18 октября 2017г.
МОСКВА 
8...10°C
ПРОБКИ
2
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 57.27   € 67.36
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕГО ЗАБРАЛИ, АРЕСТОВАЛИ...

Парадоксальная ситуация сложилась с незаконно вырубленной и изъятой правоохранительными органами древесиной. Например, в Амурской области ее негде хранить. По действующему закону "арестованный" лес необходимо продавать, а вырученные деньги направлять в федеральный бюджет. Однако древесина гниет или же ее втихаря распродают лесхозы.

Прокуратура области стала выяснять, почему так происходит. Судя по статистике, преступность в сфере лесопользования растет: за пять месяцев этого года выявлено уже 176 преступлений, тогда как за весь прошлый год их было 198. Как рассказал амурский межрайонный природоохранный прокурор Алексей Абросимов, с начала года у браконьеров изъято уже более 500 тысяч кубометров леса, однако ни один кубометр до сих пор не реализован в пользу государства. Куда же уходит амурский лес?
Еще в 2002 году было принято постановление правительства, определяющее порядок хранения скоропортящихся вещественных доказательств, к которым относится и древесина. Согласно этому документу следователи должны передавать конфискованный лес в Российский федеральный фонд имущества (РФФИ). Тот в свою очередь занимается его реализацией. Полученные средства идут в федеральную казну. Схема довольно проста, однако в Амурской области она фактически не работает. Почти пять лет по разным причинам она "простаивала". Да и теперь, чтобы запустить этот нехитрый механизм, потребуется не меньше двух лет, уверены в областной прокуратуре. Например, сами прокуроры до конца не понимают, как должна быть организована работа с "уголовной" древесиной. Ведь фонд занимается только реализацией леса. Но, чтобы подготовиться к этому, правоохранительным органам необходимо провести ее оценку, вывоз, а также найти место для хранения. Затраты немалые, и кто обязан их нести, непонятно.
В итоге, по информации представительства РФФИ в Амурской области, с начала года к ним поступила только одна заявка на реализацию конфискованного леса - 23 кубометра в Свободненском районе. И это из 500 тысяч кубов арестованных! До того как появился фонд, следователям приходилось реализовывать лес через лесхозы. Но у них его хранить негде, потому до аукциона дело не доходило - от вырубленных сосен оставалась труха. По крайней мере так говорят представители самих лесхозов, так ли это - другой вопрос.
Порой доходило до смешного: вырубленный черными лесорубами и изъятый у них лес оставляли на хранение... самим преступникам. По словам прокурора Тындинского района Николая Митина, в этом году за незаконную порубку леса в их районе возбуждено 6 уголовных дел. Однако ни одного кубометра леса так и не было изъято. Как объяснил прокурор: "Уже нечего было изымать".
Тормозит расследование уголовных дел и проходящая в данный момент передача полномочий по лесному хозяйству из федерации в субъекты. В результате преобразований получилось так, что леса остались в собственности государства, а головная боль по их охране досталась региональным властям. Так, 95 материалов по нарушению лесного законодательства три месяца находились в Росприроднадзоре, а только потом были переданы в новую структуру - департамент лесного хозяйства Амурской области. По словам Алексея Абросимова, летом незаконные вырубки в Приамурье затихают, пик нарушений приходится на осень. Вот тогда и придется почувствовать всю запутанность законодательства.
Распутать этот лесной клубок можно только дополнительными нормативными актами, которые определят права и обязанности всех структур. А пока весь изъятый лес, а это сотни тысяч кубометров деловой древесины, будет гнить либо сбываться незаконно через лесхозы.


Loading...

Почему лидер Каталонии отложил провозглашение независимости от Испании?
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.