11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВРЕМЯ ДОБРЫХ ЭГОИСТОВ

Веледницкий Анатолий
Опубликовано 01:01 19 Марта 2002г.
Бизнес и власть. Взаимоотношения этих структур во многом определяют политический и экономический климат в стране. Когда эти отношения обостряются, возникают конфликты, которые сотрясают общество. Как упорядочить отношения предпринимателей и чиновников, как пресечь коррупцию и придать реформам социальную направленность? Этой теме была посвящена встреча президента Владимира Путина с известными предпринимателями. Наш корреспондент беседует с одним из ее участников, вице-президентом Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Игорем ЮРГЕНСОМ.

- Игорь Юрьевич, в мире бизнеса кипят страсти, как в пьесах Шекспира. Вот, к примеру, объявляли голодовку авиадиспетчеры, они требовали достойной зарплаты от работодателей. Что делать, чтобы подобного рода конфликты не возникали?
- Ну, во-первых, авиадиспетчеры у нас - госслужащие, спрос здесь с государства. Но в целом работодателям и работникам надо учиться договариваться. Именно поэтому в программах РСПП значительное место занимает социальная составляющая. По мере взросления бизнеса ответственность за город, страну, в которой живешь, становится объективной необходимостью. Нельзя быть богатым и счастливым в бедной стране. Сегодня успешная работа предпринимателей на внутреннем и зарубежном рынках невозможна без прогресса государства, без улучшения жизни ее населения. После 10 лет реформ, когда шло первоначальное накопление капитала и становление новых экономических отношений, предприниматели приходят к осознанию своей социальной ответственности. Не случайно ведущие члены РСПП присоединились к программе ООН "Глобальный пакт", нацеленной на улучшение условий труда, ликвидацию дискриминации в сфере занятости, защиту окружающей среды.
Люди, которые строят серьезный бизнес, заботятся не только о своей прибыли, но и о благе работников своих предприятий, о квалифицированной рабочей силе. Если вы владелец предприятия и хотите, чтобы оно в табели о рангах рейтинговых агентств было на высоте, надо думать и о престиже государства. Потому что компания, чья страна имеет низкий рейтинг, тоже не может рассчитывать на высокий рейтинг.
Сократ говорил: живи честно - это принесет тебе больше благ. Так что быть порядочным предпринимателем - это не обязанность, а в некотором роде эгоистически выгодная потребность.
- Тогда почему у нас такие маленькие зарплаты? Почему в себестоимости тонны стали зарплата американского металлурга занимает 36 процентов, а у нас - 13?
- В Швеции доля зарплаты еще выше. Каждая нация строит эту пропорцию по-своему. Но согласен: мы должны стремиться к тому, чтобы труд ценился все дороже, чтобы доля зарплаты в продукте возрастала. Но идти к этому надо не волюнтаристским путем, а развивая экономику, совершенствуя налоговую систему. Что вы хотите, если до недавних пор с каждого рубля выручки предприниматель платил 86 копеек налога? Естественно, он старался сэкономить, в том числе и за счет зарплаты рабочих. И государство едва сводило концы с концами, потому что никто не хотел платить налоги.
Сейчас, после введения плоской шкалы налогов и других новаций, приведших к снижению фискального бремени, ситуация уже иная. Собираемость налогов увеличилась процентов на 90.
- Но зарплата-то почти не изменилась. Даже в нефтянке рабочие в столовой берут суп и компот, отбивную они себе не могут позволить. Я уже не говорю о бюджетниках, для которых покупка батона колбасы - праздник.
- Повышая производительность труда, вводя новые технологии, проводя реструктуризацию предприятия, мы постепенно придем к тому уровню зарплаты, о котором вы говорите.
- И когда же это случится?
- Российский бизнес проходит этапы взросления, которые в США сопровождались жестокой эксплуатацией, убийствами рабочих-активистов. У нас была другая крайность, связанная с советским прошлым, - уравниловка посредством госраспределения, удушением личной инициативы. Через все это общество должно было пройти, чтобы найти баланс между трудом и капиталом. Мы придем к нему своим путем.
- Может, многое еще и в протестантской этике, о которой упомянул один из участников встречи с президентом?
- О, это философский вопрос! Протестантская этика выражалась в том, что человек, сколотив порядочный капитал, продолжал жить очень скромно. Богатые не выпячивали свое богатство и понимали свою ответственность перед обществом. Понимали, что люди вокруг них тоже должны жить и получать по своему труду. Этика пуританизма, присущая правительству постфранкистской Испании, помогла стране быстро перейти к свободной рыночной экономике. У нас так не получилось. Первоначальное накопление происходило не так интеллигентно.
- Не потому ли в обществе нет уважения к богатству?
- Нам надо работать над тем, чтобы было меньше бедных, а не меньше богатых. Наверное, если бы российское общество было реформировано по заранее подготовленному плану, как это происходит в Китае, то было бы меньше жертв. Но у нас этого не случилось в силу разных обстоятельств. Тем, кто начинал реформы, не хватило ни государственного масштаба, ни высоких личностных качеств. Сначала должны были произойти экономические преобразования и базисные реформы, а они бы уже надстройку "привели в соответствие". У нас все шло по-другому: все решала не экономика, а политика. Если бы реформа была плановой, возник бы значительный слой мелких собственников, затем средний класс и, наконец, крупный бизнес.
Но, увы, история не знает сослагательного наклонения. Поэтому теперь приходится вводить коррективы. Хотя есть люди (и экономические школы), которые по-прежнему считают, что рынок все расставит по своим местам. Но мы считаем, что роль государства в этом процессе объективно должна быть больше. Пока страна дискутирует, выбирает. То есть идет нормальный процесс становления гражданского общества.
- Означает ли это, что эпоха олигархов закончилась?
- В той форме, которую называли "семибанкирщиной", - да. Потому что окрепла власть, повзрослел отечественный бизнес, структурируется общество.
Что касается олигархии, то она предполагает непосредственное сращивание власти и капитала по методу "личной унии". Этого допускать нельзя. Потому что власть избирается и управляет нами в интересах всего народа, бизнес же - это лишь его часть. Но бизнесмены заинтересованы в том, чтобы власть их слушала. Влияние крупного бизнеса, наверное, будет больше, нежели влияние других групп, в силу того, что он предприимчив, напорист, обладает крупными ресурсами. Тут никаких иллюзий быть не может.
- Ну а как быть с тем наследством коррупции, которое досталось от прежних времен? Я имею в виду национальные богатства, оказавшиеся в руках небольшой группы изворотливых людей?
- Вы о приватизации? Пересмотр ее итогов стал бы очередным переделом с непредсказуемыми последствиями. Чтобы не начался кровавый передел, нужен эффективный собственник, который платит налоги, осознает меру социальной ответственности, является добропорядочным гражданином и предпринимателем. Если же кто-то слишком много заграбастал у государства, нарушая закон, то на это есть суды и прокуратура.
- Ну, тогда и законы позволяли наживаться на общенародном достоянии.
- Но если мы каждый раз будем пересматривать законы, жизни не будет. Все повторится сначала. Да, были такие законы, и люди действовали в соответствии с ними. Им говорили: так - можно, и они так действовали. Закон обратной силы не имеет ни в одной стране.
- Но мы всегда шли своим путем...
- Значит, вновь - революция. Если мы опять захотим революционных преобразований, тогда, боюсь, мы никогда не заживем по-людски.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников