06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛУКАВАЯ ЦИФИРЬ

Кисляков Анатолий
Опубликовано 01:01 19 Июня 2002г.
Любые выборы - это поле, на котором, помимо всего, воюют прогнозы и рейтинги. За ними - группы социологов и экспертов, иногда целые институты, исследующие позиции и популярность кандидатов, расклад сил в местных элитах, предпочтения и антипатии избирателей.

Выборы в Красноярском крае, начиная с памятной губернаторской кампании 1998-го, приведшей к власти генерала Лебедя, всегда привлекают самое пристальное внимание общественности. Это неудивительно: Красноярье является одним из самых больших и богатых по ресурсам регионов России. Наличие здесь интересов крупнейших финансово-промышленных групп, таких как "Русский алюминий", "Норильский никель", ЮКОС, "Альфа" и МДМ, конфликты в местной элите, экономический кризис, создающий немалый потенциал для протестного голосования, - все эти факторы неизбежно обещают, что предстоящая борьба за губернаторское кресло окажется предельно жесткой. И она уже началась.
Первые залпы предвыборной кампании - это статьи в некоторых СМИ, порочащие одних кандидатов и превозносящие достоинства других, а также публикации тех самых рейтингов. Доверчивые люди верят в то, что подобные рейтинги действительно отражают степень популярности и "проходимости" того или иного кандидата. А социологические опросы начинают плодиться как грибы после дождя именно в периоды выборных кампаний. И это объяснимо: они призваны не столько отражать, сколько формировать общественное мнение, деморализовать команды противников и поддерживать боевой дух "своих" избирателей лукавыми процентами.
Нет причин сомневаться в том, что российские, и красноярские в том числе, социологи и политологи умеют работать. Просто все они - а это не всегда помнят читатели газет и телезрители - связаны с конкретными заказчиками. Существуют серьезные люди и группировки, которые разными способами могут оказывать влияние на такие фирмы, а значит, и на результаты их исследований. Но большинство социологов в предвыборный период прямо ангажированы участниками процесса.
Не надо также думать, что социологические опросы сводятся к тому, что группа неких личностей, сидя в гостинице, выдумывает цифры, которые устроят их заказчика. Так грубо уже давно не работают. Есть более тонкие методы: скажем, сами вопросы формулируются таким образом, что ответы можно трактовать по-разному. Или, например, используются различные методы опроса - уличный, поквартирный и телефонный, а затем, вместо того чтобы свести результаты воедино, выбираются наиболее подходящие для заказчика.
В результате, если взять нынешнюю ситуацию в Красноярском крае, выводы социологических исследований получаются весьма противоречивыми. Мы здесь сознательно не называем компании, проводящие социологические исследования в Красноярье: их много, и все работают примерно одинаково, хотя и на разных заказчиков. Поэтому оценки сторонников того или иного претендента сильно разнятся. Сравним результаты только майских опросов. Например, число жителей края, готовых проголосовать за Александра Усса, колеблется между 13 и 34 процентами. Согласитесь, разница существенная. Поддержка Петра Пимашкова колеблется от 9 до 23 процентов, Александра Хлопонина - от 2 до 15 процентов, Алексея Лебедя - от 6 до 13 процентов. В каждом случае разрыв настолько велик, что заставляет усомниться в том, что результаты опросов действительно отражают настроения красноярского электората.
Почему это происходит? Потому что в вопрос о том, за кого опрашиваемый собирается голосовать, включают разных претендентов, в том числе тех, кто явно не собирается выдвигаться. Но появление такого рода "фантомных" кандидатов искажает картину в пользу того или иного реального претендента. Например, появление в опросном листе главы МЧС Сергея Шойгу автоматически снижает процент сторонников и Усса, и Пимашкова, но особенно последнего. Если в опросе фигурирует популярный в крае коммунист Петр Романов, также снижается число тех, кто готов проголосовать за красноярского мэра. В то же время наличие в списке виртуальных кандидатов: бывшего главы КрАЗа Анатолия Быкова, не собирающегося участвовать в выборах, как и явно "непроходного" брата погибшего Александра Лебедя Алексея, снижают рейтинг Александра Усса. Таким образом, простая манипуляция фамилиями в опросных листах позволяет поднимать или опускать рейтинги главных претендентов на красноярское губернаторство в достаточно широких рамках.
При этом следует учитывать, что по поводу некоторых кандидатов-"фантомов" возникает очень большой разброс цифр. Если за Анатолия Быкова готовы голосовать достаточно твердые 13-16 процентов, то количество сторонников Сергея Шойгу колеблется от 14 до 32 процентов, а Петра Романова - от 1,5 до 10 процентов. По сути, это означает, что очень большая часть красноярского электората еще не определилась. А голоса, которые избиратели готовы отдать реальным кандидатам, в какой пропорции - пока сказать затруднительно.
В далекой от берегов Енисея Смоленской области, где недавно также избирали губернатора, большая часть соцопросов показывала сокрушительное превосходство прежнего главы области Прохорова. А его противник, генерал ФСБ Маслов, особенно активно кампанию не вел и заказами собственных рейтингов не увлекался, но победил соперника с большим преимуществом. И это далеко не единственный - просто самый "свежий" случай.
Так что шквал рейтингов и прочей социологии, обрушившийся на жителей Красноярского края, следует рассматривать как неотъемлемый атрибут любой избирательной кампании. И относиться к нему спокойно, больше полагаясь на собственную оценку кандидата, чем на рейтинговую цифру против его фамилии.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников