10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТАНИЦА НА ГРАНИЦЕ

Измайлова Ирина
Опубликовано 01:01 19 Марта 2005г.
На днях Наташа Братко получит квартиру в станице Слепцовская (ныне Орджоникидзевская) в Ингушетии. Казалось бы, незаметное событие. Но, вместе с другими подобными фактами, оно обозначает веху в жизни республики: в республику возвращаются русские семьи.

Надо сказать, Наташа - девушка серьезная, из тех, кто еще в школе знает, чем будет заниматься, к чему стремиться и где жить. Она родилась и выросла в станице Слепцовская. В школе определилась: университет, филологический факультет, работа учителем. Тоже в родной или в соседней станице. В Ингушетии таких целых три - испокон веку казачьих - Слепцовская, Нестеровская и Троицкая. Когда едешь по республике, даже не зная ее географии, узнаешь сразу: вместо привычных ингушских домов из красного кирпича вдоль улиц выстраиваются саманные домики.
Было время, когда семья едва не уехала: шла война, а станица на границе с Чечней, от дома Братко "до войны" ровно семь километров. Бомбы рвались в Чечне, а в Слепцовской дребезжали стекла. Раненых и убитых свозили сюда же. Собрали чемоданы, приготовили документы и просидели на чемоданах три месяца. А потом разобрали чемоданы. Оставалась надежда, что война прогрохочет мимо. Она миновала Ингушетию, но пришел беспредел. В 90-х соседство стало невыносимым. Людей похищали прямо на улицах и увозили неизвестно куда. Многие так и не вернулись. Похищали даже стариков, если был шанс получить выкуп. А уж молодые девушки становились мишенью, едва выйдя из дому, особенно русские.
Родители провожали Наташу в университет и встречали после занятий. Ее подругу Оксану Пронину похитили средь бела дня и увезли в Чечню, искали два года, в конце концов нашли и освободили. Тогда-то семья и решила: Наташе - уезжать. Слишком опасно. В Челябинске живет дядя. Он договорился с местным педагогическим университетом, Наташе оформили перевод.
Встретили новую студентку прекрасно: декан помог с общежитием, оформили на бюджетное отделение. Но вскоре по университету поползли слухи: "А крестик-то новенькая не носит! И в церковь не ходит. Она, наверное, вообще не русская. Мусульманка, ей-богу!" Спасибо, ваххабиткой не назвали...
- А вот в Ингушетии вера - дело интимное! - говорила мне Наташа. - Не принято расспрашивать. Я веровала, конечно, но тихо и про себя. А их всех это настораживало. Говорили, что я вообще не должна жить в Ингушетии - там могут жить только чеченцы и ингуши. Я доказывала, объясняла, а потом мне все это надоело. Поставила цель - окончить вуз и вернуться домой.
Наташа окончила университет с красным дипломом. Там же, в Челябинске, вышла замуж - за беженца из Казахстана. Семья Андрея осела под Уфой, а его - классного автослесаря - пригласили работать в частной фирме в Челябинске. Там они и познакомились - оба с ощущением бездомности. После свадьбы Наташа повезла мужа в Ингушетию. Тем более что и родители сообщили: у нас теперь спокойно. Андрею на родине жены понравилось. Его провезли по республике, вся станица побывала в гостях.
Наташа вот-вот получит квартиру, и соседи-ингуши, известное дело, помогут обустроиться. Не было случая, чтобы вернувшейся русской семье не помогли. Кто кровать принесет, кто стулья, кто стол - так принято.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников