08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ХРАНИТЕЛЬ ФРЕСОК ДИОНИСИЯ

Сазонов Геннадий
Опубликовано 01:01 19 Февраля 2002г.
Белый храм на белом снегу. Кажется, в зимнем безмолвии Ферапонтово даже привлекательнее, чем летом. Нынче сюда, под своды трапезной палаты собора Рождества Богородицы, приехали гости. Этого события ждали давно: заместитель губернатора Иван Поздняков вручил директору Кирилло-Белозерского музея Галине Ивановой и директору Музея фресок Дионисия Марине Серебряковой международный сертификат. Документ удостоверяет, что ансамбль Ферапонтова монастыря вошел в реестр всемирного наследия ЮНЕСКО, став 17-м по счету подобным обьектом в России.

А вообще, в списке 733 памятника в 124 странах мира. Занесение в этот документ ко многому обязывает и государство, и всех, кто причастен к сбережению национальных святынь. Передача сертификата совпала с 500-летим фресок Дионисия.
...Осчастливленным может считать себя всякий, кто побывал в соборе Рождества Богородицы и своими глазами увидел это чудо - росписи художника Дионисия, от низа стен до самой вершины купола. А какие чувства испытывает человек, который изо дня в день, вот уже 20 лет, приходит в храм на работу? Поистине редкая профессия у Елены Шелковой: она - хранитель собора, лично отвечает за каждый сантиметр фресок, каждую деталь сооружения.
- К фрескам невозможно привыкнуть, - говорит она. - Чем дольше я изучаю памятник, который считаю вершиной творчества Дионисия, тем больше им восхищаюсь. Фрески как бы меняют цвет в зависимости от времени дня, года. Это трудно передать словами. Когда думаешь о высочайшем даре автора, то приходишь к единственному выводу: то была Божья благодать, которая сошла на Дионисия, а через него - и на нас всех.
- Елена Николаевна, с каким чувством восприняли вы известие о вручении музею сертификата ЮНЕСКО?
- Переоценить значение этого события трудно, хотя нам-то давно было понятно, что и музей, и ансамбль монастыря в целом - памятник мировой культуры. Мы надеемся, что такой поворот в судьбе Ферапонтова поможет поддерживать его в достойном виде. Но для того нужны средства, поскольку предстоит решать много разных проблем. Чтобы обеспечить высокий технический уровень контроля за состоянием здания самого собора и особенно живописи, надо установить современное оборудование. Необходимо продолжать реставрацию - по сути консервацию, которую начали в 1982 году и продолжают лучшие научные силы России. Отмечу исключительную бережность специалистов в отношении фресок. Они изучают буквально каждый миллиметр, для очистки никогда не применяют воду, способную разрушить структуру живописи, а только спирт. Это один из секретов сохранения фресок в первозданном виде. Требует внимания и архитектурная часть памятника. Сейчас остро стоит вопрос о замене полов в соборе. Существующие были уложены в 1904 году, во время самых крупных ремонтных работ. Есть проект замены дерева керамикой. Одновременно предстоит усовершенствовать электропроводку, это связано с постоянным исследованием температурно-влажностного режима внутри, в стенах. Если, к примеру, мы обогреем паперть и ризницу, то может возникнуть ситуация, когда испарения влаги пойдут через фрески. Допустить такого, разумеется, нельзя. Изначально храм был холодным, но имел уникальную систему вентиляции. Это свидетельствует о том, что древнерусские мастера владели уникальными техническими знаниями, не говоря уже об эстетической стороне дела. Иными словами, сбережение и храма, и фресок требует осмотрительности, исключает поспешность и опрометчивые решения.
- Поток туристов летом по Волго-Балту, а также сухопутным путем заметно вырос, есть желающие побывать не только в Кириллове и Горицах, но и в Ферапонтове. Могут ли они посмотреть фрески Дионисия?
- Прежде еще раз напомню об уникальности памятника. Известный древнерусский художник Дионисий расписал фресками пять храмов - Иосифо-Волоколамский, Пафнутий-Боровский и другие. Но из них настенная живопись уцелела только в храме Рождества Богородицы в Ферапонтове. Здешняя работа стала последней в творчестве Дионисия, и, что очень важно, она - подписная, в то время это было большой редкостью. Некоторые историки утверждают, что, ставя свою подпись, Дионисий таким образом обозначил важность собственного творческого вклада в создание собора Рождества Богородицы. Поскольку вмешательство реставраторов в авторскую живопись было минимальным, то она сохранилась практически в первозданном виде - в отличие, скажем, от фресок в соборах Святой Софии в Великом Новгороде и Киеве. Это-то и привлекает туристов. Начиная с 1996 года мы работаем в режиме, когда в летнее время трудятся реставраторы, и одновременно музей принимает туристов. Требования температурно-влажностного режима таковы, что за один раз в соборе могут находиться не более 10 человек. За последние годы совершенно изменился контингент посетителей: групповых приездов почти нет, в основном наведываются индивидуальные туристы. Тем не менее за прошлый год посещаемость собора увеличилась в два раза и достигла 12 тысяч человек. Что же касается больших туристских теплоходов, причаливающих в Горицах, то знакомство с Музеем фресок не входит в маршрут. И это правильно, иначе мы бы просто "захлебнулись". Но хочу успокоить любителей старины: не было случая, чтобы мы кому-то отказали в посещении собора.
- А в чем сложность работы хранителя?
- Кропотливые ежедневные замеры состояния памятника - это обычная, как говорится, текучка. А сложность в том, что до моего прихода в Ферапонтове не было описания живописных композиций Дионисия. Я взялась за решение этой очень непростой задачи. Цель - описать и по возможности сфотографировать каждую композицию в ее нынешнем состоянии. Композиции есть очень большие, как, например, "Вселенский собор", где множество действующих лиц. А есть маленькие, состоящие из одной фигуры, заключенной в медальон. Всего на площади в 600 квадратных метров Дионисий разместил 300 композиций. По двумстам из них мне удалось сделать описание, на каждый объект уходило от 5 до 15 страниц. Прежде чем приступить к делу, я побывала в ряде музеев, надеясь почерпнуть опыт у коллег. Но нигде такой работы не ведут. Получается, мы первые.
- Говорят, местная христианская община намерена проводить богослужение в соборе. На ваш взгляд, это возможно?
- К сожалению, такие намерения действительно есть. Почему "к сожалению"? Увы, тут я вижу проявление обычной гордыни. У нас действует надвратная церковь - приходи, молись. Те, кто требует служения непременно в соборе, не понимают, что памятник перерос свое утилитарное значение, вошел в число ценностей мировой культуры. Главная задача - сохранить его для будущих поколений.
Напомню, кстати, что именно Русская Православная церковь первой в истории нашего Отечества заложила основы музейного дела, когда сохраняла, в частности, собрания редких книг. Вот с этой точки зрения и нужно смотреть на собор и фрески Дионисия. Пять веков их не тронули тлен и рука человека. Это символично. А нам - знак того, что необходимо обязательно сберечь редкую национальную святыню.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников