11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕФТЬ, ГАЗ И ПОЛИТИКА

Лепский Юрий
Опубликовано 01:01 19 Мая 2000г.

- Как человек, достаточно осведомленный, что вы скажете о недавнем конфликте между ОАО

- Как человек, достаточно осведомленный, что вы скажете о недавнем конфликте между ОАО "Газпром" и РАО "ЕЭС России"? Кто тут прав и кто виноват, с вашей точки зрения? Что стоит за этим конфликтом - экономические проблемы или очередная политическая интрига?
- Экономические проблемы я готов обсуждать, а вот что касается политических интриг... Что вы имеете в виду, когда упоминаете об интригах?
- Ну ходили слухи, например, что очередной "накат" на Газпром означает, будто руководство кремлевской администрации не оставляет надежды добиться чуть ли не отставки Рема Вяхирева.
- Если это так на самом деле, то большей некомпетентности придумать просто невозможно...
- Вы полагаете, что Вяхирев - фигура идеальная?
- Не в том даже дело. Недопустимо, когда экономические, национальные интересы страны могут быть принесены в жертву чьим-то личным амбициям. Ведь любому компетентному человеку сегодня абсолютно ясно: юридически позиции Вяхирева настолько сильны, что сместить его, проявив, как у нас говорят, "политическую волю", и при этом не нанести урона Газпрому, ТЭКу и стране просто невозможно. И если карьерные или какие-то другие соображения, связанные с личными амбициями, для кого-то могут быть дороже интересов российской экономики - то это, мягко говоря, глупость. Впрочем, я не думаю, что нынешнее руководство администрации президента можно всерьез упрекнуть в подобном. Да и сам президент, как показали последние события, никогда не допустит такого поворота. Сдается мне, что во многом все эти разговоры о "политических интригах" вокруг Газпрома и РАО "ЕЭС" - домыслы вашего брата- журналиста, чтобы жизнь скучной не казалась. Вы уж меня извините...
- Да нет, ничего... А что касается экономических причин конфликта - есть ли таковые?
- Причины есть, и очень серьезные. На мой взгляд, корень их - в существенном различии уровней развития мировой экономики и экономики российской. Ведь что получается? Мы -страна, экономический фундамент которой построен на экспорте энергоносителей - газа, нефти, продуктов первичной переработки того и другого. Почему экспорт? Почему не внутреннее потребление? Да потому что внешние цены на энергосырье на порядок выше внутренних, российских. Стало быть, продавать наши газ и нефть на экспорт пока выгоднее, чем на внутреннем рынке: это позволяет наполнять бюджет, отдавать долги зарубежным кредиторам... Сегодняшняя ситуация сложилась так, что мы, с одной стороны, не можем сократить экспорт энергоносителей, потому что это отрицательно скажется на нашей внутренней экономике. С другой - не в состоянии увеличивать добычу нефти и газа: практически все разведанные и находящиеся в обжитых зонах месторождения уже задействованы, а на разведку и освоение новых нет достаточных средств.
Стало быть, ситуация такова, что огромными усилиями в течение нескольких последних лет мы лишь поддерживаем некий уровень экспорта энергоносителей и уровень внутреннего потребления нефте- и газопродуктов.
А теперь представьте себе, что экономика России начинает постепенный подъем. Заработало машиностроение, стали оживать другие высокотехнологичные отрасли, что означает и рост потребления энергоносителей на внутреннем рынке. Добавьте сюда следствия новой оборонной доктрины, пристальное внимание президента Путина к армии...
- Каким образом решение армейских проблем России может повлиять на рынок энергоносителей?
- Ну как же... Самолеты стали подниматься в воздух, военные пилоты получают необходимую практику. А штурмовики и истребители, как вы догадываетесь, без топлива не летают. Словом, в Российских вооруженных Силах заработали моторы. И этот гигантский голодный рынок топлива во весь голос потребовал пищи...
- ...А количество топлива на внутреннем рынке не может быть увеличено в соответствии с потребностями экономики.
- Верно. Поскольку мы не можем пока "перебросить" газ и нефть с экспортного рынка на внутренний, потому что экспорт этого сырья, как мы уже говорили, есть валютная составляющая нашего бюджета, и довольно приличная составляющая. Кроме того, Газпром, например, связан со своими зарубежными потребителями долгосрочными договорами, определяющими количество экспортного газа на много лет вперед. То же, правда в меньшей степени, и у нефтяников.
- Выходит, внутренний рынок нефти и газа оказывается на голодном пайке?
- По заявлениям руководителей ряда компаний, энергоносителей сейчас хватает. Но, на мой взгляд, угроза все же реальна.
- И это в стране с колоссальными запасами топливных ресурсов?
- Именно так. В том-то и парадокс, и основное противоречие сегодняшней экономической ситуации. Оттого-то Чубайс и грозит предприятиям веерными отключениями электричества, что в стране уже реально возник дефицит топливных ресурсов при существенном возрастании энергопотребления. Наша экономика, как выздоравливающий после долгой болезни человек, должна усиленно питаться. А хорошей, калорийной еды не хватает. По моим расчетам, такая тенденция может привести к тому, что уже в 2002 году на нашем внутреннем рынке может возникнуть серьезнейший энергетический кризис, вызванный дефицитом энергоносителей. Это обстоятельство взвинтит внутренние цены, что в конечном итоге способно парализовать экономику.
- Что же делать?
- Убежден, нужно делать как раз то, о чем говорит и Путин: усилить разумное государственное регулирование развития ТЭКа. Рычагов здесь несколько: и перераспределение финансовых потоков от экспортной выручки, и налоговые льготы, и скорейшая разработка четкой инвестиционной политики. Нефтяная и газовая отрасли сейчас остро нуждаются в инвестициях, в освоении новых месторождений, а также в более глубокой переработке сырья. Если в ближайшие два года не решим эти задачи - энергетического кризиса не избежать.
- А что вы скажете о тенденции к снижению мировых цен на нефть? Это ведь еще одна угроза нашей экономике.
- Не думаю. Российский бюджет сверстан с учетом того, что нефть будет стоить 19 долларов за баррель. По нашим прогнозам, цена не упадет ниже 20. Сегодня цена держится в пределах 25-27. Так что катастрофы не предвидится. Другое дело, что те денежные поступления, которые мы получали, когда нефть стоила более 30 долларов за баррель, - будут потеряны. Скажем прямо, деньги немалые. Их отсутствие в бюджете так или иначе скажется на финансировании некоторых социальных программ, а также военной операции в Чечне, поскольку ее финансовая поддержка производилась как раз из средств, получаемых в бюджет дополнительно, так сказать, сверх нормы.
- И каким же образом отсутствие этих средств скажется на чеченских событиях?
- На мой взгляд, это может подтолкнуть руководство страны к более интенсивным поискам возможностей политического урегулирования. Что, собственно, мы и наблюдаем в последнее время.
- Если уж мы заговорили о Чечне... Какую роль, на ваш взгляд, в этих событиях сыграла чеченская нефть: в свое время много писали о том, что борьба за обладание нефтяными ресурсами этого региона и есть основная причина конфликта?
- Нельзя исключать подобной версии. Однако могу вам сказать, что еще во времена Дудаева нефтяная отрасль Чечни была разорена, а потом и разрушена. И в таком состоянии она вряд ли могла быть для кого-то привлекательной. Другое дело, что теперь это единственная отрасль, которая при государственных инвестициях может и должна восстановить и себя, и экономику в этой республике, словом, возродить Чечню.
- Вы верите, что можно наладить и экспорт чеченской нефти, и восстановить разрушенное на доходы от этого?
- Конечно. При условии жесткого госконтроля, исключающего воровство. И мне кажется, что с приходом Путина к власти это стало возможным.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников