29 марта 2017г.
МОСКВА 
1...3°C
ПРОБКИ
4
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 57.02   € 61.53
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛЮБОВЬ К РОДНОМУ ПЕПЕЛИЩУ

Чернуха Марина
Опубликовано 01:01 19 Февраля 2002г.
Тема патриотизма в последнее время достаточно активно дискустируется в прессе. В этой связи представляют, думается, интерес и суждения известного публициста, политолога, автора многих книг, доктора философских наук Вадима ПЕЧЕНЕВА.

- Вадим Алексеевич, в главе "Быть ли нам, русским?" Александр Солженицын утверждает, что патриотизм - это "начало, объединяющее народ, но никак не отделяющее его от человечества". Согласны?
- Разумеется. Патриотизм в моем понимании - не абстрактная идея, а определенное самочувствие, умонастроение, которое присуще подавляющему большинству нации. Патриотизм - черта национального характера русских. Причем это не просто любовь к своей Родине, родной земле, но еще и гордость за свершения национального масштаба, болезненные переживания за ошибки, которые допускаются или были допущены в недавней истории. И в этом смысле, безусловно, прав Александр Исаевич, считающий, что служение Родине должно быть "не угодливым, а откровенным в оценке ее пороков, грехов и в раскаянии за них". Однако есть и то, что не подвластно логике, но помогало и помогает русским выживать в экстремальных ситуациях, - это готовность к жертвам ради идеи, способность отождествить интересы Отечества со своими личными.
- Кстати, Солженицын не отделяет патриотизм от государственничества...
- Совершенно верно. Именно патриотизм является важным компонентом "русской национальной идеи". Об этом писал и Владимир Путин в бытность премьер-министром в статье "Россия на рубеже веков". Он тогда впервые употребил термин "государственничество". Это очень важное понятие, которое объективно, можно сказать, противостоит либерализму. Последний в западном понимании ставит интересы личности и права человека превыше всего. Это предполагает также отстраненность государства от личности, власти - от гражданского общества - то, что существует в ряде стран, скажем, в Швейцарии, Швеции, США. Но в России этого не было никогда, и я убежден, что еще долго не будет. Государство для русских всегда было верховным арбитром, инициатором перемен. При необходимости оно брало граждан под свою защиту, помогало обездоленным. Философия государственничества глубоко укоренилась в нас, в русских.
- Получается, что вера в "доброго" царя традиционна для русского человека?
- В какой-то степени - да. Подобное отношение порождает иждивенчество, которое особенно наглядно проявилось в советский период. Социальное иждивенчество было основано на идеологических представлениях того времени, когда практически вся собственность была государственной. Но русским всегда были присущи коллективные формы жизнедеятельности (вспомним о русской общине). Я бы назвал это особым мироощущением русского народа, которое позволяло ему во главу угла ставить такие ценности, как общественное благо, социальная справедливость, взаимопомощь. Либерализм не очень хорошо согласуется с такими составляющими русского национального характера. Разумеется, рыночные реалии наших дней вносят свои коррективы, но примерно треть россиян, последнее десятилетие стабильно голосующих против власти, считает, что политика реформ игнорирует традиционные ценности. Они испытывают ностальгию по прежним временам и чувствуют себя забытыми. Поэтому так важно не допустить дальнейшего снижения роли государства в экономике и общественной жизни.
- А руководство страны, на ваш взгляд, это понимает?
- Думаю, да, поскольку Владимир Путин еще год назад провозгласил курс на "догоняющую модернизацию". Эта политика вывела из послевоенного кризиса Германию и Японию. "Догоняющая модернизация" невозможна без усиления роли государственного регулирования в экономике, тем более в России, хозяйственная жизнь которой всего за пять лет на 70 процентов стала частной. На мой взгляд, это было одной из серьезных ошибок. К рынку нам надо было переходить не обвально, а на китайский манер, с использованием регулирующей роли государства. Впрочем, это и сегодня не поздно. Национальную и федеративную политику, проводимую Путиным, от политики его предшественника отличают в первую очередь шаги, связанные с укреплением вертикали власти и центра. Мы можем принимать любые хорошие законы, но без реально сильного государства они просто не будут выполняться. Сильное государство соответствует чаяниям русского народа, и при проведении экономических реформ это надо учитывать.
- Если не возражаете, каверзный вопрос: чем патриотизм отличается от национал-патриотизма?
- Патриот - это тот, кто любит свой народ и свое государство, не пытаясь унизить другие народы. А национал-патриотизм основан на чувстве неприязни, если не сказать - ненависти к другим нациям и собственной национальной исключительности. Становясь государственной идеологией, национал-патриотизм оборачивается геноцидом в отношении других народов. Пример - Германия времен третьего рейха.
- А существует ли опасность распространения в России национал-патриотических идей?
- Думаю, в СМИ ее преувеличивают, но это явление, разумеется, есть у нас, как и в других странах. Дело в том, что у русских позже, чем у других народов бывшего СССР, стало формироваться национальное самосознание. По утверждению социологов, исследующих постсоветское пространство, русские менее других национальностей самоидентифицируются. Вместе с тем, их национальное самосознание стремительно растет в борьбе с агрессивным национализмом других наций. Положение русских не только в странах ближнего зарубежья, но и в некоторых субъектах России настолько сложно, противоречиво, что и сам процесс формирования национального самосознания носит болезненный характер. В такой ситуации проявления национал-патриотизма являются своеобразной реакцией на агрессию в отношении русских, хотя и не всегда адекватной.
- Можно ли считать это "болезнью роста" национального самосознания?
- В какой-то степени - да. Вопрос в том, как далеко все это может зайти. Со временем подобные явления могут полностью исчезнуть, но могут и набрать силу.
- Мы уже столкнулись с крайними проявлениями национального экстремизма. Вспомним хотя бы разгром рыночных павильонов в Ясеневе, который устроили в прошлом году скинхеды в связи с днем рождения Гитлера, под фашистскими лозунгами...
- Не думаю, что подростки, участвовавшие в погроме, представляли, в чем заключается превосходство арийской расы, к которой, кстати, нацисты русских не относили. По-видимому, их духовную и нравственную незрелость использовали в своих целях маргинальные элементы... Но это не означает, что проблемы не существует. Поэтому в опережение событий надо бы принять законодательные акты, подтверждающие, что государство осознает ту роль, которую играл и играет в истории страны русский народ.
- По-вашему, нужны превентивные меры, чтобы идеология национал-патриотизма не обрела силу?
- Я считаю, что исторически национализм не свойствен русскому народу, поэтому не вижу явной угрозы. Но не следует забывать, что в той же Германии идеи национал-социализма получили такое широкое распространение в силу объективных причин. После поражения в первой мировой войне это была реакция страны на собственное унижение, ну и, разумеется, умелая спекуляция на национальных чувствах народа. К тому же Германия позже, чем Россия, стала формироваться как многонациональное государство, поэтому русским меньше свойственно чувство национальной исключительности.
Но если государство не защитит обездоленных и будет по-прежнему сквозь пальцы смотреть, как с русскими обращаются в некоторых странах ближнего зарубежья или если, как это было в Чечне, русские не будут чувствовать себя защищенными своим государством, - то ситуация может в корне измениться. Кстати, на юге России националистические идеи того же РНЕ находят куда более благодатную почву, чем в Москве. Игнорировать это опасно.
- Возможна ли в этом вопросе "золотая середина", баланс между патриотизмом и интернационализмом? Может, России следовало бы получше изучить опыт США, где нет других национальностей, кроме "американцев"?
- К сожалению, пока нет объективных тенденций к тому, чтобы у нас, к примеру, татарин или башкир чувствовал себя прежде всего россиянином. В тех республиках, конституции которых до недавнего времени значительно расходились с Основным Законом РФ, граждане "титульных наций" в первую очередь ощущают себя представителями своего этноса. Поэтому надо стремиться к тому, чтобы наше государство, оставаясь многонациональным, было построено на равенстве всех национальных групп и чтобы ни одна группа не имела преимуществ - ни конституционных, ни экономических. Во всемирно-исторической перспективе возможны и другие тенденции, а в ближайшей, конкретной, думаю, нам надо идти по пути развития правового многонационального федеративного государства, в котором все нации, большие и малые, чувствовали бы себя равноправными во всех отношениях. Тем более что действующая российская Конституция это позволяет.
Еще раз хочу подчеркнуть, что проблема национализма в России есть, но она не из главных. Когда наше государство станет более сильным и сможет выполнять все функции, которые должно осуществлять и в стране, и за ее пределами, когда Россия станет благополучным государством, - вот тогда вопрос о национальности начнет терять свою остроту.


Loading...



Три года назад Крым вошел в состав России. Какие чувства у вас по этому поводу?