05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕСКОЛЬКО МИНУТ ИЗ ЖИЗНИ БРИГАДИРА МАМЛЮТОВА

Если отметить предприятия, входящие в ЮКОС, точками на карте, то получится параллель - от Центральной России к Сибири и дальше на восток. Более 90 тысяч человек работают в одной из самых крупных в стране компаний. Каждый шестой автомобиль в России заправляется ее бензином. На топливе, произведенном здесь, летают самолеты "Аэрофлота". Но за количеством разработанных месторождений, добытой нефти, произведенного бензина стоят прежде всего люди. Каков же человеческий ресурс компании? Сегодня мы начинаем серию публикаций о людях и делах нефтяной компании ЮКОС, которой в нынешнем году исполнилось семь лет.

Вообще-то Николай Мамлютов на грозного усмирителя огненной стихии не похож. Нормальный мужик: круглолицый, улыбчивый, да и сложения отнюдь не богатырского. Но именно он, старший оператор АВТ-11 - самой крупной установки Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода, предотвратил большую беду, а возможно, и катастрофу. На взрывоопасном предприятии он, рискуя жизнью, сумел остановить пожар в самом его зародыше.
О том, что происходило 27 января, сегодня можно судить лишь по зловещему следу, который огонь оставил на балке, поднимающейся метров на семь над тем местом, где возник очаг возгорания. Первыми огонь заметили операторы установки Михаил Яшин и Олег Сивцов, глубокой ночью совершавшие очередной обход аппаратного двора. Такие обходы полагается совершать каждые 30 минут. И в бригаде Мамлютова это правило выполняли неукоснительно. Даже в ту ночь, когда трещал двадцатипятиградусный мороз.
Яшин побежал к старшему, а Сивцов бросился вверх по обледенелым железным лестницам к факелу. Через минуту на месте аварии уже был Мамлютов. В нефтепереработке приходится иметь дело с высокими температурами и пожароопасными веществами. Техника есть техника, бывает, подводит даже самая надежная. Тогда вступает в действие второй "эшелон" защиты: человек. Хотя ЧП - это всегда суровый экзамен для всех служб предприятия, но на острие аварии - конкретный человек. Именно его действия потом будут дотошно анализировать многочисленные комиссии и в конце концов делать выводы о готовности или неготовности предприятия к экстремальной ситуации.
...Причину воспламенения Мамлютов определил с ходу - разгерметизация кармана термопары, специального устройства, которое позволяет измерять температуру нефтепродуктов на выходе из печи. Пекло там поистине адское - 350 градусов! Стоит образоваться в металле хоть небольшой трещинке, даже тоньше волоска, немедленно вырывается смесь, которая тут же самовозгорается.
Нужно было срочно остановить поступление нефтепродуктов. У Мамлютова было два пути. Первый - самый простой: "вырубить" всю установку. Секундное дело, но тогда нефтепродукты быстро застынут в трубопроводах. Разогреть их удастся только с наступлением тепла, то есть через пару-тройку месяцев. Вывести из строя гигантскую установку, которая пропускает через себя за год шесть миллионов тонн нефти, - по существу, остановить весь завод.
Этот вариант Николай отбросил сразу. Остался лишь один выход: отсечка, то есть остановка не всей установки, а лишь ее части, аварийной печи. Значит, придется работать на высоте трехэтажного дома, совсем рядом с факелом.
Практически все, кто несет ответственность за потенциально опасные участки, имеют заводские корни. А потому и отношение к заводу у них особое. Отец Мамлютова, Федор Ефимович, не один десяток лет проработал оператором на такой же установке. С детства Николай слышал, что на таком сложном производстве всякое бывает, так что специальность в техникуме выбирал осознанно. А сейчас и у него трудового стажа набежало уже больше двадцати лет. Сын Дмитрий тоже трудится в бригаде отца и на пожаре не подвел.
Наконец-то отсечка удалась. Но это - только полдела. В системе оставалось все же немало нефтепродуктов. Достигая трещины, они вновь и вновь загорались. Решения находились мгновенно. Вот где пригодились часы, затраченные на обучение персонала действиям в условиях ЧП, а также еженедельные учения, которые иногда кажутся такими нудными. Раз в месяц учения проводит начальник цеха, раз в квартал - руководство завода, с полным разворотом всех аварийных служб. Такая подготовка дает возможность уверенно и грамотно действовать в критических условиях.
Бригадир приказал пустить пар в аварийный трубопровод, чтобы сбить пламя и выдавить из трубы смесь углеводородов. Факел медленно начал терять силу: выскочит, словно джинн из бутылки, и снова скроется в трубе. И наконец совсем сник.
Мамлютов посветил фонариком на часы. С момента, когда ему сообщили об аварии, прошло восемь минут. Огляделся. Внизу у мостков уже стояло несколько пожарных машин, сгрудились люди в ярких спецовках - газоспасатели, ремонтная бригада. Помощь не понадобилась. Справились сами.
Кто-то тронул Николая за плечо. Рядом стоял технический директор завода Евгений Шафранский. Восьми минут хватило ему, чтобы одеться и домчаться из дому до завода. С момента появления на установке Шафранского управление переходило к нему. Мамлютову оставалось только исполнять распоряжения.
- Действуй дальше! - коротко бросил директор.
Впереди еще было много дел: убедиться, что движение нефтепродуктов к разгерметизировавшемуся месту полностью прекратилось, закупорить его, вывести из системы, подключить резервный вариант. После этого - как можно быстрее, пока недавно отсеченная печь со всеми ее трубопроводами еще не успела остыть, опробовать ее и запустить. К семи утра печь заработала, АВТ-11 вошла в плановый технологический режим...
"Две составляющие: работник, который полон желания как можно лучше выполнять свои обязанности, и система, обеспечивающая ему постоянный рост мастерства, - и есть залог успешной работы. Мы делаем все, чтобы такая "комбинация" стала для нас повсеместной", - рассуждает Шафранский.
Надо сказать, ЮКОС, как, пожалуй, ни одна другая отечественная нефтяная компания, уделяет огромное внимание образовательным программам для своих работников. На соседнем Куйбышевском НПЗ уже организовали компьютерный класс, на Новокуйбышевский НПЗ компьютеры на подходе. Собираются купить дорогие западные программы, которые позволяют моделировать все аварийные ситуации.
Но все же в критических ситуациях решающим остается человеческий фактор. И чтобы фактор этот проявился в полную силу, одной системы обучения, даже очень дорогой, мало. Главное, каждый работник компании должен чувствовать себя членом одной семьи, быть уверенным, что с ним разделят не только его радости, но и беды. Сопричастность общему делу, вероятно, и есть то самое объединяющее начало для десятков тысяч рабочих разбросанных по всей стране предприятий ЮКОСа.
...У меня все время вертелся на языке вопрос: "А не страшно было?" Ведь работали люди все равно что на горящей пороховой бочке. Но я не рискнул его задать Мамлютову. В конце концов спросил самого младшего участника событий - оператора вакуумного блока двадцатидвухлетнего Дмитрия Мамлютова, для которого эта авария стала первой в жизни.
- Нет, - ответил он так спокойно, что не поверить было просто нельзя. - Я же не один там был - вся бригада работала.


Гость 31 Мая 2015, 15:14
Наши люди - вот главное богатство России!!!
Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников