23 июня 2017г.
МОСКВА 
15...17°C
ПРОБКИ
5
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.66   € 66.68
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАСПЛАТА ЗА ПОДВИГ

О подвиге советского разведчика Александра Ивановича Козлова написаны романы и документальные повести, сняты кинофильмы "Путь в "Сатурн" и "Конец "Сатурна", опубликованы многочисленные статьи, в том числе и в нашей газете. Но, как это ни парадоксально, едва ли не до последнего времени с него не была официально снята тень подозрения в предательстве, которая в недобрый час "сформировалась" в коридорах НКВД еще 55 лет назад. Лишь недавно из ФСБ в адрес Александра Ивановича пришло письмо, поставившее последнюю точку в полувековой борьбе ветерана за свое доброе имя. В нем есть такие слова: "Дорогой Александр Иванович! Невозможно переоценить вклад в Победу советских разведчиков, работавших в глубоком тылу врага. Мы с уважением относимся к Вашему подвигу и сочувствуем драматическим вехам в Вашей судьбе. Мы рады, что справедливость восторжествовала и Родина, хоть и с опозданием, смогла оценить Ваши боевые заслуги. Отныне Ваше имя занимает достойное место в истории советской контрразведки". Почему же только "отныне"? Что мешало раньше отдать дань справедливости по отношению к этому ветерану агентурной разведки?

ТРИ ГОДА В АБВЕРЕ
Осенью 41-го выпускник Калинковического пехотного училища Саша Козлов был назначен командиром взвода Московского народного ополчения. В ожесточенном бою под Смоленском ополченцы попали в окружение. Козлов сумел вывести оставшихся в живых в фашистский тыл и организовал там крупный партизанский отряд, который потом влился в партизанскую дивизию. В 1942 году Козлов с отрядом вновь попал в окружение и, контуженый, оказался в плену. Александром Ивановичем занялся абвер (военная разведка). У Козлова созрела идея начать двойную игру. Вскоре он окончил разведшколу абвера "Сатурн" и был сброшен с парашютом в тыл советских войск. Сдался первому попавшемуся офицеру, добился встречи с представителями советской разведки и рассказал им все. А через некоторое время был переброшен в фашистский тыл с заданием внедриться в "Сатурн" и передавать в Центр сведения об агентах.
Козлов сумел не просто внедриться, а дослужился до должности начальника учебной части разведцентра и звания капитана абвера, был удостоен пяти наград "За заслуги перед рейхом". Но на самом деле фактически парализовал деятельность "Сатурна", перевербовав семь агентов и своевременно сообщив о десятках других в Москву, что позволило Центру подсовывать им правдоподобную дезинформацию, которой руководство абвера до конца войны потчевало армейское командование, так ничего и не заподозрив.
В апреле 1945 года разведцентр "Сатурн", передислоцированный в город Бисмарк, оказался в полосе наступления союзных войск, а Козлов в качестве немецкого офицера попал в плен к американцам. С тех пор и начались его послевоенные злоключения, длившиеся более полувека. О них Александр Иванович подробно рассказал мне во время нашей недавней встречи в Горячем Ключе, где живет и ныне.
ТРИ ГОДА В ГУЛАГЕ
- Мне крупно не повезло в том, - сказал Александр Иванович, - что моя работа разведчиком началась как раз в тот момент, когда было создано Главное управление контрразведки - СМЕРШ. И как это обычно бывает при создании чего-то нового, поначалу там были собраны не самые компетентные люди. Когда разрабатывалась операция по внедрению меня в школу "Сатурн", было допущено много ошибок. Об этом даже в учебнике истории Великой Отечественной войны написано.
Александр Иванович достал пухлый том, открыл заложенное место и прочитал: "Сотрудники госбезопасности проникли в немецкий разведывательный орган "Оберкомандер-103", осуществлявший подрывную работу на Московском направлении, и добыли данные на 127 агентов германской разведки, переброшенных в наш тыл. Следует отметить, что в работе органов госбезопасности в тылу противника имелось и много серьезных недостатков. Работа эта была начата с большим опозданием и развернулась только в 1943 году. В ряде случаев она организовалась наспех и не давала должных результатов".
- Что касается непосредственно моей операции, - продолжал Александр Иванович, - то, во-первых, не была отработана связь. Я быстро вошел в доверие к руководству школы, имел уйму нужной Центру информации, но долго не имел возможности передавать ее. Была договоренность, что забросят еще одного разведчика и он меня найдет, подойдет и назовет пароль. Все как-то очень непрофессионально, по-книжному, как в детской игре. Конечно, связного я не дождался. Пришлось перевербовывать агентов, отчаянно рисковать, ставить под срыв всю операцию, передавать с ними разведданные. И еще одно важное упущение - не были предусмотрены мои действия на случай контакта с союзными войсками. А это как раз и произошло. Школа отходила все время на запад, и в Бисмарке американцы неожиданно захватили ее. Они меня отвезли в Бельгию, в лагерь немецких военнопленных, затем во Францию. Война приближалась к концу, а я не знал, что мне делать. Сказать американцам, что я советский разведчик, не имел права без санкции. Если бы операция была хорошо продумана, я бы, конечно, не попал в такую ситуацию...
В конце концов я придумал себе легенду и рассказал ее коменданту лагеря. Попросил предоставить мне возможность встречи с моим командованием. Примерно через неделю меня отвезли в Париж и передали в нашу военную миссию. Я попросил начальника миссии генерал-майора Драгуна сообщить в Москву, что "Байкал-60" (это был мой позывной) находится у него. Вскоре из Москвы прилетел человек с Лубянки и забрал меня на родину.
После того как я написал отчет о проделанной у немцев работе, встал вопрос: что же со мной делать дальше? В конце концов командование категорически запретило оставить меня не только в органах, но и в армии. Видимо, возникло ни на чем не основанное подозрение в том, что я мог быть перевербован американской разведкой. Меня уволили на все четыре стороны с записью в личном деле о том, что пробыл три года в немецком плену и ни слова о работе в разведке.
Зима, февраль, приезжаю на родину, в Александровское. Ни кола ни двора, на работу не принимают. Состояние такое, что если бы был пистолет - застрелился бы, по-другому не хотел уходить из жизни. Еле удалось устроиться помощником лесничего. А тут военком начал бдительность проявлять: как, мол, так - ты три года был в плену, а уволен в 1946 году с должности помначштаба полка, который был расформирован еще в 1941 году? Пришлось коротко рассказать военкому, кем я был на самом деле. А вокруг меня. как я теперь понимаю, агенты госбезопасности все время крутились. Дошел до них этот разговор.
В конце мая 1949 года меня вызвали в Москву. Я обрадовался, думал - восстановят, но меня там арестовали. Полтора года шло следствие. Постановлением особого совещания (судей своих я не видел) был приговорен к трем годам за разглашение сведений, не подлежащих огласке.
... И ВСЯ ОСТАВШАЯСЯ ЖИЗНЬ
После освобождения Козлов вернулся в Александровское. Кем только не работал: и пожарником, и чернорабочим, и бетонщиком.
При Хрущеве началась первая волна реабилитации. Козлова заочно реабилитировал трибунал Московского военного округа, но справку прислали из КГБ такую, что снова три года пребывания в немецком тылу как бы выпали из биографии. Сколько ни бился Александр Иванович, так и не смог получить четких сведений о себе самом. И практически всю жизнь не имел никаких льгот, определенных государством для фронтовиков и репрессированных. О Козлове писали книги, снимали фильмы, а формально он везде значился просто бывшим военнопленным. Завистникам это даже дало повод распускать слухи, будто Козлов нанимает журналистов, сценаристов и писателей, чтобы они "внедряли в массы" легенду об агенте из "Сатурна".
Лишь в 1993 году в послевоенной судьбе Козлова начался долгожданный поворот. Работники собеса сумели добиться предоставления справки из Московского военного трибунала, где впервые официально была разъяснена суть юридической ошибки в отношения Александра Ивановича. Не могу не привести выдержку из нее: "На ваш запрос сообщаем, что Козлов Александр Иванович, 1920 г. рождения, уроженец села Александровское, по постановлению особого совещания при МГБ СССР 25 октября 1950 г. был обвинен в разглашении сведений, не подлежащих огласке (по ст. 121), и заключен в исправительно-трудовой лагерь на 3 года. Военным трибуналом Московского военного округа 30 декабря 1963 года упомянутое постановление по отношению к Козлову отменено, и дело за отсутствием состава преступления прекращено. По данному делу он полностью реабилитирован.
Военный трибунал округа обратился к председателю Комитета госбезопасности СССР с просьбой рассмотреть вопрос о представлении Козлова А.И. к награждению орденом. При возбуждении ходатайства была высказана просьба обратить внимание, что Козлов с июля 1943 года по апрель 1945 года по заданию органов безопасности находился в немецкой разведшколе, сначала преподавателем, а затем начальником учебной части. Используя свое служебное положение, перевербовал 7 немецких агентов, 6 из которых прибыли по паролю, данному Козловым, в органы госбезопасности. Козловым проводилась также работа по отчислению из школы немецких агентов, которые были наиболее преданы немецкому командованию. Возвратившись в июне 1945 года в Советский Союз, Козлов представил в органы госбезопасности подробный отчет о деятельности разведшколы. Назвал 57 агентов и 29 официальных сотрудников школы. В дальнейшем, проживая в Ставропольском крае, оказывал помощь органам госбезопасности. Им было опознано 12 немецких агентов".
Эта справка во многом изменила жизнь Козлова. Он начал получать льготы, пришло официальное признание. А после упоминавшегося письма из ФСБ сняты даже мельчайшие поводы для завистников и недоброжелателей упрекнуть его в чем-либо.
Да вот только очень уж поздно восторжествовала справедливость. Не дожила до этого часа супруга ветерана Марфа Васильевна, делившая с ним все тяготы сложной судьбы. А у самого Александра Ивановича недавно случился инсульт - переживания дали о себе знать. Но несгибаемый ветеран не падает духом: много ходит пешком, все, что нужно, делает по дому. И несмотря на то, что журналисты ему уже крепко поднадоели, не один час кряду давал интервью корреспонденту газеты "Труд", которую выписывает почти полвека.
Крепкого здоровья, Александр Иванович!


Loading...





Три года назад Крым вошел в состав России. Какие чувства у вас по этому поводу?