10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТЕХНОЛОГИЯ БАНКРОТСТВА

Быстрорецкий Андрей
Опубликовано 01:01 19 Апреля 2000г.
"Эксами", если кто помнит, большевики называли партийных рэкетиров (говоря по-нынешнему), экспроприировавших чужие деньги и имущество "именем революции". Историческая аналогия невольно приходит в голову, когда начинаешь анализировать деятельность на ниве внешнего управления заводом дорожных машин им. Колющенко (ЧЗК) Вадима Соловьева, экс-губернатора Челябинской области.

Нынешние власти пошли навстречу "бывшему", когда тот решил стать производственником, показать себя в деле. Правда, ЧТЗ, на который претендовал Вадим Павлович, ему не доверили. Промышленность ранее он наблюдал только из кресла партийного функционера, в реальном производстве - новичок. Но не загонять же недавнего оппонента в могилу? Так "экс" стал внешним управляющим ЧЗК. Заметим, что претендент не имел полного законного основания стать во главе банкротящегося предприятия. Дело в том, что арбитром в таком деле должен быть управляющий, имеющий вторую категорию. Вадим Павлович же, отучившись 40 дней, имел лишь первую, более низкую. Но, видимо, власти постеснялись придираться "к мелочам", чтобы это не было воспринято как "политическое гонение".
Надо сказать, что к приходу Вадима Соловьева на завод дорожных машин от этого бывшего государственного, а потом приватизированного предприятия остались рожки да ножки. Одни долги. Но, по большему счету, это было не страшно: в недрах фактического банкрота выросло новое предприятие - "Лидер". Частная форма собственности, действительно, показала себя довольно эффективной не только в плане гибкости финансово-экономической политики, но и в плане производства. Бульдозеры и грейдеры с маркой "Лидер" стали выходить из ворот ЧЗК. Рабочие увидели зарплату, бюджет - налоги. Внешнему арбитражному управляющему ЧЗК предназначалось банкротить завод юридически, решив проблемы с кредиторами - вот и все, что требовалось от Вадима Павловича. Ломка налаженного производства, казалось, не станет его основной задачей. Тем более что за кандидатуру Соловьева тогда выступал и председатель совета директоров "Лидера" Сергей Бухдрукер.
Так сперва оно и пошло. Внешний управляющий даже сумел рассчитаться с долгами первой и второй очереди - с физическими лицами, рабочими и инвалидами. Впрочем, деньги те - чуть более трех миллионов рублей - легко изыскивались. Ведь "Лидер" арендовал (и, естественно, платил за это) у ЧЗК здания и производственные помещения. Это, конечно, было упущением производителей дорожных машин. Основные фонды стоило бы прибрать к рукам вовремя, но, видать, поскупились, решили сэкономить на амортизационных отчислениях, на налогах. В эту-то брешь и вклинилась команда Соловьева, понявшая, что, если поднапрячься, можно не просто тихо ликвидировать умершее предприятие, расчистив дорогу действующему, но и "экспроприировать" налаженное производство, прибрать его к своим рукам. Дело ведь пахнет миллионами долларов!
Пока команда Соловьева блокировала этажи и заборы с заводскими воротами, не пуская на предприятие руководство "Лидера", пока Бухдрукер баррикадировался в своем кабинете, объявляя голодовки, пока тянулись судебные разбирательства и плелись взаимные интриги, производство, естественно, стало чахнуть. Позднее, когда от внешнего управляющего попросту ушли с предприятия главные специалисты, оно и вовсе захирело. Памятуя об общественном мнении, экс-губернатор, правда, рапортовал, что, мол, выпуск техники продолжается, есть только временный спад. На деле же "подъедался" тот задел, что оставили после себя изгнанные с предприятия "лидерцы". Можно вспомнить, что до этого те изготавливали более 60 машин в месяц, увеличив производство в два раза. Было разработано и запущено в серию четыре новых образца дорожной техники, пятый - бульдозер ДЗ-240С вышел на испытания уже "при Соловьеве", однако ясно, что задел формировался гораздо раньше. А "новая метла" оказалась больше озабоченной чистотой своих рядов, чем непосредственным производством.
Кредиторы, среди которых крупнейший - "Лидер", осаждали внешнего управляющего, пытаясь выправить его "линию". Говорили: продай нам здания, производственные помещения ЧЗК и тогда сумеешь рассчитаться со всеми долгами. Или верни нам те деньги, которые были вложены в предприятие. Если они у завода есть. Ясно, что денег там давно не водилось, зато нашелся Алексей Фатеев -"финансовый гений", заместитель Соловьева. Во многом, как утверждают кредиторы, его стараниями откуда ни возьмись объявилась екатеринбургская фирма "Натюр", представляющаяся наиглавнейшим кредитором ЧЗК. Если раньше общая задолженность завода была около 8,5 миллиона рублей, то теперь "в натуре" он оказался должен почти 20 млн. руб. Не беда, что таким образом сумма долга предприятия выросла более чем в два раза, зато новый главный кредитор заранее все разрешил команде Соловьева, приняв план внешнего управления. Разрешил - и исчез.
Зато объявилось новое предприятие - ЗАО "Челябинский завод дорожных машин имени Колющенко", функции генерального заказчика были переданы ЗАО "Управляющая компания". "Управляют" в ней инвалиды - их предприятия, как известно, имеют солидные налоговые льготы. Заметим, что гензаказчик был и у "Лидера" - фирма "Уралстройкомплекс-Л". Но после удаления прежнего руководства ее возглавил брат Алексея Фатеева. Он, естественно, порадел родному, переведя новоявленным "компаньонам" чужие деньги - 70 миллионов рублей. Учредители "Уралстройкомплекса-К" с подобным самоуправством не согласились, обратились в арбитраж. Но пока суд да дело...
Проблема даже не в том - кто станет окончательно собственником завода. Рабочим, да и всему обществу, по большому счету безразличны фамилии начальников. Но "кавалерийский наскок" попросту остановил производство. "На нашем предприятии творится произвол внешнего управляющего В. Соловьева, - пишут встревоженные рабочие губернатору области Петру Сумину. На заводе стали заниматься не производством, а политикой". В унисон с рабочими делают заявления и те специалисты, которые оказались за воротами предприятия, утверждая, что их "неугодность" новой команде была лишь в том, что они не давали финансовым потокам уходить в грядущий предвыборный фонд Соловьева и Фатеева-старшего. Предполагается, что первый решится вновь побороться за губернаторское кресло, а второй имеет виды на органы законодательной власти. Или наоборот...
Но вернемся к жалобе рабочих, она заслуживает более широкого цитирования - хотя бы без комментариев: "В январе производили 46 машин, полностью израсходовали запасы незавершенного производства, в цехах и на складах пусто. В феврале сдали только 10 машин. В расчет за февраль нам будет нечего получать, а на что жить нашим семьям? К этому еще увеличилась задержка по зарплате. На дворе уже февраль, а нам не дали ни рубля за декабрь... Создали новое закрытое акционерное общество - от кого закрытое? От трудящихся. Мы в нем будем рабами Соловьева, но даже рабов надо кормить... На новое ЗАО переводят наши долги по заработной плате, выплатят их там или нет, неизвестно, возможно, "заморозят"... Новые руководители постоянно устраивают сборища, на которых оскорбляют людей. Люди боятся быть уволенными... На заводе царит атмосфера страха...".
Надо сказать, что 60 машин в месяц - это для данного предприятия порог безубыточного производства, именно поэтому к нему так стремились прежние хозяева. Ставился рубеж - до 100 машин в месяц. Теперь об этих перспективах говорится как о несбывшихся мечтаниях...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников