти из Договора по ПРО, который мы неоднократно и не без оснований называли краеугольным камнем стратегической стабильности в мире. Буш выразил намерение в ближайшем будущем возобновить испытания ядерного оружия. Предложение британского премьера Тони Блэра о предоставлении России возможности участвовать на равных со странами Североатлантического альянса в принятии решений по ограниченному кругу вопросов в рамках формулы "НАТО-20" было тихо торпедировано не без участия американской администрации. Россия попала в список стран, которые официально подозреваются Вашингтоном в распространении оружия массового поражения, а потому на нас будут распространяться ограничения на поставку высоких технологий. Госдепартамент США выступил с резкими заявлениями по поводу нарушений прав человека в Чечне, а также в связи с ситуацией вокруг ТВ-6. Эти заявления, как и факт поголовного участия американского консульства во Владивостоке в пикете, выставленном в защиту осужденного за шпионаж журналиста Пасько, вызвали бурный протест российского МИДа. И это еще не полный перечень разногласий, проявившихся в течение каких-то нескольких недель.
В связи с этим российские политики пришли в замешательство, а кто-то и в негодующее состояние. Не раз уже приходилось читать и слышать примерно следующее. Мы к ним со всей душой, полностью поддержали после 11 сентября, дали развединформацию, уговорили наших среднеазиатских союзников предоставить американцам свои аэродромы, направили в Афганистан гуманитарку. А США нам за это отплатили черной неблагодарностью.
Что же все-таки произошло? Не идем ли мы к очередному туру резкого похолодания в двусторонних отношениях?
Полагаю, не нужно ничего драматизировать. Как и не нужно ничего идеализировать. Американская политика последовательна, по-своему, логична и предсказуема. Произошло несколько вещей.
Во-первых, американская дипломатия вернулась на круги своя, оправившись от шока 11 сентября, который заставил ее в спешном порядке искать новых союзников, сколачивать международную коалицию, получать санкцию на военную операцию от Совета Безопасности ООН, отказываясь тем самым от первоначальной позиции администрации Буша. А эту позицию чаще всего называли концепцией "односторонности", которая заключалась в стремлении США осуществлять мировое лидерство, действуя в одностороннем порядке, по возможности не связывая себя обязательствами перед кем-либо еще. Возврат к изначальной доктриальной основе республиканского руководства Россия не должна относить только на свой счет как "личный выпад". То же решение о выходе из Договора по ПРО было принято вопреки возражениям не только нашим, но и большинства европейских союзников США по НАТО, Китая, значительной части влиятельных американских политических кругов. Соединенные Штаты, обладая доминирующим превосходством над всеми остальными в экономических, политических, военных факторах силы, стремятся к максимальной свободе рук.
Во-вторых, после неожиданно быстрой победы над талибами американцы сочли, что могут легко обойтись на Среднем Востоке и без российской помощи. К тому же они не считают себя чем-то нам обязанными. По их логике, Россия ничуть не менее США была заинтересована в нанесении поражения талибам, американцы сделали за русских их работу в Афганистане, а потому Москва должна быть благодарна Вашингтону, а не наоборот.
В-третьих, в результате военной победы в американском руководстве усилились позиции ее творцов из Пентагона во главе с министром обороны Дональдом Рамсфелдом. Эта группировка в республиканском истэблишменте настроена на более жесткий лад, чем чистые политики, и относится к России с повышенной подозрительностью. Такое впечатление, что Буш и, пожалуй, Путин тоже в налаживании отношений и создании климата доверия между двумя странами сильно оторвались от собственных бюрократий, более склонных играть в прежние игры.
Из всего сказанного следует вывод, что каких-либо прорывов в российско-американских отношениях, по крайней мере до следующего саммита, не предвидится. Но и неприятности - все пока вполне прогнозируемые.
У генерал-полковника Балуевского очень непростая миссия. Американцы будут всячески избегать обязывающего и детального договора по сокращению стратегических вооружений (до 1,7 - 2,2 тыс. боеголовок с нынешних 6 тыс.), как того хочет наша сторона, и настаивать на декларативном, своего рода - джентльменском, соглашении на пару страничек. Причем сокращаемые боеголовки американцы собираются не уничтожать, а складировать. Нас такие "сокращения" пока не устраивают.
Самой же крупной головной болью обещает стать прием в НАТО одного или сразу всех трех прибалтийских государств - чего с большой долей вероятности можно ожидать уже в этом году.
Что делать России в условиях вновь обнаружившейся американской "односторонности"? Да ничего особенного. Надо отстаивать свои интересы по принципиальным вопросам, не соглашаться с тем, что однозначно этим интересам противоречит (то же расширение НАТО, создающее все новые разделительные линии в Европе). И копить силу. Слабому трудно заставить с собой считаться.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников