07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЕКСАНДР ТОРШИН: КТО ЗАКАЗЧИКИ БЕСЛАНА?

Амелина Яна
Опубликовано 01:01 19 Апреля 2005г.
Заместитель председателя Совета Федерации, председатель парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств теракта в городе Беслан (1-3 сентября 2004 года) Александр Торшин рассказывает о том, что удалось выяснить за прошедшие полгода о страшной трагедии, и о своем видении ситуации на Северном Кавказе.

- В чем состоит повседневный труд членов комиссии?
- На каждом заседании мы часами беседуем с приглашенными, среди которых есть и высокопоставленные должностные лица. Продолжаем кропотливую работу над самим докладом.
Казалось бы, все уже собрали. А тут - спецоперация по ликвидации Абу-Дзейта. Найден важный материал, в том числе две видеокассеты, на которых пропагандистский фильм о деятельности моджахедов. Среди террористов - Масхадов. Для того чтобы обработать все эти материалы, нужно время. Поступило сообщение о ликвидации Масхадова. Есть четкая договоренность с ФСБ о том, что нам передадут из его компьютеров все то, что касается Беслана. Но на это нужно тоже время.
Есть свидетельство единственного оставшегося в живых террориста Нур-Паши Кулаева. По его словам, Полковник (Хучбаров) объяснил им, что Беслан - приказ Масхадова - Басаева. У комиссии есть все основания считать, что именно они были организаторами теракта.
- Вы установили подлинность письма Басаева?
- Окончательного заключения графологической экспертизы пока нет. Это дело долгое, особенно в отсутствие подозреваемого.
С организаторами все более или менее ясно. Найти бы заказчиков...
- Есть предположения - кто они?
- Не будем фантазировать. Все тайное рано или поздно становится явным, и мы их обязательно найдем. Но то, что заказчики не Масхадов с Басаевым, - это точно. Давайте подождем результатов обработки архивов Абу-Дзейта и Масхадова. Есть в мире силы, которым выгодно разжечь новую кавказскую войну.
Бесланский теракт - многовекторный и многоцелевой. Например, боевики добились того, что отношения между Северной Осетией и Ингушетией, мягко говоря, не потеплели. Они учли все уроки "Норд-Оста" - повыбивали стекла, взяли с собой противогазы, никаких переговоров не вели, а сразу стали убивать, сковав деятельность наших спецслужб.
- Дети-заложники говорили о том, что у террористов были пособники вне школы, с которыми они связывались по мобильникам. Подтвердились ли эти сведения?
- Мы работаем с этой информацией. Я бы не хотел ничего говорить на эту тему, поскольку идут оперативно-розыскные мероприятия. Все звонки были зафиксированы, и в результате сканирования эфира удалось задержать несколько подозреваемых в пособничестве террористам.
- Что еще, кроме постоянного поступления новой информации, замедляет работу вашей комиссии?
- Перестраховываемся по двадцать раз. Взять, например, экспертизы - каждую из них надо проводить очень тщательно. Возможность ошибок должна быть просто исключена. Мы имеем собственный горький опыт. Когда шло опознание погибших, одной матери предъявили тело мальчика. Она опознала своего сына, а потом выяснилось, что ошиблась. Это повлекло за собой такие тяжелейшие по психологическому восприятию вещи, как эксгумация, повторная экспертиза и захоронение. Хочется поклониться жителям Северной Осетии за то, что они мужественно это пережили. После этого по настоянию комиссии все тела детей прошли генетическую экспертизу.
Пожаротехническая, взрывоэкспертизы требуют такого же тщательного отношения. Вопрос, который мучает комиссию, - почему 3 сентября в 13.05 в школе произошел взрыв? - остался открытым. Пока не соберем полную доказательную базу, мы не поставим в этом вопросе точку.
- Окончательно ли определено число жертв теракта?
- В списке погибших сейчас 330 человек, включая 10 спецназовцев.
- В первые дни после трагедии много говорили о том, что некоторые заложники бесследно исчезли.
- Количество заявлений о пропавших без вести и количество тел совпали.
- Сколько было террористов? Есть ли основания полагать, что кто-то из них ускользнул?
- Мы два с половиной часа беседовали с Нур-Пашой Кулаевым. Это был очень тяжелый разговор. Ему 24 года, человек в здравом уме. По его словам, боевиков было 32, и он всех опознал. То есть узнал в лицо. По именам Кулаев знал только пятерых.
Сейчас - скажу осторожно - опознано 17 террористов. Восемнадцатый опознан на 90%, по остальным идет работа. Но надо быть готовым к тому, что некоторых из них мы не опознаем никогда. В ряде случаев у нас есть основания полагать, что родственники опознали убитых, но не сознаются. Кровная месть...
Что касается количества боевиков, мы оставляем за собой право сомневаться. Есть факты, которые наводят на мысль о том, что их могло быть больше. Например, каким образом могла появиться у американских журналистов кассета с записью переговоров Руслана Аушева с бандитами? Кулаев подтвердил, что съемку вел один из боевиков. Никто из опрошенных нами бесланцев не подтверждает версию о том, что кассета была передана американцам бесланскими подростками.
- Оказывает ли кто-нибудь давление на комиссию?
- На нас никто не оказывает давления, разве что некоторые представители СМИ. Мне часто говорят: комиссия должна сказать правду, признать, что власть виновата. Но для того чтобы признать вину власти, создавать комиссии не надо! 330 трупов, из которых большинство дети, - красноречивое доказательство вины власти. Установить степень вины конкретных лиц - работа суда. А вот понять, почему эта трагедия могла произойти, что было сделано не так или не сделано вовсе для предупреждения терактов, и что нужно сделать, чтобы это никогда не повторилось, - задача комиссии!
- Какова сейчас обстановка в Северной Осетии? Есть ли вероятность возобновления осетино-ингушского конфликта?
- Осетины ведут себя очень мужественно. Сколько в прессе раздувалось, что на сороковины там пойдут стенка на стенку? Разве у осетин не было соблазна посчитаться с соседями?..
На Северном Кавказе сейчас неспокойно. Мы столкнулись с ситуацией, которая выходит за пределы бесланской трагедии. Раздражение, существующее по обе стороны осетино-ингушской границы, - не вымысел. В Осетии очень непопулярна мысль о том, что преступники не имеют национальности.
- Каким вы видите решение осетино-ингушской проблемы?
- Ясно одно: на этом направлении надо работать сегодня и создавать условия для решения проблемы. Нужна грамотная национальная политика и программа национального примирения и нормализации отношений. Парламент Ингушетии недавно принял официальный документ, возвращающий к проблеме Пригородного района. Хотелось бы обратить внимание полпреда президента в ЮФО: по Конституции Ингушетия - республика, а она сегодня существует без границ.
- Это пока только планы или есть реальные программы?
- Федеральная программа "Юг" толком не работает. Надо заниматься реальным планированием под реальное обеспечение - и начать наконец спрашивать с чиновников. А то у нас все очень просто: завалил дело, уволился, ушел работать в коммерческую структуру...
Реальной эффективной политики на Северном Кавказе у нас нет. Желание всем руководить из Москвы - порочно. Надо принимать общие рамочные законы, а детализирующие законы принимать уже в субъектах Федерации.
- Способствует ли решению проблем действующее законодательство?
- К законодательной базе - огромное количество вопросов. Масса претензий к тому, что в первые часы захвата школы не было никакой системной работы правоохранительных органов. Читаем Закон о борьбе с терроризмом. Там написано, что всеми захватами заложников, при которых выдвигаются политические требования, занимается ФСБ, а захватами с корыстными целями - МВД. А если не выдвигается никаких требований - тогда кто?
- В чем, на ваш взгляд, главный урок Беслана для России?
- Вся эта трагическая история вскрыла много проблем. Однако мало кто задумывается над тем, что по большому счету глубинная причина многих из них - отсутствие в нашем сознании национальной идеи.
Разговаривая с арестованным Нур-Пашой Кулаевым, я четко понимаю, что у него есть цель в жизни. А вот у солдат, поставленных в оцепление, цель была - уцелеть. Поэтому и героизм там проявили "Альфа" да местные жители.
У нас нет сейчас полного понимания того, какую страну мы строим. Я вижу цель работы комиссии и подготовки итогового доклада не только в том, чтобы показать прорехи действующего законодательства и подготовки спецслужб. Этот документ должен в известной мере служить объединению нации.
- Что в материалах, собранных комиссией, поразило вас больше всего?
- На той кассете, что попала к нам от американцев, Хучбаров поворачивается к снимающему его боевику и смеется счастливым смехом. И, пожалуй, из всех шестидесяти с лишним кассет - это самый страшный для меня кадр.
Образ жизни, образ мышления этих людей таков, что смерть для них - не трагедия. Они настолько уверены в себе, в своей правоте, что справиться с ними очень сложно. Можно иметь самую лучшую аппаратуру и вооружение, мобилизовать лучших милиционеров и спецслужбы, но пока не победим террористов морально - мы будем слабее.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников