11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОЛИМПИЙСКАЯ МЕДАЛЬ ИЛИ ЖИЗНЬ

Имя эстонского велогонщика Ааво Пиккууса в 1970 - 1980-х годах было на слуху у любителей спорта Советского Союза. Он завоевал практически все возможные титулы. В командных гонках на 100 километров стал олимпийским чемпионом в 1976 году и чемпионом мира в 1977-м. Победил на велогонке мира в 1977 году в личном зачете, в 1975, 1977, 1978 и 1979 годах выигрывал командную в составе сборной СССР. Словом, жил Ааво и не думал, что придет час, когда ему, 53-летнему, придется продавать самую дорогую спортивную реликвию - золотую олимпийскую медаль. У всемирно известного гонщика сегодня нет денег даже на лекарства.

Для выяснения ситуации корреспондент "Труда" отыскал олимпийского чемпиона в его родном Тарту.
- Первый шаг к продаже медали уже сделан, - рассказал "Труду" Ааво ПИККУУС. - Я забрал награду из Эстонского музея спорта и заложил. А вскоре моему примеру последовал знаменитый конькобежец Антс Антсон, олимпийский чемпион 1964 года. Но если 68-летний Антсон устал от денежных проблем и хочет просто жить более достойно в материальном плане, то у меня ситуация намного хуже. Мне уже сделали две операции по удалению раковой опухоли. И дорогостоящее лечение надо продолжать.
- Ваше заболевание, как рассказали ветераны-гонщики, с которыми вы отстаивали честь сборной СССР, не исключено, во многом связано с тем, что Пиккуус был самым рисковым человеком в той команде. Победные финишные рывки у вас чередовались со страшными падениями на крутых поворотах и на скоростных спусках...
- Не знаю ни одного велосипедиста, который добился хотя бы норматива мастера спорта, осторожничая на больших скоростях. Все в нашей сборной были рисковыми. Сейчас, спустя четверть века, никакой врач не скажет, что именно стало причиной моей нынешней болезни. Большой спорт - это нечто противоположное физкультуре. Например, на чемпионате мира в Венесуэле на стокилометровой командной гонке температура воздуха была 43 градуса в тени. Тепловые удары выбили многих. Мои ноги сводила судорога. Боролся с ними просто - на ходу втыкал под кожу булавку. Кровь текла по ногам, и за несколько километров до финиша я потерял сознание. Но удивительное дело: на автомате все равно продолжал крутить педали. Знаете, как пьяницу ноги иногда доводят до дома без помощи головы? Иначе нельзя было, ведь время засекалось по третьему гонщику из четверки. Очнувшись, узнал, что мы не только выиграли, но и "привезли" серебряным призерам две минуты. Но такие чудеса для здоровья бесследно, наверное, не проходят.
- Что у вас сейчас с лечением?
- Для того чтобы остаться в живых, необходимы ежемесячные инъекции дорогостоящего препарата. Один укол стоит 1100 евро. В 2003 году я получил премию от государства за все свои спортивные достижения - около 20 тысяч долларов. Но ее постепенно съели лекарства... И тогда я решился забрать медаль из музея и заложить ее.
- Но сегодня, например, чемпион мира биатлонист Николай Кругов горько жалеет, что ему не удается выкупить золотые олимпийские медали, когда-то проданные его отцом.
- Мне медаль досталась тяжело, но на нее последняя надежда. Ведь еще детей поднимать надо. Старшая дочь Пирио - двукратная чемпионка Эстонии по гребле - уже закончила выступления. Работает в системе соцобеспечения. Зарплата у нее небольшая. А другие дочки - Прит и Патриция - студентки. Младшей, помимо всего прочего, еще приходится снимать жилье в чужом городе. Сыну Ааво всего 14 лет, а это у пацанов самый сложный возраст. Да и у моей жены тоже не самая денежная профессия - воспитатель в детском саду. Я после ухода из велоспорта и из авторалли работал в спортшколе детским тренером. Мне там очень нравилось, но из-за болезни пришлось это дело бросить. Как олимпийскому чемпиону мне государство выплачивает пенсию пять тысяч крон в месяц, то есть 350 долларов. Ее должны вдвое увеличить по достижении пенсионного возраста, а он в Эстонии установлен в 63 года. Так что осталось ждать 10 лет. Но вот дождусь ли? А по части олимпийской награды мне повезло больше, чем Круглову-старшему. Моя золотая медаль уже заложена и досталась не какому-то неизвестному коллекционеру или перекупщику, а достойному человеку, которого порекомендовала другая олимпийская чемпионка по велоспорту - Эрика Салумяэ. Известный в Эстонии адвокат Виктор Каазик одолжил мне определенную сумму для лечения. Брать деньги просто так, без гарантии их вернуть, мне совесть не позволила. Но есть уговор: в отличие от того же Круглова я, если появятся средства, смогу получить медаль обратно.
- А насколько соответствуют истине слухи, что вы готовы умереть ради того, чтобы правительство обратило внимание на тяжело больных людей?
- Я действительно сказал такую фразу под впечатлением от смерти Марге Валдман - известной общественной деятельницы. Ей также не хватало денег на лекарства, необходимые для поддержания жизни. Наша страна маленькая, но я знаю еще несколько человек в Эстонии, которым, как и мне, необходимы дорогостоящие инъекции. В разговоре с одним журналистом я сказал: "Если моя жизнь понадобится ради того, чтобы министерство здравоохранения обеспечивало всех нуждающихся бесплатными лекарствами первой необходимости, то готов на это". И я не отрекаюсь от своих слов.
- С кем-то в России поддерживаете отношения?
- Раньше часто приезжал в вашу страну. Но болезнь обрубила многие связи. Сейчас в основном дружу и с "эстонскими" русскими. Двукратная олимпийская чемпионка Кристина Шмигун стала одной из главных героинь Эстонии, но ведь Толик Шмигун, ее отец и тренер, - коренной уральский мужик! Мы с ним вместе работали в тартусской ДЮСШ, прекрасно ладили. И сейчас с радостью встречаемся. И я искренне рад за Кристину и ее российских подруг-соперниц, что благодаря своему таланту они сейчас могут обеспечить себе достойную старость.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников