03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РИКОШЕТ

Нестерова Ольга
Опубликовано 01:01 19 Июня 2002г.

Шальная пуля не разбирает: свой или чужой, взрослый или ребенок. Но дети не воюют, жертвы среди

Шальная пуля не разбирает: свой или чужой, взрослый или ребенок. Но дети не воюют, жертвы среди них - это трагическая случайность. За две войны, как ее ни называй: наведение конституционного порядка или контртеррористическая операция, - на территории Чечни пострадали тысячи детей - и чеченских, и русских. Мы здесь не касаемся политики - роли бандитского сепаратизма, антироссийского терроризма... Но вот данные, которыми оперирует заместитель председателя правительства республики Амнат Батыжева, - с начала военных действий погибли 1312 детей до 14 лет, еще 1913 умерли от ран, а 1203 ребенка получили увечья. Сотрудники Российского детского фонда собрали досье на 71 подранка, которым они оказывают помощь по программе "Фронтовые дети Чечни". Фотографии искалеченных войной детей - безруких, безногих, слепых, прикованных к постели - самый, видимо, страшный обвинительный документ, который можно предъявить взрослым.
Вот четырехлетняя Аминат Цадаева. Она играла в песочнице возле своего дома, когда неподалеку возникла перестрелка. Неизвестно как прилетевшая пуля со смещенным центром тяжести попала малышке в ногу, прошла вверх, повредив часть органов, переломала кости и вышла через ягодицу. Даже непонятно, как хрупкий ребенок смог выжить. В шоковом состоянии ее доставили в больницу, где сделали первую операцию. Сейчас лечится в Москве, в урологическом отделении. Девочке предстоят еще десятки операций, чтобы восстановить из пластики мочевой пузырь, половые органы...
О судьбе одиннадцатилетней русской девочки Эвелины Матвеевой наша газета уже писала (25 апреля 2001 года). Пуля тяжело ранила ее в позвоночник. Четыре года она провела в республиканской клинической больнице в Москве. Осталась инвалидом.
Другая схожая судьба. Во время бомбежки Грозного снаряд попал в дом Вериговых. Раненная осколками в позвоночник, Атьяна была погребена под обрушившейся крышей. Родители откопали полуживую дочь. Год она провела в детской психоневрологической больнице. Парализована.
Девятилетних друзей Алешу Василихина и Васю Луценко родители послали за водой. Тогда в грозненских домах воду отключали, а возле 32-й школы стояла колонка. Мальчишки заняли очередь - сами стали ходить по рельсам, установленным для подъемного крана. Под рельсами было заложено взрывное устройство - оно сдетонировало. Васе раскроило голову и ногу. Позднее у него началась гангрена - ногу пришлось ампутировать. У ослепшего Алешки в глазном яблоке торчит осколок, который, по словам врачей, нельзя убрать, иначе вытечет глаз.
На этих детей-инвалидов Российский детский фонд открыл лицевые счета в Сбербанке, куда поступают средства от благотворителей. Увы, с каждым годом все меньше и меньше. Благодаря собранным деньгам, например, Тамаре Абиевой сделаны две операции в ЦИТО имени Приорова; Васе Луценко куплен компьютер. Большие суммы перечислены на приобретение жилья для семей Тимура Касаева, Славы Игламова, Эвелины Матвеевой, которых война лишила и домов. Детский фонд делает что может: договаривается о лечении и протезировании малолетних инвалидов в московских больницах, покупает им санаторные путевки, выдает материальную помощь детям, получившим увечья во время боевых действий. Но ведь программа охватывает 71 ребенка, а таких - 1203! Кто поможет остальным?
...Аймани Амирова приехала в Российский детский фонд из Грозного за помощью. Терпеливо ждет, пока ей выпишут 12 тысяч рублей на операцию сыну. Рассказывает тяжелейшую историю. Со старшей дочкой поехала на рынок, приказав трем оставшимся детям прополоть грядки. Случайный снаряд, залетевший в огород, покалечил всех троих. Десятилетней Марем оторвало пальцы на ногах, одному сыну - кисти рук, второму - девятилетнему Исе - часть предплечья. У него поврежден глаз. Теперь в семье - три инвалида. Все нуждаются в длительном лечении, операциях. О протезировании и речи нет - не на что. Дети растут без отца. Мать сбивается с ног, чтобы хотя бы прокормить, купить лекарства.
Аймани не жалуется - недоумевает: вот признали ее детей "инвалидами детства", но ведь она их родила целыми и здоровыми! Это война их искалечила. Значит, они, хотя и не воевавшие, - "инвалиды войны". Во всяком случае, подходить к этой трагедии надо по-особому. Но государственные чиновники не хотят этого признавать. Понятно, денег в бюджете негусто. А что эти дети страдают - не только от ран, но и от бедности, от отсутствия лекарств, так к этому у наших бюрократов, выходит, иммунитет. Даже беспризорников в стране сосчитать по-настоящему не умеем.
- Дети, получившие увечья в ходе военных действий, должны получать качественно иную, более высокую поддержку, - доказывает Амнат Батыжева, которая отвечает в правительстве Чеченской республики за социальный блок. - В федеральный закон следовало бы внести поправку, согласно которой признавать этих детей "инвалидами войны". И пенсия выше, и льготы: например, при поступлении в вуз, при распределении жилья, на протезирование. Хотя бы даже бесплатный проезд в транспорте - и то облегчение. Сегодня в республике каждый рубль на счету. По крайней мере у простых людей. Кроме материальной компенсации, безвинные жертвы войны получили бы и моральную.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников