06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ ХРАМА

Есть в старинном Переславле-Залесском Никольский женский монастырь. Еще несколько лет назад были здесь развалины. И вот в середине девяностых затеплилась в Никольском жизнь: стали возвращаться послушницы, открылся приют для девочек. Потихоньку стали оживать и храм, и кельи. Над восстановлением святыни работает и Вячеслав Николаевич ИЖИКОВ, награжденный орденом преподобного Сергия Радонежского за восстановление святынь переславской земли. Несколько лет назад был он главным архитектором этого одного из красивейших городов Золотого кольца, много и успешно проектировал. Но случилась тяжелая болезнь, приковавшая к инвалидному креслу. Однако он и ныне работает над главным храмом Никольского женского монастыря - собором святителя Николая Чудотворца.

- Почему именно Никольский собор, Вячеслав Николаевич?
- В середине девяностых владыка Анатолий стал открывать переславские монастыри - Никитский, Даниловский, наконец, Никольский. Раньше на месте Никольского монастыря были торговые склады, развалины, потом детская вспомогательная школа, которая, разорившись, превратила это место в свалку. Но, слава Богу, вернулись люди, творится молитва - все возвращается на круги своя...
- Не могу не спросить: ведь не на средства же города ведется столь мощное строительство?
- Нет, конечно. Бог послал нам человека, который дает деньги. Кстати, приют для девочек тоже он построил.
- Имя его держится в тайне?
- Вовсе нет - это Тырышкин Виктор Иванович, генеральный директор одного из подмосковных строительных предприятий. Один из приделов Никольского собора будет освящен в честь его небесного покровителя... Он же финансирует реставрационные работы в монастыре, воссоздание иконостаса и киота в Благовещенской церкви.
- В каком статусе работаете здесь вы, Вячеслав Николаевич?
- В статусе инвалида. А если серьезно, то настоятельница монастыря - матушка Евстолия сначала пригласила ходить на службы, потом обратилась с просьбой "поправить" Благовещенский храм - там по моему проекту восстановили кресты, барабаны, главы. После восстановления пятиглавия Благовещенского храма здесь развернулись серьезные строительные и реставрационные работы: появилась хорошая ограда, звонницы, кельи, даже построен корпус детского приюта. И вот теперь для завершения прекрасного облика монастыря строится Никольский собор.
- Скажите, а как вообще возникает храм? Архитектор "видит" его в своем воображении или есть чертежи, старые планы?
- В архитектуре, как и в любом творчестве, есть и то, и другое. Да, у меня были фотографии старого собора XVIII века. Из описаний монастыря известно, что Никольский собор закладывался еще в XVII веке, но построили его только в XVIII веке, когда по воле Петра в архитектуре главенствовали западноевропейские формы. Если вы знаете, в это время всякое каменное строительство храмов вообще было прекращено везде, кроме Петербурга. А Никольский собор начал строиться во время петровских запретов и представлял собой приходской храм, по форме напоминающий европейскую базилику. В 30-е годы его взорвали.
- Что же сохранилось к середине девяностых?
- Практически ничего. Лишь части основания западного крыльца собора, несколько камней из фундамента. Пожалуй, и все.
- Получается, пришлось не восстанавливать, а строить храм заново?
- Конечно. Единственное, к чему мы привязывались, это к алтарям. Как человеку дается ангел-хранитель, так и престолу, когда он освящается, дается свой ангел хранитель. И даже если престола уже нет, ангел остается...
Я начал размерять собор в 96-м году - в год тысячелетия строительства первого каменного храма - Успенского собора в Киеве. Когда Богородица благословляла греческих мастеров на это строительство, она дала его пропорции: 20:30:50. (Что зафиксировано в Киево-Печерском Патерике). Эти цифры - 2-3-5 - начало так называемого ряда Фибоначи, в котором каждое последующее число получается из суммы двух предыдущих. Чем дальше по этому ряду, тем ближе отношение двух рядом расположенных цифр к золотому сечению. Строя любой храм, архитектор стремится к золотому сечению.
Я размерял храм, пользуясь сакральными числами (сакральное число -7). Итак, ширина получилась семь греческих саженей, семь саженей до карниза, шестнадцать саженей до креста (1+6=7).
- Интересно, вы шли от идеи или от законов архитектуры?
- От идеи. Она же - и закон, потому что по-другому просто ничего не размеряется. В прошлом году мы выполняли проект реставрации храма XVII века в Чеховском районе Московской области. И там, представьте, было то же: 7 саженей ширина, 7 аршинов до карниза, 7 саженей длина. Это еще раз убедило меня, что я на верном пути.
- Вы сомневались? Почему?
- Может, потому, что уже несколько лет прикован к этому креслу. У меня была опухоль, ее неудачно прооперировали, и случился паралич нижних конечностей. Мне всем городом собирали деньги на лечение в Германии, где я познакомился с прекрасным врачом - вот видите, коробка - это он до сих пор мне присылает необходимые лекарства и приспособления...
- Состояние улучшается?
- Слава Богу, не ухудшается. Я ведь долгое время чертил в кровати, даже в кресло пересесть не мог.
- Известно, что нет на земле двух одинаковых церквей. Когда проектируете, вы учитываете, что новый храм не должен повторить ничего того, что уже было?
- Безусловно. В связи с этим был даже небольшой конфликт, когда меня просили повторить уже использованные проекты. Никогда этого не делал и не буду.
-Одна из последних ваших работ - великолепная часовня на краю города. Настолько прекрасная, что ее, действительно, хочется повторить... Я слышала, московские архитекторы просили вас построить такую же в Шереметьево?
- Не совсем так. На Рождественской выставке при Патриархии были и мои проекты. Руководители подмосковной фирмы заинтересовались двумя: часовней, о которой вы говорите, и проектом храма Воскресения Христова в городе Дзержинске Нижегородской области. Скорее всего, они остановятся на последнем храме - он лучше вписывается в стиль и ландшафт Подмосковья.
- Архитектор - как поэт, музыкант, художник - всегда творец. А значит, стремится создать что-то новое. Раздольно мастеру, который проектирует коттедж или, скажем, детский сад. Но - храм? Существуют ли пределы творческой фантазии?
- Обязательно. Они заложены в канонах Православия. Основа проекта храма - это идея, символика, метрика, принцип золотого сечения. Пределы, говорите? Они, конечно, есть - и известны настоящему храмовому архитектору. Нельзя бесконечно искажать форму - уходит и искажается содержание. В Православии форма связана с содержанием, все элементы храма символичны. Ведь символы - это знаки соединения этого мира с потусторонним. Нельзя их попирать. Но это вовсе не означает, что архитектор "зажат" строгими рамками. Всегда остается поле для творчества.
- А что в архитектуре наиболее близко вам? Чем любуетесь?
- Часто смотрю на храм Василия Блаженного, на церковь Вознесения в Коломенском - на картинках, понятно. Но самый замечательный, по моему разумению, наш переславский Спасо-Преображенский собор, построенный еще в XII веке.
- А мне кажется, большой собор подавляет человека. Вот вы, когда придумываете свои церкви, заботитесь ли о том, чтобы было там хорошо обычному грешному человеку?
- Я все время об этом думаю, а когда проектирую, нахожусь как бы внутри храма. Я чувствую ответственность свою - ведь, строя храм, в конце концов закладываешь основу будущей духовной жизни.
-Скажите, Вячеслав Николаевич, а у вас есть мечта?
- Создать такой храм, в какой захотелось бы войти многим людям - и они бы туда вошли с благоговением. А дети наши привели бы в тот храм наших внуков.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников