07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АСТАФЬЕВ, БРАТ АСТАФЬЕВА

Владимир Петрович в ожидании гостей накрыл стол: расставил нарядные чашки, вазочки с печеньем и конфетами. Пока разговаривали, то и дело подливал чаю. Хотя предупреждали: прессу он особо не жалует, досужей болтовни не любит. Не из вредности характера - от неприязни к суете. Всю жизнь он провел на природе: река, тайга - рыбачил, охотился. Работал в геологических экспедициях, на гидробазе, ставил бакены. Научился выживать в любых условиях...

Теперь Владимир Астафьев на пенсии, но застать его в Игарке, в городской квартире, бывает трудно. Больше обитает в избушке на берегу Енисея, которую сам и построил лет 20 назад. Ворчит, что народ с тех пор сильно изменился. Раньше в охотничьей избушке тушенка, сгущенка, печенье ящиками стояли - заходи кто хочет, подкрепляйся, отдыхай. Мало ли что может случиться - у кого-то лодка перевернулась на стремнине, кто-то заплутал или просто вымотался, добираясь до обжитых мест. По неписаным таежным правилам путник может воспользоваться пристанищем и припасами. Только наглеть негоже. Нынешние же непрошеные гости сметают все подчистую, совсем не думая о тех, кто придет после них.
- Посмотришь вокруг: здесь участок реки арендован, там арендован, - печалится Владимир Петрович, - весь Енисей продан, куда ни сунься. Ловят рыбу и отправляют ее в Красноярск. Омуль, муксун, стерлядь, осетр - везут самолетами, спецрейсами. Ну а те, кто хочет продать подороже, здесь же рыбу и солят, и коптят.
Вот так же о загубленной природе переживал и Виктор Астафьев. В этом смысле братья очень похожи, хотя напрямую их связывало вроде бы немногое. Они и увиделись впервые, когда были уже взрослыми. Судьба упорно разбрасывала Астафьевых в разные стороны, щедро подкидывала обоим испытания, одного сделала известным писателем, другого простым рыбаком, но развести их не смогла. Несмотря на такую разную жизнь, редкие встречи, братья относились друг к другу очень тепло.
Семья приехала в Игарку в 1935 году. Как писал в своей автобиографии Виктор Петрович, "нас унесло в Заполярье на большие заработки". Не так давно утонула мать Виктора - Лидия Ильинична и отец привел в дом новую жену - Таисью Ивановну. Один за другим на свет стали появляться дети. Петр Павлович о семье особо не заботился - уходил в леса, вроде бы устраивался на работу, надолго пропадал. Длинным рублем, о котором мечтали, и не пахло. А 11-летний Витя превратился вовсе в обузу.
Он ушел из дома, жил где придется - в заброшенных бараках и сараях. Почти не учился - сидел в одном классе три года. Голодал, загибался от холода. Обессилившего, уже валившегося с ног, завшивленного маленького бродягу случайно заметила методист отдела образования - и его определили в Игарский интернат. Потом, много лет спустя, директор интерната Василий Иванович Соколов стал прототипом Валериана Ивановича Репнина из "Кражи". Всю жизнь Астафьев относился к нему с огромным уважением, считал главным своим воспитателем.
Здание интерната стоит в городе на улице Полярной до сих пор. В свое время его перестроили под жилой дом, а позже оно и вовсе оказалось заброшенным. Деревянный, почерневший от времени дом завален снегом по самую крышу, кажется нежилым. Однако, поднявшись на крыльцо, мы неожиданно упираемся в крепкую дверь и прочный замок. Сверху пришпилена записка, написанная аккуратным, почти каллиграфическим почерком: "Буду дома в 21". Кто тут теперь обитает?..
Виктор Петрович, наведываясь в Игарку, свой интернат очень долго не мог найти, был уверен, что он сгорел. Оказалось, город детства так изменился, что Астафьев смотрел и не узнавал. А когда его подвезли прямо к зданию, он заметил до боли знакомую завалинку и бросился к интернату, позабыв даже о палочке, на которую опирался. Именно у этой завалинки когда-то был сделан известный снимок - почти уже взрослый Виктор стоит рядом с девушками.
- Виктору Петровичу Астафьеву везло на учителей, - рассказывает экскурсовод музея в Игарской школе N 1 Аня Якимова. - Хотя директор интерната Василий Иванович Соколов, бывший белогвардеец, в педагогику попал совершенно случайно. Именно он первым помог поверить Астафьеву в себя. Он прожил в Игарке до 1952 года, работал в школе, в педучилище и даже был награжден медалью.
Еще один педагог - учитель русского языка и литературы, известный сибирский поэт Игнатий Рождественский. Он приносил на уроки новые книги, журналы и по 15 - 20 минут обязательно читал их вслух. В школе издавался рукописный журнал, ребята помещали там свои сочинения. Виктор Астафьев попробовал себя в поэзии и написал для журнала свой первый рассказ "Жив". Игнатий Дмитриевич похвалил его. Позже это сочинение было переработано в рассказ "Васюткино озеро"...
Музей писателя в школе имени Виктора Астафьева открылся год назад, все экскурсии здесь ведут ученики. Многие экспонаты - дар родственников Астафьева и близких ему людей. Ребята ездили в Красноярск, в Овсянку, виделись с женой писателя Марией Семеновной. Она подарила для музея редкие фотографии и книги с автографами. Поддерживают хорошие отношения со школьниками и игарчане - племянник Сергей Бураков, брат Владимир Астафьев. На одной из книжек рукой Виктора Петровича любовно начертано: "Володе-братану".
...Родной брат, ставший еще и литературным героем, младше писателя на 13 лет. Родился он в 180 километрах от Игарки - в Курейке. Семья тогда моталась по так называемым станкам, северным поселкам, - в поисках лучшей доли.
- У матери было шестеро детей, где ей одной их было вытянуть, - рассказывает Владимир Астафьев, - она и сдала нас в детдом. Остались Николай, он был постарше, и сестра Галя. А Толя, Лида, Тамарка и я попали в детский дом. Мне тогда было годика три. Я мать не осуждаю; сдала, зато сохранила. Кто знает, если бы по-другому, как бы все сложилось.
Владимир Петрович, щуплый, с ничем не замутненным взглядом, разводит руками и улыбается как-то застенчиво. Говорок - быстрый, словно торопится что-то сказать, чтобы поскорее замолчать. Слова летят, как камушки по воде. "Ну да, узнал себя, но маленько лишнего он приписал, - бурчит, - маленько привирает, не без этого". Историю про царь-рыбу он брату-писателю сам рассказал. Говорит, на самом деле все так и было, тут претензий нет.
- Вообще-то мы нечасто общались, - вспоминает он. - Виктору Петровичу, когда в Игарку приезжал, все время было некогда. То встреча в библиотеке, то выступление в школе, то туда, то сюда. Если только в гостиницу часов в 10 - 11 ночи заскочишь, то захватишь. Но один раз я его в свою избушку привозил, он у меня там ночевал. Пока добирались, спиннинг, бедняга, потерял. Пошел по берегу цветы собирать - колокольчики там, незабудки, и спиннинг этот забыл. Пришлось мне потом за ним возвращаться. Хотя в то время спиннингом нечего было рыбачить. Таймень еще не пошел, у щуки зубы выпадали, она не клевала. Каждый год щука зубы меняет, а потом становится голодная, как собака, - вот тут только забрасывай. Короче говоря, походил он, подергал на интерес. Поймал сорожек и окуня небольшого - ухи наварил. А я сеть проверил - у меня стерлядка попалась. Я ее ему подарил, он был так доволен!..


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников