08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛЕДОВОЕ ПОЗОРИЩЕ

Долгополов Николай
Опубликовано 01:01 19 Февраля 2002г.
Ничем не сдерживаемый вой, поднятый в Северной Америке по поводу победы Елены Бережной и Антона Сихарулидзе, был беспрецедентен. Ожесточенным атакам, скорее обструкции, подверглись не только спортсмены, судьи, но и президент Международного союза конькобежцев (ИСУ) итальянец Оттавио Чинкванта. Какими только оскорблениями его не осыпала североамериканская пресса.

И слабачок, и неумеха, и недоучка, ничего не понимающий в фигурном катании. А все из-за того, что во время пресс-конференции Чинкванта вел себя достойно. На хамские и провокационные вопросы, к моему удивлению, обычно темпераментный итальянец отвечал вежливо, но твердо. И отобрать медали у русских, как того требуют канадцы, не обещал. Дал слово разобраться в судействе и наказать виновных, если такие отыщутся.
Возможно, президент ИСУ продолжал бы так держаться и дальше, но в игру вмешались МОК и его президент Жак Рогге. Под давлением Рогге Совет ИСУ был вынужден принять решение, которое противоречит и своду его официальных правил, и здравому смыслу. Канадской паре вручена наряду с Бережной и Сихарулидзе золотая медаль. И хотя вина французского судьи мадам Ле Гунь не доказана и она даже не дисквалифицирована, а пока лишь отстранена от судейства, североамериканская пресса празднует победу. Ее шумная кампания принесла плоды. Тут вопрос не столько в канадской паре, сколько в рейтинге телекомпаний, транслирующих игры. Нужен был скандал, заряд ненависти, тычок в зубы этим русским, которые осмеливаются выигрывать, выступая в Штатах. И эта волна обывательского интереса мгновенно подняла олимпийский телерейтинг, к примеру Эн-би-си, по сравнению с Нагано-98, на 7 пунктов. Сколько же рекламных минут и по какой цене удалось впихнуть в олимпийские телетрансляции? Но завершился скандал, и рейтинги мгновенно вернулись на прежнее место.
А в зале для пресс-конференций царила обстановка, напоминавшая мне о 80-х, о бойкоте Московской Олимпиады, о "холодной войне". В вопросах, задаваемых Рогге североамериканцами, явная неприязнь к россиянам. Прямые призывы: а почему не отнять золотую медаль у русских и не наказать судей, которые вывели их в чемпионы? Я долго тянул руку, выпрашивая микрофон. Пока наконец австралиец Госпер, отвечающий в МОК за отношения с прессой, милостиво кивнул мне головой:
- Господин президент МОК, а не считаете ли вы, что это решение создает крайне неприятный прецедент, который негативно повлияет не только на фигурное катание, но на все виды спорта, где судейство по определению субъективно? Ведь теперь многие могут потребовать пересмотра решения судей, возврата медалей...
- Мы уже четырежды вручали медали их новым владельцам, - ответил мне Рогге, не скрывая явного недовольства вопросом российского "Труда". - Это уже было в боксе, ничего страшного не произошло, за такое решение проголосовало 7 членов исполкома МОК из 9. Один был против, один воздержался.
Потом в пресс-службе МОК я попытался узнать, кто же эти два смельчака, пошедшие против течения. Мне вежливо отказали в ответе, сославшись на то, что информация закрытая. Однако китайские коллеги с уверенностью сказали, что против был их соотечественник Хе. Так ли это? И какова была здесь позиция России? На это ответа здесь я не получил.
Закончилась пресс-конференция, и на меня налетела толпа журналистов. У всех приблизительно одна просьба, один вопрос: вы в этом зале единственный, публично не согласный с решением. Я всего лишь журналист, а не представитель российской делегации. Их-то в этот сложный момент в зале как раз и не оказалось. Сказал все, что думал. Ответил на расспросы 15 североамериканских, английских, французских, японских и прочих телекомпаний, названия которых ассоциируются с миллиардами и миллиардами. А уж радио- и других интервью не счесть. Трудно быть одинокой песчинкой в море если не ненависти, то неприятия. Но когда дело касается престижа твоей страны, хранить молчание негоже. Уж коли не оказалось никого рядом, кто мог постоять за державу по долгу службы, то пришлось это делать журналисту. А на следующий день был распространен и ответ президента ОКР Леонида Тягачева. В нем с достоинством определена наша позиция, обосновывалось несогласие со странным решением.
Мне же лично думается, что с приходом в МОК Рогге ситуация в мировом олимпийском движении резко поменялась. Столь добрых отношений, как с прежним президентом МОК Самаранчем, нам установить не удастся. Рогге не проявил характера под чужим напором и явно дал понять, кого собирается поддерживать. Попробовали бы североамериканцы вот так надавить на старину Хуана-Антонио. Сразу бы получили холодный отпор. Сами Бережная и Сихарулидзе, с которыми говорил, их тренер Тамара Москвина сохранили и выдержку, и дипломатичность. Антон признался мне, что рад концу всей этой неприятнейшей истории. Жить в олимпийской деревне под таким прессом было просто немыслимо.
Китайцы на новое награждение не вышли. На первую ступень пьедестала наши поднялись во второй раз, только теперь вместе с канадцами. Президент Федерации фигурного катания Писеев провел переговоры на самом высшем в олимпийском спорте уровне. В результате его решительной позиции - российский гимн сыграли первым, вслед - канадский.
Теперь мы твердо знаем, что российские спортсмены нуждаются не только в материальной поддержке. Спортивным функционерам надо защищать их по полной программе в самых "нештатных" ситуациях.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников