03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МИГРАНТЫ НЕ ХОТЯТ КОМФОРТА НИ ЗА КАКИЕ ДЕНЬГИ

Кузнецов Максим
Опубликовано 01:01 19 Января 2008г.
"Картонные городки" для своих рабочих уже несколько лет возводит крупная строительная компания. Они появляются по соседству со стройплощадками. Сейчас фирма строит жилой дом на Ленинском проспекте. Гостиницу на 200 мест тут собрали буквально за сутки.

В двадцати метрах от стройки внушительные двухэтажные сооружения, словно составленные из детских кубиков. Корреспондента "Труда" встретил таджик Тагир. Он сегодня приболел, и поэтому в разгар рабочего дня дома. Тараторит не переставая.
- Ты не смотри, они только кажутся такими хлипкими, - машет руками в сторону сооружения, которое гостиницей язык назвать не поворачивается. - Там тепло, пошли покажу. - И приглашает внутрь.
Тагир приехал в Москву на заработки несколько лет назад. Он работал на многих стройках. Жил в вагончиках, на стройке, в подвалах.
- Три года так - не поспишь, не приготовишь покушать. Милиционеров боялся, на метро не ездил, - рассказывает он.
Когда устроился в "Домострой", его поселили в гостиницу - бесплатно. Комната на пять человек, все земляки, все таджики, за одним столом едим. Вода есть, свет есть, тепло есть - что нам еще нужно?
Убогая комнатенка похожа на барак - с маленьким окошком и тусклой лампочкой под потолком. На наспех прибранных двухъярусных лежанках разбросаны вещи. Из мебели только стол. Из ценностей - плохонький телевизор.
- Это мы сами купили, - Тагир, кажется, этим очень гордится.
Распахивается дверь, в "номер" вваливаются земляки - на обед. Но им не до еды - рады пожаловаться. Перебивая друг друга, рассказывают об ужасах гастарбайтерской жизни.
Почти на всех московских стройках умыться нечем, даже питьевую воду подвозят с задержками. Зима - испытание. Греются как могут: топят буржуйки, зажигают мощные прожекторы в маленьких помещениях (на них же часто готовится и завтрак), просто сбиваются в кучу, как собаки у метро, и заваливаются бушлатами и телогрейками. Горят, болеют, травятся угарным газом.
- Я когда в Москву приехал, мы строили дом в каком-то лесу. Там же и спали, - рассказывает молдаванин Петр. - По периметру стройки - колючая проволока, даже за сигаретами не выпускали. Хозяин привез целую кучу старых телогреек, их на пол стелили и спали так. Для питья снег в ведра собирали и на печке растапливали, но воды всем не хватало. Три месяца проработал, как три года отсидел.
- А тут мы сами решаем, с кем жить, - говорит пожилой таджик Айрат. - Я вот из Таджикистана, у нас война была, много человек убили. В моей семье брат погиб, и брат жены - его узбеки убили. Я в них стрелял, они в меня стреляли. Как с ними жить вместе? Русские про наши войны плохо знают, селят всех вместе. Меня на прошлой работе с узбеками поселили. Они мне говорят: ты уснешь - мы тебя зарежем. Четыре ночи не спал - боялся.
В модульном отеле, как в пионерском лагере, есть ответственные за порядок в комнате. Централизованное отопление, электричество и душ, бачки с питьевой водой расставлены по всему коридору.
- А за деньги согласились бы в такой гостинице жить? Рублей за сто в сутки?
- Три тыщи в месяц? - Тагир долго думает и что-то считает в уме. - Не, дорого. У меня в Таджикистане семья большая, много денег домой слать надо. Лучше тогда жить в подвале - там бесплатно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников