10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕЛЬФИНОВ ПОСТАВЯТ НА УЧЕТ

Российские ученые закончили обработку данных по биостатистике, накопленных во время экспедиций последних пяти лет в акваториях Черного и Белого морей. Биостатистика - учет морских животных - это совершенно новая отрасль знаний, появление которой обусловлено стремительными изменениями в некогда традиционной биологии морей, причиной которых явились глобальные климатические изменения. Одной их визитных карточек глобального потепления стала нынешняя зима.

Произойдут ли из-за потепления серьезные изменения в таких "ранимых" регионах, как Арктика? С помощью каких индикаторов судить об этом? Может ли наука прогнозировать развитие событий или она способна только постфактум объяснить уже свершившиеся изменения? Об этом наш корреспондент беседует с соруководителем межведомственной научной группы, ведущим инженером Института проблем экологии и эволюции РАН Дмитрием ГЛАЗОВЫМ.
- Нынешней зимой как-то без всяких комментариев верится в глобальное потепление, о котором столько говорят ученые. Что это - реальный процесс или миф? Ведь необыкновенно теплые зимы случались и при Пушкине: "Зимы ждала, ждала природа, снег выпал только в январе..." На основании чего мы можем судить об этом?
- Ну, фактов уже довольно много. Скажем, от потепления совершенно явно страдают белые медведи. У них просто колоссальные проблемы. Известно, что белый медведь кормится в основном со льдов. Сейчас из-за потепления летняя граница морских льдов ушла довольно далеко на север, где тюленей мало, а моржей и вовсе нет. В результате звери ходят голодные, недобирают жир. Из-за этого у них проблемы с размножением, с психикой. Голодный белый медведь совершенно невменяем и начинает представлять прямую опасность для человека. А на Аляске американскими биологами был обнаружен и сфотографирован гибрид белого медведя и медведя-гризли. Раньше области их обитания никогда не перекрывались: белый медведь царил на морском побережье и в море, гризли - в тундре и лесотундре. Климатически их ареалы были очерчены очень четко. А сейчас они каким-то образом наложились друг на друга. И в результате произошла гибридизация. И это уже вопрос, который лежит в сфере проблем эволюции. Ибо гибрид - это шаг к образованию нового вида.
- Ваша экспедиция, однако, занималась подсчетом белух (крупных дельфинов или маленьких - до 10 метров - китов, знакомых москвичам по представлениям дельфинария). Почему вы выбрали именно это животное?
- Крупные млекопитающие и птицы стоят в конце пищевых цепочек. Если в экосистеме что-нибудь изменилось, на них это сразу скажется. Арктика - регион, где сейчас все подчинено очень тонким взаимосвязям: климат, загрязнения, деятельность человека по добыче нефти и газа ... Очень активно занимаются биостатистикой норвежцы, англичане. В Англии, например, реализовали проекты "Сканс" и "Сканс-2", при этом было задействовано 16 теплоходов и 250 наблюдателей. Им удалось обсчитать по широкому спектру параметров всю территорию Северного моря, часть Атлантики и Бискайского залива. При этом на реализацию только первого проекта затратили 800 миллионов фунтов.
- Для чего?
- По сути дела, человечество впервые создает сейчас базу данных, по которой впоследствии можно будет довольно точно судить об изменениях, происходящих в морях. До этого подсчетов никто не вел, количество рыбы, морского зверя определялось "на глазок". До середины 80-х годов ХХ века ситуация в морях, да и в мире вообще, по старинке представлялась более или менее неизменной. А она стремительно изменяется. И "засечь" эти изменения можно будет, только имея точные статистические данные. Сегодня в связи с глобальным потеплением мы имеем несколько сценариев развития событий в арктических областях. И никто не может предугадать, какой из этих сценариев сработает.
- Ну, например?
- Сейчас климат в Европейском секторе Арктики в огромной мере определяет Гольфстрим - теплое течение из Атлантического океана. Гольфстрим - теплый и соленый - идет как бы по верху обратного, холодного, течения из Северного Ледовитого океана в Атлантику. В связи с потеплением увеличивается сток северных рек, таяние мерзлоты, все это ведет к опреснению вод Гольфстрима, уменьшению его солености. При таких обстоятельствах вполне возможно, что эти течения "поменяются местами": холодное течение выйдет на поверхность, Гольфстрим "упрется" в него и отвернет к берегам Америки, как уже, по-видимому, бывало. Тогда в нашем секторе Арктики сделается еще холоднее, хотя за счет нагрева Атлантики в средней Европе климат станет значительно более теплым.
- Надеюсь, пока о таких глобальных изменениях говорить не приходится?
- О таких глобальных - нет. Но кое-какие сдвиги существуют. Например, потепление вод Белого моря на пару градусов привело к тому, что здесь полностью исчезла беломорская сельдь, которая любит холодную воду. Если бы в свое время сюда не завезли с Дальнего Востока горбушу, а она прекрасно прижилась на новом месте, рыбные запасы Белого моря очень бы пострадали. И тогда не только рыбакам нечего бы стало ловить, но и белухам в полном смысле слова нечем было бы питаться, что, естественно, сказалось бы и на их численности. Сейчас, вопреки утверждениям некоторых природоохранных организаций, китов этого вида в Белом море очень много. В год, когда горбуша идет на нерест, мы насчитали 7500 белух, а в прошлом году, когда горбуши не было, - 5900. При этом мы понимаем, что это очень узкие данные, что в конце июля, когда белухи рожают - а рожать они любят в сравнительно теплой воде - сюда, в Белое море, они могут приходить и из Баренцева, и из Карского морей, - но для того чтобы отследить их численность и пути их миграций, необходимо обследовать весь ареал их обитания. А простирается он по всему побережью Ледовитого океана в Тихий, до дельты Амура. На такие грандиозные просчеты пока попросту не хватает средств. Последняя экспедиция обошлась нам, учитывая все расходы по дооборудованию самолета и обработку полученных данных, в 50 тысяч долларов. Большего пока российская наука не может себе позволить.
- И вот вы посчитали их. Что дальше? Какие выводы можно делать на основании этих подсчетов?
- Ну, самый первый вывод - о том, что экологическая ситуация в Белом море вполне благополучная. Много китов - значит много рыбы, много рыбы - значит много планктона и других необходимых для нормального существования экосистемы обстоятельств. Если бы было иначе, если бы животным не хватало еды, дело, скорее всего, закончилось бы какой-нибудь смертоносной эпидемией и их массовой гибелью, как было в конце 80-х годов с дельфинами в Черном море. Другое дело, что такое количество китов хоть и радует "зеленых", но вызывает тревогу у работников рыбного хозяйства. Кит, хоть и маленький, каждый день съедает довольно много рыбы. И не какой-нибудь, а горбуши и семги, которую сейчас активно "продвигают" на Кольском полуострове как объект спортивного рыболовства. Здесь могут быть затронуты интересы морского промысла и охотничьего бизнеса. Мы не знаем, как отреагируют соответствующие министерства на нашу статистику. Потенциально - белуха промысловый вид. Но будет ли открыт промысел с целью уменьшения поголовья, мы не знаем. В принципе, это и не наше дело. Главная работа - это первые страницы в книге точной биостатистики, без которой мы ничего не сможем понять о ситуации в морях в нашем стремительно меняющемся мире.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников