11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПУТЬ К ДЖИХАДУ

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 19 Января 2006г.
Семерых парней, намеревавшихся уйти к чеченским террористам, оперативники перехватили в лесу под Хасавюртом. Здесь, в 15 километрах от города, они уже трое суток дожидались проводника, с чьей помощью должны были пробраться на базу боевиков в горах.

Что толкнуло 17-18-летних юнцов на такой безрассудный шаг? И почему, несмотря на ощутимые удары правоохранительных органов, экстремистское подполье продолжает пополняться новыми "ополченцами"? Ответ на эти вопросы попытался найти корреспондент "Труда".
ДЕЛЬТАПЛАН - МАШИНА БОЕВАЯ
В Хасавюртовский горотдел милиции поступило сразу семь заявлений о пропаже сыновей. Одна из матерей, рыдая, рассказала, что ее сын, бросивший школу и проводивший время в безделье, вдруг стал посещать мечеть, усердно молиться. Мать не могла нарадоваться: наконец-то парень взялся за ум. Но вскоре он демонстративно укоротил брюки на характерный для экстремистов манер.
- Уж не подался ли ты к ваххабитам? - с тревогой спросила мать. Ответ буквально сразил ее:
- Еще раз задашь подобный вопрос - отправлю на тот свет!
... Милиция безуспешно прочесывала окрестности в поисках пропавших. Местность лесистая, затеряться легко. Вот был бы вертолет... Но, к сожалению, дагестанская милиция не располагает ни одной винтокрылой машиной. Кого-то из милиционеров осенило: а не попробовать ли автодельтаплан? Единственный в городе владелец экзотической машины охотно одолжил ее, и в 15 километрах от города, в лесу, поисковики обнаружили вместительную палатку, а в ней - всю семерку беглецов.
Из показаний задержанных вырисовалась картина налаженной вербовки. Бандитские эмиссары тщательно отбирают кандидатов в основном из бедных и неблагополучных семей. Сначала им показывают видеофильмы, отснятые во время боевых действий в Чечне. В кадре - горы трупов. "Наставник" комментирует: "Это работа федералов и милиции, неужели истинный мусульманин не должен мстить?" Потом демонстрируются "подвиги" террористов - нападения на военные колонны, взорванные автомашины, здания: "Так громят неверных мужественные моджахеды". Особо рекламируются сюжеты, где увешанные оружием боевики позируют на фоне живописных лесных полян: "Так живут настоящие мужчины - весело и интересно".
Более того, один из этих семи беглецов (их фамилии пока не разглашаются) признался на допросе, что уходить в горы к боевикам некоторых заставляли и сами родители.
- Ты - уже мужчина, - говорил ему отец (сам он чеченец-акинец), - твое место там, где наши братья ведут джихад против русских...
Однако решающий аргумент вербовщиков - деньги. За согласие участвовать в джихаде - 200 долларов, потом - постоянное денежное содержание плюс "наградные" за участие в боевых действиях.
И безусые юнцы, одержимые "романтикой" военного быта и надеждой на высокие "заработки", клюют. Семерке хасавюртовских беглецов, можно сказать, повезло - их вовремя остановили. Но угодили в бандитскую ловушку немало других. Среди них и те, кто мог бы стать славой и гордостью Дагестана. Такие, как чемпион мира по вольной борьбе среди юношей 18-летний Вагип Хасбулатов, его ровесники мастера спорта Булат Абдулаев и Али Ибрагимов. Где они сейчас и живы ли вообще - не знает никто...
ПРОДАЕТСЯ ПОРТФЕЛЬ МИНИСТРА
И все же безработица и бедность, как утверждают многие мои дагестанские собеседники, - отнюдь не единственные мотивы для ухода молодежи в экстремистское подполье. Чем, скажем, объяснить, что среди задержанных боевиков - Шамиль Гаджиев, сын полковника, военкома Советского района Махачкалы, племянник генерала МЧС по Дагестану? Или Магомед Чееров, у которого отец - полковник милиции, а дядя - член Верховного суда республики? Почему пособниками экстремистов и организаторами терактов становятся люди с учеными степенями, студенты и аспиранты махачкалинских вузов? Многие считают, что именно аморальность власти, пораженной коррупцией, беспардонные махинации криминального бизнеса способствуют этому...
Называют даже цены государственных должностей. Место главы районной администрации, говорят, - 150 тысяч долларов. Министерский портфель - от 450 до 500 тысяч. Понятно: чтобы доказать или опровергнуть эти версии, требуется система жестких, высококвалифицированных расследований. Но вот заявление председателя Народного собрания республики Муху Алиева: "У нас нет ни одной должности, на которую человек назначался бы без взятки"...
Добавим сюда, что почти каждый крупный администратор или успешный коммерсант, не говоря уже о криминальных авторитетах, обзаводится собственной вооруженной группой.
Случайно ли, что в этих обстоятельствах некоторые молодые люди утверждаются в мысли, что противостоять беспределу коррумпированного чиновничества, найти "место под солнцем" можно лишь с помощью оружия, объединяясь в пусть даже незаконные сообщества? Именно такой путь им и предлагают экстремисты, рядящиеся в религиозные одежды.
Боевик Темирбулат Зубоиров, находящийся под следствием в махачкалинском СИЗО, в беседе со мной признался, что решение уйти в подполье он принял после знакомства с одним из его лидеров - Макашариповым по кличке Муслим (недавно уничтожен в одной из спецопераций. - В.Я.). Опытный вербовщик, тот убеждал парня, что только шариатское правление, установленное силой оружия, откроет молодым дорогу, покончив с пороками существующего режима...
Уверовали в доводы Макашарипова и десятки других махачкалинцев. Среди таких - Назим Идрисов, выпускник факультета права (!) Дагестанского государственного педагогического университета. Впрочем, он еще до знакомства с лидером бандгруппы "Дженнет" был морально готов к вооруженному конфликту с существующей властью.
"ЗАПИСАЛИ" В ВАХХАБИТЫ
Милиция - главная силовая структура в Дагестане, противостоящая терроризму. Достаточно сказать, что только за последний год ею уничтожены 48 и задержаны 125 экстремистов, обнаружены 106 схронов с оружием. Потому-то свои главные удары бандиты наносят именно по милиционерам: в 2005 году погибли 58 человек.
Но вот парадокс: ведя непримиримую борьбу с террористами, милиция иной раз своими незаконными действиями сама провоцирует людей на противостояние властям.
Широкий резонанс в республике получило дело Сергея Пигарева. Уроженец Махачкалы, русский по национальности, он принял мусульманство, стал усердно посещать мечеть. Это почему-то вызвало подозрение у милиционеров Кировского района, и новоявленного правоверного стали усиленно "окучивать". По рассказу Сергея, ему подбрасывали компрометирующие "вещдоки", сажали в СИЗО, применяли недозволенные меры воздействия. Однако доказательства причастности к религиозному экстремизму так и не были добыты, и суд присяжных полностью оправдал Пигарева.
Единичен ли этот случай и как подобные действия оценивают сами высокопоставленные милицейские чины?
- Да, такие факты есть, - сказал в беседе со мной заместитель начальника криминальной милиции МВД республики Абдулрашид Магомедов. - Из-за наших непродуманных действий, перегибов даже непричастные к правонарушениям молодые люди способны обозлиться и уйти к боевикам. Особенно когда в милиции, не располагая достаточным количеством объективных улик, пытаются любыми средствами "выбить" из подозреваемых признание. Но, разумеется, такие позорные явления мы стремимся беспощадно пресекать...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников