03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕГО ЗАБРАЛИ, АРЕСТОВАЛИ...

Парадоксальная ситуация сложилась с незаконно вырубленной и изъятой правоохранительными органами древесиной. Например, в Амурской области ее негде хранить. По действующему закону "арестованный" лес необходимо продавать, а вырученные деньги направлять в федеральный бюджет. Однако древесина гниет или же ее втихаря распродают лесхозы.

Прокуратура области стала выяснять, почему так происходит. Судя по статистике, преступность в сфере лесопользования растет: за пять месяцев этого года выявлено уже 176 преступлений, тогда как за весь прошлый год их было 198. Как рассказал амурский межрайонный природоохранный прокурор Алексей Абросимов, с начала года у браконьеров изъято уже более 500 тысяч кубометров леса, однако ни один кубометр до сих пор не реализован в пользу государства. Куда же уходит амурский лес?
Еще в 2002 году было принято постановление правительства, определяющее порядок хранения скоропортящихся вещественных доказательств, к которым относится и древесина. Согласно этому документу следователи должны передавать конфискованный лес в Российский федеральный фонд имущества (РФФИ). Тот в свою очередь занимается его реализацией. Полученные средства идут в федеральную казну. Схема довольно проста, однако в Амурской области она фактически не работает. Почти пять лет по разным причинам она "простаивала". Да и теперь, чтобы запустить этот нехитрый механизм, потребуется не меньше двух лет, уверены в областной прокуратуре. Например, сами прокуроры до конца не понимают, как должна быть организована работа с "уголовной" древесиной. Ведь фонд занимается только реализацией леса. Но, чтобы подготовиться к этому, правоохранительным органам необходимо провести ее оценку, вывоз, а также найти место для хранения. Затраты немалые, и кто обязан их нести, непонятно.
В итоге, по информации представительства РФФИ в Амурской области, с начала года к ним поступила только одна заявка на реализацию конфискованного леса - 23 кубометра в Свободненском районе. И это из 500 тысяч кубов арестованных! До того как появился фонд, следователям приходилось реализовывать лес через лесхозы. Но у них его хранить негде, потому до аукциона дело не доходило - от вырубленных сосен оставалась труха. По крайней мере так говорят представители самих лесхозов, так ли это - другой вопрос.
Порой доходило до смешного: вырубленный черными лесорубами и изъятый у них лес оставляли на хранение... самим преступникам. По словам прокурора Тындинского района Николая Митина, в этом году за незаконную порубку леса в их районе возбуждено 6 уголовных дел. Однако ни одного кубометра леса так и не было изъято. Как объяснил прокурор: "Уже нечего было изымать".
Тормозит расследование уголовных дел и проходящая в данный момент передача полномочий по лесному хозяйству из федерации в субъекты. В результате преобразований получилось так, что леса остались в собственности государства, а головная боль по их охране досталась региональным властям. Так, 95 материалов по нарушению лесного законодательства три месяца находились в Росприроднадзоре, а только потом были переданы в новую структуру - департамент лесного хозяйства Амурской области. По словам Алексея Абросимова, летом незаконные вырубки в Приамурье затихают, пик нарушений приходится на осень. Вот тогда и придется почувствовать всю запутанность законодательства.
Распутать этот лесной клубок можно только дополнительными нормативными актами, которые определят права и обязанности всех структур. А пока весь изъятый лес, а это сотни тысяч кубометров деловой древесины, будет гнить либо сбываться незаконно через лесхозы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников