08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БИТВА ЗА МЕДЬ: ИМЕТЬ ИЛИ НЕ ИМЕТЬ

Комаров Вячеслав
Опубликовано 01:01 19 Июня 2001г.
Города, как люди, - у каждого свое лицо. Карабаш не исключение. И как многие его собратья, он разделил с ними все беды и победы России. Последних, правда, значительно больше. Здесь находится Карабашский медеплавильный комбинат (КМК) - старейшее предприятие отрасли. В прошлом году карабашские металлурги отметили 90-летие со дня выплавки первой тонны черновой меди.Однако сегодня, к сожалению, приходится константировать, что на КМК давно уже прекратили выпускать черновую медь. В этом его полноправным преемником стало ЗАО "Карабашмедь" - предприятие, возникшее "по соседству" с комбинатом. Молодой коллектив из месяца в месяц наращивает объемы производства и в скором времени начнет выпускать такое количество черновой меди, какое выплавляло предприятие-ветеран в свои лучшие годы. И вот неожиданно над ЗАО появились черные тучи. Назревает большой скандал - очередной передел собственности. О своих правах заявили руководители КМК. Впрочем, обо всем по порядку.

Самая большая проблема города - местное медеплавильное производство. Оно же и самое большое богатство. Нет здесь другой сферы приложения сил, где люди могли бы получать достойную зарплату. Но и урон природе, а также здоровью карабашцев КМК нанес такой, что его последствия будут ощущаться годами. 60 тысяч тонн серы в год выбрасывает из своих труб это "чудо" медеплавильной промышленности, на котором стоит оборудование со дня основания. Карабаш даже аттестовывался на получение статуса "района экологического бедствия". Но таковым его не признали. Признать - значит закрыть комбинат. А где тогда работать горожанам? Когда закрыли шахту, строительное управление и остановилась швейная фабрика, безработица достигала 19 процентов. А тут - градообразующее предприятие! Хватит и того, что по сравнению с 1947 годом население Карабаша уменьшилось с 53 тысяч человек до 16,2 тысячи. Из них половина - пенсионеры.
Попытки перепрофилировать комбинат предпринимались неоднократно. Последняя датируется 1990 годом. Надеялись на лучшее. Однако к 1991 году для дальнейшей реконструкции предприятия уже не хватало ни средств, ни времени - все покатилось под гору.
До 1998 года было семь попыток акционировать КМК. Но как только потенциальный инвестор вникал в суть проблемы, то бежал от комбината как черт от ладана: фактически надо было строить все заново. И неизвестно, чем бы все кончилось, если бы на него не обратил внимание и не взял под свою опеку Кыштымский медеэлектролитный завод (КМЭЗ), который находится всего в полусотне верст от Карабаша.
МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ
КМЭЗ входит в десятку лучших мировых предприятий данного профиля. Когда в России наступила эпоха экономического хаоса и повсеместного воровства, здесь за десять лет, начиная с 1987 года, была проведена полная модернизация оборудования. Фактически большая часть прибыли завода шла на обновление основных фондов. Кыштымские металлурги не ходили с шапкой по кругу, а надеялись только на себя и подняли культуру производства на такую высоту, какой здесь никогда не бывало. А количество наград и призов, завоеванных кыштымцами, трудно перечислить. КМЭЗ получил правительственную премию за качество выпускаемой продукции по итогам 2000 года.
Конечно, на заводе внимательно присматривались к своему давнишнему партнеру - КМК, видели в каком состоянии он находится, но поднять сразу две стройплощадки кыштымцам было не по силам. В начале 90-х КМЭЗ даже пригласил в партнеры такого "монстра" медной промышленности, как компанию "Уралэлектромедь", но та не заинтересовалась этим предложением. Да и на заводе возникала масса проблем. Главная - отсутствие черновой меди. Так уж сложилось исторически, что большинство медеплавильных предприятий России сконцентрировались в Свердловской области. Администрация региона наложила запрет на вывоз черновой меди со своей территории. КМЭЗ оказался на голодном пайке. Правда, спустя некоторое время это решение было отменено, но трудности остались.
Оказавшись между молотом и наковальней, руководство завода дерзнуло реанимировать умирающий КМК, и в январе 1998 года его акционировало. Тогда-то и было образовано ЗАО "Карабашмедь", где 75,5 процента акций принадлежат КМЭЗу. Еще 14,45 процента достались КМК.
Губернатор Челябинской области Петр Сумин пошел навстречу новым собственникам, но при этом поставил жесткое условие: за два года "Карабашмедь" должна решить экологическую проблему города. В последствии Петр Иванович неоднократно бывал в Карабаше и всячески поддерживал молодой коллектив. Однако главное так и не было выполнено - дефолт 98-го съел все средства, которые должны были пойти на реконструкцию предприятия. Отказались от своих обещаний и потенциальные инвесторы.
Два года назад мне пришлось побывать на "Карабашмеди", и, честно говоря, предприятие особого восторга не вызвало. На территории грязь, лужи. Дым валил не только из труб, но из ворот медеплавильного цеха. Остов обогатительной фабрики выглядел декорацией для съемок фильма ужасов. По периметру забора копошились "партизаны" - искатели лома цветных металлов... Слова генерального директора Александра Вольхина о том, что "Карабашмедь" достигнет такой же высокой культуры производства, как и КМЭЗ, я тогда воспринял с сомнением.
Тем не менее форс-мажорное обстоятельство - дефолт - сдвинуло сроки реконструкции, но не вынудило отказаться от намеченного. Здесь прекрасно понимали, что от того, насколько быстро "Карабашмедь" заработает в полную силу, зависят судьбы самого предприятия, КМЭЗа и города. Новому руководству был выдан кредит доверия как со стороны карабашцев, так и основного учредителя ЗАО.
Что же сделано за последние два года? Подъезжая к Карабашу, опять видишь безумно дымящиеся трубы, горы отвалов, руины производственных помещений бывшего комбината. Неужели все осталось по-прежнему? Однако первое впечатление начинает быстро меняться уже перед въездом на территорию предприятия. Возле свежевыкрашенных ворот - строгая охрана, заасфальтирована территория, радуют глаз декоративные решетки газонов и бьющие струи фонтанов. Совершенно по-новому смотрится некогда мрачное здание электромеханического цеха. Поднят флаг предприятия. Да и улыбки на лицах металлургов многого стоят.
На предприятии во всю кипит работа. Проложены новые инженерные коммуникации, строятся административно-бытовые здания, раньше срока сдана в эксплуатацию кислородная станция.
Кислородная станция... Эка невидаль, сколько их стоит на Руси. Но такая - первая: это же сущий дворец! Ее оборудование обошлось заказчику в шесть миллионов долларов, зато в помещении можно ходить в домашних тапочках, а процесс получения кислорода настолько автоматизирован, что не требует участия человека. Оператору остается контролировать лишь показания приборов и вводить в компьютер необходимые составляющие. Более того, за работой станции, не выходя из кабинетов, могут наблюдать сами проектировщики - специалисты немецкой фирмы "Lihde AG".
Пуск кислородной станции позволит "Карабашмеди" поднять объемы производства на 30 процентов, а затраченные на ее строительство средства окупятся максимум через полтора года. Такого эффекта здесь не ожидал никто. И если в прошлом году на предприятии выплавили 37 тысяч тонн черновой меди, а контрольная цифра нынешнего подошла к 46 тысячам, то, на мой взгляд, и этот показатель будет превзойден.
- Сдача в действие столь важного объекта закрыла первый этап строительства "Комплекса по утилизации серы с технологическими газами медеплавильного производства", - рассказывает исполнительный директор "Карабашмеди" Александр Касьянов. - К осени мы должны смонтировать оборудование по мокрой очистке газа и внедрить технологию оборотного цикла водоснабжения. В ней предусмотрено специальное отделение по фильтрации промышленных стоков и сбору солей тяжелых цветных металлов. Третьим этапом возведения комплекса будет окончательная очистка газа от серы и попутное производство высококачественной серной кислоты. Срок исполнения - вторая половина 2002 года.
- Насколько сократятся выбросы в атмосферу после окончания строительства комплекса? - интересуюсь я у Александра Алексеевича.
- А их и не будет, - отвечает он. - Иначе зачем было огород городить? Все в пределах допустимых концентраций. Снесем лишние трубы, но построим еще одну - главную. И пыли над ней будет не больше, чем у вас в комнате.
- Это реально?
Выдержав некоторую паузу, директор ответил:
- Реально. Только бы нам не мешали работать.
В действительности "Карабашмедь" ведет не реконструкцию бывшего комбината, а строительство нового, оснащенного передовыми технологиями и современным оборудованием медеплавильного производства. Ведь после сдачи комплекса газоочистки наступит черед замены шахтных печей и всех морально устаревших агрегатов. Надо подчеркнуть, что строительство ведется исключительно за счет собственных средств Кыштымского медеэлектролитного завода и "Карабашмеди" в тяжелейших условиях работы основного производства.
ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ
Как уже отмечалось выше, в период образования ЗАО "Карабашмедь" одним из его акционеров стал Карабашский медеплавильный комбинат. Он внес в новую структуру в качестве вступительного взноса часть своих зданий и оборудования, оцененных в 14,45 процента акций. При этом оставил себе территорию, в четыре раза превышающую производственные площади "Карабашмеди". Так что живут эти предприятия, что называется, забор в забор.
Все эти годы КМК занимался реализацией остатков сырья и неустановленного оборудования, заготовкой лома черных металлов. Остатки сырья, переданные КМК, перерабатывались на "Карабашмеди". За это КМЭЗ расплачивался со своим акционером катодами и медной катанкой.
Жили не дружно, но особо и не сорились - все-таки деловые партнеры. И вот недавно на КМК сменился генеральный директор. Комбинат возглавил г-н Голиков - человек, представляющий интересы "Уралэлектромеди". Вскоре после его прихода начались непонятные явления. Вдруг по пустяковому поводу в середине мая экскаватор комбината блокирует технологическую дорогу "Карабашмеди", а спустя три дня его охрана закрывает проезд автотранспорту и запрещает проход рабочих через территорию КМК.
В последнем случае произошло столкновение между двумя охранными структурами. Слава Богу, до оружия дело не дошло, но факт достаточно серьезный. Создается впечатление, что команда г-на Голикова провоцирует администрацию "Карабашмеди" на ответные действия. "Не дождетесь!" - отвечают металлурги.
Если существуют нерешаемые спорные вопросы, то в цивилизованном обществе они разбираются в суде. Но в данном случае происходит по-другому. Неожиданно возникают непроверенные слухи. Согласно им оказывается, что у КМК новый хозяин - Уральская горно-металлургическая компания, которой с недавних пор якобы принадлежит контрольный пакет акций комбината. А новый хозяин создание ЗАО "Карабашмедь" вообще не признает и считает, что вся собственность КМК ему и принадлежит. Зато выясняется, что учетный реестр акционеров переведен из Челябинска в Екатеринбург, а на днях будет проведено внеочередное собрание акционеров с выборами нового совета директоров, правления, нового генерального директора ЗАО "Карабашмедь". И это несмотря на то, что заведены уголовные дела на некоторых держателей "контрольного пакета" и часть их акций находятся под арестом!
Происходит массированная, целенаправленная атака на "Карабашмедь" и КМЭЗ. Задача - парализовать работу конкурента. Для этого, оказывается, хороши все методы. Например, всевозможные комиссии. Так вдруг нагрянула с внеочередной проверкой налоговая инспекция, следом за ней - региональная комиссия из управления валютного контроля, на очереди следующая... А, как известно, любая комиссия мешает проведению основной работы предприятия, отвлекает людские ресурсы. Появились лживые публикации в прессе. К примеру, одна из местных газет обвинила "Карабашмедь" в воровстве шести тонн серебра. А когда выяснилось, что произошла "ошибочка", даже не извинилась. Накалить обстановку на "Карабашмеди" пытаются и некоторые каналы ТВ.
Не по такой ли схеме "Уралэлектромедь" завладело Качканарским ГОКом? О том событии говорилось во всех СМИ. А что толку? В итоге произошла лишь такая "рокировочка": Качканарский "Ванадий" "перешел" во владения Уральской горно-металлургической компании. Нельзя допустить, чтобы подобное произошло и на Карабаше. Ведь подмяв под себя "Карабашмедь", "новые собственники" сразу станут монополистами медеплавильного производства России, что не может не отразиться на работе КМЭЗА.
4 июня состоялся разговор между губернатором Челябинской области Петром Суминым и генеральным директором "Уралэлектромеди" и Уральской горно-металлургической компании Андреем Козицыным. На встрече также присутствовал генеральный директор КМЭЗа Александр Вольхин. Г-н Козицын пытался объяснить губернатору, что его компания действует законными методами и имеет обоснованные претензии к ЗАО "Карабашмедь", которое работает неэффективно (?!). Петр Сумин отверг этот аргумент, сказав, что не допустит грабительского подхода к промышленному потенциалу Южного Урала.
Вот что по этому поводу сообщает пресс-служба губернатора: "По мнению некоторых аналитиков, разваленный до основания Карабашский медеплавильный комбинат нужен УГМК только затем, чтобы на его оставшейся инфраструктуре парализовать ЗАО "Карабашмедь" и направить сырьевые потоки, в том числе из Башкортостана, на предприятия, подконтрольные УГМК. Это косвенно подтвердил и сам Андрей Козицын, подчеркнув на встрече, что для его компании основной проблемой является рудное сырье для выплавки меди, львиная доля которого якобы достается ЗАО "Карабашмедь".
Ситуация оказалась настолько серьезной, что полномочный представитель президента РФ в Уральском федеральном округе Петр Латышев создал специальную комиссию по изучению данного вопроса на КМК. Ее выводы лягут в основу доклада президенту России. Коллективы КМЭЗа и "Карабашмеди" считают: у них есть все основания ожидать, что решения комиссии будут в их пользу.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников